Красная строка № 2 (268) от 24 января 2014 года

Про избирательную принципиальность

Б. Москалына, который ведет дела собственника, пытающегося воссоздать в Орле на Гостиной, 1 дом купца Селиверстова по эскизному проекту Тибо-Бриньоля, обнаруженному в област­ном государственном архиве (в «Красной строке» было несколько публикаций на эту тему), принес и попросил обнародовать открытое письмо упомянутого собственника — генерального директора ООО «РегионИнвест» Е. Говоркова — председателю Орловского областного Совета Л. Музалевскому.

Письмо публикуем, поскольку всегда приветствуем людей, способных пойти «на вы» и предлагающих конструктивные способы решения проблем. Однако тезисы, изложенные в письме, на наш взгляд, нуждаются в расшифровке, что мы и попросили сделать Б. Москалыну.

— Борис Михайлович, почему такое внимание М. Вдовину и его общественному совету?

— С самого начала, с первых атак на нас — «разрушителей историко-культурного наследия» по конкретному адресу, а именно — на Гостиной, 1 в Орле — оппоненты прикрывались общественным мнением, которое, как оказалось, формировалось общественным советом при заместителе председателя областного Совета М. Вдовине. А на заседаниях в областном суде по иску, поданному нами к облсовету, незаконно включившему здание по Гостиной, 1 в перечень охраняемых объектов, мнение «общественности» транслировал уже сам М. Вдовин. Причем, Михаил Васильевич специалистом в вопросах архитектуры и историко-культурного наследия не является. Тогда мы стали интересоваться общественным советом при нем. Каково же было наше удивление, когда и там профессионалов мы не обнаружили. Более того… Простите за некоторые подробности, но ведь от атак именно этих людей мы и отбивались, пытаясь спокойно аргументировать свою позицию, полагая, что нападки на нас вызваны честным недопониманием. Но там — другое…

Мы так и не поняли, что это за совет и кто его учредил. Стали выяснять — оказалось, что там нет ни одного специалиста, имеющего отношение к истории или архитектуре. Есть музыканты, художники, дизайнеры, но архитекторов и историков нет. Показательный и самый яркий пример — заместитель председателя общественного совета М. Вдовина — И. Кушелев. В его позиции о добросовестном заблуждении не может быть и речи. Кушелев поразительным образом противоречит самому себе. В первом выступлении на ТРК «Истоки» он заявил, что дом на Гостиной, 1 — это 19-й век, корнями уходящий в 18-й, что это дом Селиверстова архитектора Тибо-Бриньоля. Затем — что это уже не Тибо-Бриньоль… Человек менял свою позицию несколько раз, везде выступал и писал жалобы в разные инстанции, то есть проявлял гиперактивность. Меня это сбило с толку. Я И. Кушелеву неоднократно предлагал — если у него есть какая-то информация, неизвестная мне, имеются какие-то конструктивные предложения по Гостиной, 1, поделитесь, давайте сравним ваши данные, ваше видение с документами, находящимися в нашем распоряжении, с нашими планами. Диалога не последовало. На тот момент И. Кушелев был общественным инспектором ВООПиК, откуда его вскоре убрали, исключив заодно из общественного совета при областном управлении культуры. Пристанище он тут же нашел в общественном совете при депутате Вдовине. Тогда мы заинтересовались этой личностью, то есть И. Кушелевым. Посмотрели его личную страничку в интернете. Возможно, она уже удалена, однако увиденное нас так удивило, что мы не поленились сделать сканы. На этой страничке И. Кушелев — дет­ский преподаватель музыки — выступает под оккультным именем Ормузд Шамаш и делает суждения, которые, скажем так, шокируют людей традиционной ориентации.

— А какое отношение это имеет к истории на Гостиной, 1?

— Это имеет отношение к общественному совету при М. Вдовине. Мы же хотим понять, что за люди и по какому принципу отбирались в его руководящее звено. Если зам. председателя этого общественного совета — не специалист в вопросах архитектуры, значит, у него есть какие-то другие привлекательные качест­ва — если не профессиональные, то, может быть, нравственные. Но и тут мы поразились. Тот же Ормузд Шамаш, он же Илья Кушелев, на своей личной страничке пишет: «Будь проклята эта власть! Будь проклято лживое государство медвепутов! Будь прокляты их потомки до скончания века». И он же чуть позже сочиняет письмо В. Путину, где просит президента вступиться за Гостиную, 1. И в этом же письме говорит неправду, сообщив, что «РегионИнвест» уже десять лет как владеет объектом на Гостиной. В то время как дом оказался в нашей собственности только в 2009 году, а какие-то шаги по воссозданию дома Селиверстова можно было сделать только в 2011-м, после чего на нас и спустили всех собак. Так вот это письмо президенту В. Путину И. Кушелев начинает так: «Уважаемый Владимир Владимирович…». Так «проклятые медвепуты» или «уважаемый Владимир Владимирович»? Понимаете, в истории с Гостиной, 1 нас не оставляет ощущение не прекращающейся лжи, имеющей целью любыми средствами помешать «РегионИнвесту» что-либо здесь делать, загнать в тупик и отказаться не столько от здания — оно третьих лиц, я убежден, мало интересует, — сколько от земельного участка под ним.

Позиция общественного совета заставляет задуматься о его адекватности проблеме. На Гостиной, 1 совет, возглавляемый М. Вдовиным, предлагает сделать консервацию объекта — стянуть всё, что там есть, стальными прутами и так оставить. Ну а дальше что? А дальше ничего, поскольку дальше ничего быть не может. Вот отчет лицензированной организации — реставрация дома невозможна, 90 процентов несущих конструкций изношены. Изучали даже фундамент. Часть бута, часть известняка и вставка из красного кирпича советского производства. Как в фундамент «здания 19 века» попал совет­ский кирпич? Дом при отступлении немцев из Орла был уничтожен, взорван.

— На что вы рассчитываете, публикуя открытое письмо председателю облсовета Л. Музалевскому?

— На то, что господин Музалевский поинтересуется проблемой. Может, он не в курсе того, что делает его заместитель? У меня сложилось впечатление, что Вдовин — ангажированная личность. Сначала он предлагает мне в суде мировую, говоря что он с его (так он выразился) общественным советом поможет реализовать проект, который мы разработали. А когда мы не купились на слова и решили реализовать этот проект без помощи М. Вдовина и когда суд нас в этом намерении поддер­жал, зам. председателя облсовета заявил, что будет подавать апелляцию. И тут же он говорит о юбилее г. Орла, к которому город нужно сделать красивым. Каким образом? Оставив в центре руины, стянутые железом? Где логика? Она просматривается только в одном — любым путем не дать «РегионИнвесту» работать. А большинство депутатов вообще не в курсе того, что происходит. Поэтому — и открытое письмо.

— Так ведь дело уже дошло до суда. Зачем еще посредники?

— Мы тоже думали, что судебное решение сдвинет все с мерт­вой точки. Оказалось, нет, хотя суд вынес решение в нашу пользу. Апелляция, которой грозил М. Вдовин, была подана за несколько дней до вступления решения суда в законную силу — они тянули до последнего момента. Но эта апелляция тоже ничего не даст, поскольку наше дело — на сто процентов выигрышное. Идет банальное затягивание времени. Я уже говорил, что на Гостиной, 1 идет борьба за собственность. Я спросил у М. Вдовина на суде, чем вызвано его столь пристальное внимание именно к нашему объекту. Почему на охраняемом здании — бывшем штабе гусарского полка — можно третий этаж надстроить, рекреационную зону занять, в заповедной зоне многоэтажную свечку поставить? Можно всё и везде, только не на Гостиной, 1? Это при том, что мы ни одного закона не нарушили. Но нам прикоснуться к зданию не дают. Мы даже мусор из руин убрать не можем.

Возня продолжается. Звонят из Москвы — федеральный инспектор Смирнова — та самая, которая согласовала возведение жилой свечки в заповедной зоне Железнодорожного района, собирается приехать в Орел, чтобы разобраться с уничтожением «нами» каких-то изразцовых печей 18 века на Гостиной, 1. Какие изразцовые печи? Идет откровенный вброс дезинформации, от которой нам приходится отбиваться, тратя время и средства. И — главное — дело стоит на месте.

— Затягивать время до бесконечности нельзя.

— Конечно. Но за этот промежуток можно организовать «нужную» экспертизу, никого не будет интересовать ее достоверность, выпустить нужное постановление облсовета и поставить здание по Гостиной, 1, точнее, его руины, на охрану как вновь выявленный объект. И развалины будут стоять в центре города, так активно готовящегося к празднованию своего 450-летия. Ну нет волшебника, который бы сумел отреставрировать — в любом стиле или совсем без него — то, что сейчас находится на Гостиной, 1, это невозможно технически… В дополнение: там подтопляемая зона, в подвалах — по пояс воды. После морозов — лед. Как поведет себя здание весной, неизвестно. Я не знаю, как оно вообще еще стоит, как не рухнуло.

Но ведь М. Вдовин и его общественный совет подобными вопросами не интересуются.

— Мне не дает покоя судьба дома Лизы Калитиной.

— Иронию понял. Я задавал Вдовину вопросы на эту тему. Почему один объект закрывают и рушат — тот самый дом Лизы Калитиной, а в случае с Гостиной, 1 против нас организуют целую пропагандистскую кампанию? Это ведь уже не скрывается, совершенно точно, что за предмет охраны в Доме Лизы Калитиной принят фундамент, которого попросту нет. Сруб фактически стоит на земле. Но надо же что-то охранять! Мы наблюдаем банальную имитацию заботы о культуре. Про здание штаба гусарского полка уже говорили. Там — молчок. Да подобных примеров масса. Но ни Вдовина не слышно, ни общественного совета при нем. Где вы, защитники культуры? Чем вызвана ваша избирательная «принципиальность»? Чьи интересы, заседая в здании облсовета, вы на самом деле защищаете?

Вот поэтому — и открытое письмо Л. Музалевскому. Он же — председатель облсовета. В том же здании находится.

Вопросы задавал
Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц

Sorry. No data so far.