Красная строка № 4 (226) от 8 февраля 2013 года

«Провал» имени губернатора?

В распоряжении «Красной строки» оказался любопытный документ. Это письмо группы жителей города Орла на имя главного санитарного врача России, руководителя Роспотребнадзора Г. Онищенко. Речь идет о скандальном строительстве так называемого параклинического корпуса на ул. 7 Ноября на территории областной детской больницы. Мы уже не раз касались этой темы на страницах нашей газеты. Но до сих пор строительство многоэтажного корпуса именно в этом месте города Орла подвергалось критике лишь с историко-культурной точки зрения. Варварское уничтожение старинного сквера без соответствующей экспертизы, нарушение ландшафта исторической зоны «Дворянского гнезда» — все это вызвало справедливое негодование орловской краеведческой общественности. Но, как пишут авторы письма, «историко-культурная составляющая протестов «затмила» собой все остальные аспекты проблемы. А они весьма серьёзны».

Признаться, для нас эти дополнительные аспекты тоже оказались неожиданными. Но даже первая беглая попытка навести справки в связи с открывшимися обстоятельствами оказалась более чем успешной. Наши собеседники из числа бывших руководителей области подтвердили: да, есть проблема, и проблема давняя, затушеванная временем и сознательным замалчиванием.

Итак, обратимся к тексту письма: «Инициатор строительства — областное руководство — мотивирует его необходимостью расширения уже существующей — тут же, на берегу — детской больницы. При этом чиновники от областного здравоохранения замалчивают тот факт, что строительство «старой» больницы в 70-х годах было признано градостроительной ошибкой, которую никто из прежних орловских правителей, включая губернатора Е. Строева, не захотел или не смог исправить.

Семиэтажный больничный корпус вскоре после его сдачи в эксплуатацию дал сквозную продольную трещину, и его в срочном порядке пришлось укреплять металлическими стяжками на трёх (!) уровнях — 7-го, 6-го и 5-го этажей. На прилагаемых фотоснимках хорошо видна часть этих стяжек с трех сторон здания, хотя они и были тщательно закамуфлированы в стене. Продольный характер трещин свидетельствует о том, что главной причиной их возникновения является естественное оползание берега реки, на котором построена и стоит больница. Любому, кто гуляет по «Дворянскому гнезду», хорошо видно, что все растущие вдоль берега деревья почему-то не укрепляют, а скорее наоборот, накреняясь к реке, всей своей тяжестью «подталкивают» его к обрушению в воду. Многие деревья, не выдержав собственного веса, самовыкорчёвываются и остаются на берегу, загромождая его, т. к. никто их оттуда не вывозит.

Вся левобережная часть р. Орлик, на которой расположено существующее детское медучреждение и куда сегодня вклинивается новый, еще более высокий и массивный корпус, стоит на известняковых карстовых породах. Этот факт, хорошо известный краеведам и старожилам города, был безответственно проигнорирован при принятии решения о строительстве «старой больницы», а при нынешнем руководителе области о нем вообще никто не упоминает… Все попытки донести этот факт до широкой общественности блокируются административными СМИ. Тем не менее, медленное, но верное разрушение берега всё очевиднее, и само по себе умалчивание проблемы не в состоянии остановить природные процессы. Беда грянет внезапно, никого не оповещая, а масштабы её даже страшно себе представить».

О том, что в Орле сложные грунты, несколько лет назад мне довелось услышать от профессоров Орловского технического университета. При этом уважаемые доктора наук указывали наглядные городские примеры пренебрежения этой проблемой. Среди них упоминались треснувшие дома на Бульваре Победы, шла речь и о береге Орлика в районе «Дворянки». Но тогда, в начале двухтысячных годов, главное внимание моих собеседников было приковано к разворачивавшемуся масштабному многоэтажному строительству на Наугорском шоссе, где в совет­ские времена ничего не строили, хотя существующие пустыри, казалось, так и просились под застройку. Пробы грунтов, взятые специалистами ОрелГТУ, показали, что без специальных современных и очень дорогостоящих технологий укрепления грунтов возводить высотки в этом районе опасно. Государственный архитектурно-строительный надзор тогда заверил общественность, что все необходимые работы будут выполнены и что ГАСК за этим проследит. Микрорайон Наугорский был построен и пока стоит без трещин.

Но проблема осталась: строить на орловских грунтах сооружения большой этажности рискованно. Видимо, не случайно Орел в течение долгих лет развивался именно как малоэтажный город.

Строительство детской областной больницы в 70-х на берегу Орлика было одним из первых помпезных проектов. Тогда, может быть, и не заметили, а теперь, спустя десятилетия разрушительные процессы стали очевидны наблюдательному взгляду: «Прилагаемые снимки из част­ного фотоальбома запечатлели, как выглядел этот обрыв в 60-е годы, — читаем далее в письме. — Сравните их с теми, что сделаны совсем недавно. Начиная с осени и до середины лета, т. е. в нестабильные влажные сезоны, обрыв берега насыщается водой, сыреет и, промерзая насквозь зимой, а весной оттаивая, неизбежно осыпается целыми пластами. В результате сползающие к реке тонны известняка сносят на своем пути всё, даже старые и мощные деревья.

Известно, что грунты с карстовыми явлениями ненадежны для любого вида инженерных сооружений. Для высотного же строительства они попросту опасны, так как грозят провалами и воронками».

Район «Дворянского гнезда» (бывшая ул. Введенская, ныне 7 Ноября), как известно, исторически был застроен дворянскими и купеческими особняками в один-два этажа. От берега Орлика их отделяли огромные по протяженности сады. Случайна ли такая планировка? Краеведам, конечно, памятна история строительства нового корпуса коммерческого института, ради которого власть еще в 90-е годы пожертвовала несколькими историческими особняками, построенными по проекту знаменитого орловского архитектора Тибо-Бриньоля. Но в данном случае вспоминается не столько архитектурная самобытность утрат, сколько последующие особенности строительства огромного институт­ского корпуса.

Местные жители хорошо помят, как забиваемые сваи то никак «не хотели» углубляться, то вдруг проваливались в пустоты здешнего грунта. А ведь все это происходило как раз напротив строящегося ныне параклинического корпуса детской областной больницы!

Есть и более свежие, но не менее зловещие примеры. Читаем далее в письме: «Рядом с больничным корпусом, на том же берегу уже несколько лет стоит заброшенный 5-этажный дом с так называемыми элитными квартирами, который так и остался незаселенным ввиду начавшегося крена в сторону реки…». Авторы письма делают вывод: «Было бы безответственно полагать, что между участками с непредсказуемо-опасным грунтом счаст­ливо расположен стабильный и безопасный… Поэтому возведение крупного здравоохранительного учреждения в явно опасной зоне не может не вызывать у нас тревоги за жизнь и здоровье ничего не подозревающих детей, их родителей и работающего в аварийном здании персонала. Все требования общественности прекратить строительство медицинского учреждения в ЭТОМ МЕСТЕ уже полгода игнорируются властями города и области, строительство продолжается, а письма, направленные выше, «спускаются» из Москвы всё в те же местные инстанции. Неужели, чтобы разорвать этот порочный круг, должна произойти какая-то страшная катастрофа?!».

Конечно, последнее слово остается за специалистами. Авторы письма надеются, что это будут действительно независимые и объективные эксперты, присланные из Москвы. Сбудутся ли ожидания?

Но давно известно, что если стрелять в прошлое из пистолета, оно обязательно ответит выстрелом из пушки. Орловская новейшая история не перестает удивлять последовательным пренебрежением к этой старой истине.

Подготовил А. Грядунов.

самые читаемые за месяц