Разноцветный город, а не жухлое полотно

Чтобы каждый из нас чувствовал себя не функцией, а именно человеком, в современном городе должна быть сформирована благоприятная окружающая среда. Об этом всё громче говорят специалисты — архитекторы, дизайнеры, строители. А для этого город важно не только правильно построить, но еще и грамотно покрасить. Об этом мы сегодня беседуем с постоянным автором «Красной строки» известным архитектором-реставратором М. Б. Скоробогатовым.

— Михаил Борисович, мы рады вас вновь приветствовать на страницах нашей газеты. Высокопоставленные чиновники неоднократно заявляли: к своему 450–летию Орел так преобразится, что мы не узнаем свой город. Какие мероприятия по его благоустройству, по вашему мнению, могут найти отклик и поддержку орловчан?

— Авторитет и престиж Орла и области можно восстанавливать и утверждать по следующим направлениям. Во-первых, исходя из того исторического факта, что наш город возник как самый южный речной порт по стратегической водной магистрали. Необходимо благоустроить места основания Орла на стрелке слияния Орлика и Оки и обозначить Струговую пристань, то есть воссоздать два памятных знака, утраченных в ХХ в.

Во-вторых, основываясь на литературном наследии ХIХ века, привести в надлежащий порядок литературные музеи и все памятные и мемориальные места и здания, связанные с писателями-орловцами.

В-третьих, Орел — город Первого салюта и Воинской славы, и его история неотделима от наступательной операции Красной Армии в 1943 году. Долг памяти требует от нас, прежде всего, благоустройства захоронений и мемориалов. Возможны, например, сооружение «Стены памяти» с именами павших на орловской земле 44 Героев Советского Союза и 112529 солдат и офицеров, демонтаж католического кладбищенского памятника ХIХ века на месте захоронения Героя Советского Союза генерал-майора Л. Н. Гуртьева на Троицком кладбище в г. Орле и установка достойного памятника и так далее.

Еще с 80-х годов ХХ в. и по сей день и в СМИ, и в личных беседах с чиновниками города и области мне приходилось поднимать вопрос о практическом осуществлении имеющихся эскизных проектов по названным темам. Причем все проекты по историко-культурному наследию социально значимы и относительно недороги.

Надо признать, что слушали меня с заинтересованным вниманием, но когда речь заходила о реальном воплощении проектов, в лучшем случае в ответ находилась масса отговорок, в худшем — глухое молчание. Сегодня же вообще было бы верхом наивности ожидать каких-либо подвижек в благоустройстве города от временщиков, которые воспринимают Орловщину как место временного проживания и поле для собственного обогащения. Такой пропасти взаимного отчуждения и непонимания между властью и народом наш край не знал многие десятилетия. У властных чиновников практически уже нет времени, чтобы оставить на Орловщине хоть какой-либо добрый след и память о себе. Для них оно стремительно сжимается.

Как показывает практика, преобразить городскую среду, привнести в нее новое, свежее дыхание за относительно короткий срок можно только покрасочными работами, причем не отдельных зданий, а поквартально. Колористика — мощное средство эстетического и функционального совершенствования городской среды. Орел, как всякое историческое поселение, представляет собою конгломерат разновременных, разностилевых и разнохарактерных зданий. Грамотная покраска древних городов способна преобразить город до такой степени, что его действительно будет трудно узнать. Это дает возможность минимальными средствами добиться максимальной выразительности.

— Как в таком случае можно оценить нынешнюю «цветовую гамму» Орла с учетом ремонта и восстановления старых гражданских и культовых зданий города?

— Надо честно признать: Орел превратился в огромное молочно-грязное, желто-жухлое безликое полотно. Никто никогда не исследовал и не делал попыток понять красочную гамму стилевой региональной архитектуры города. Следствием этого стало то, что в нашем областном центре среди ценных гражданских и культовых зданий ХVIII — начала ХХ века, памятников истории и культуры, находящихся под охраной государства, нет ни одного правильно и грамотно покрашенного. Правильно — это когда покраска соответствует первоначальному колеру или отражает оптимальный облик исторического существования здания. Грамотная покраска не разрушает, а подчеркивает тектонику сооружения.

С 80-х годов проблема колористки г. Орла тоже неоднократно поднималась в СМИ. Чиновникам и ведущим архитекторам задавался один и тот же вопрос: «Можете ли вы назвать хотя бы одно старое здание города, к существующей покраске которого нет никаких вопросов?». Ответом было опять-таки молчание. Такие простейшие виды исследовательских работ, как зондажи на определение первоначальной окраски здания, попросту никогда никем не выполнялись. Паспорта покраски, которые в обязательном порядке должны быть выполнены до начала ремонтно-восстановительных работ на памятниках истории и культуры, или отсутствуют, или несут элементы «свободного художественного творчества». Индустриализация отделочных работ по старым зданиям в городе нулевая, технология работ отсутствует, что сказывается на производительности труда, качестве работ и в конечном итоге приводит к высокой их стоимости. Если не осуществляется профессиональный контроль над покраской зданий, то эту роль берут на себя владельцы, арендаторы и маляры. Грубо нарушая технологию окрасочных работ, они совершенно не задумываются о том, что через год-другой краска потеряет свой цвет и будет свисать лохмотьями.

Общие ремонтно-восстановительные работы по всему объему здания перед его покраской практически никогда не ведутся. Бессмысленно обновлять штукатурку и окрашивать фасады старых зданий, если покрытие представляет собой ржавое железо вперемешку с кусками шифера, руины печных труб с неорганизованным сбросом осадков по водостокам, с невосстановленным архитектурно-художественным декором. За высокими, практически дикорастущими, с глухой кроной, деревьями скрываются обшарпанные фасады зданий с балконами, представляющими собой навесные сарайчики, набитые бытовым хламом. Не чрезвычайным случаем, а бытовой практикой стало падение ветхого штукатурного намета и наледи с карнизов зданий в осенне-весенний период. Противоаварийные работы не ведутся.

Беспомощность и равнодушие чиновников к городу, в котором они живут и работают, поражает. После зимы весь он, как рваным одеялом, покрывается бытовым мусором. К майским праздникам чиновники с граблями выходят на субботники позировать перед телекамерами.

А за покраской зданий следить, видимо, некому. Итогом бесконтрольного «свободного художества» явилось то, что общая их гамма стремится к хаосу. Непрофессиональная покраска зданий и разномастная избыточная торговая реклама привели исторический облик Орла в безобразное состояние, и это лишило орловчан возможности наслаждаться гармонией цвета.

В нашем городе до сих пор достаточно много сооружений ХIХ — начала ХХ века, представляющих определенную эстетическую ценность, до конца не исчерпавших свой физический временной ресурс. С их полным обветшанием Орел обезличится и будет представлять собой нагромождение современных доходных домов и супермаркетов среди моря безликих лачуг и бетонной типовой застройки ХХ века.

— Как раньше зодчие создавали эмоциональную цветовую гармонию городской застройки? Чем руководствовались при покраске зданий?

— Обратите внимание, что на сохранившихся фотоизображениях Орла ХIХ — начала ХХ века мы нигде не видим латаных крыш, покосившихся заборов или обшарпанных фасадов. Наши представления о поселениях и городах России до ХХ века подчас идеологизированны и основываются на представлении об общем падении культуры быта в связи с социальными катастрофами и разрушительными войнами.

Во второй половине ХVII века с началом каменного строительства в орловский регион пришло яркое фасадное разноцветье культовых, а в дальнейшем — и гражданских зданий. В России в ХVIII в. неоднократно принимались высочайшие указы, регламентирующие строительное дело. До конца ХVIII века проекты покраски фасадов всех без исключения зданий и сооружений, строившихся в городах России, должны были присылаться в Петербург на утверждение императором. А поскольку их число все возрастало, то уже в первом десятилетии ХIХ века под руководством известных архитекторов А. Д. Захарова, А. А. Михайлова, В. И. Гесте и Л. И. Руска разрабатываются образцовые проекты 286 фасадов зданий, по существу охватывающие всё типологическое многообразие необходимых сооружений в городе и деревне. Не были обойдены вниманием хозяйственные и промысловые постройки, ограды и ворота. Инструкция архитектора В. П. Стасова «О правилах при производстве в городах и частных строений» от 25 ноября 1811 года приобретает силу закона на всей территории России.

Россия — северная страна, и поэтому недостаточность света, тепла, полихромной яркости в природе люди компенсировали покраской своих жилищ. Покраска городов в теплые цвета была психологически оправданна. В ЦГИА (г. Москва) обнаружен любопытный документ «Из Комиссии для строений и Московской Управы Благочиния» от сентября 1816 года: «Его Величество Государь Император, при обозрении сей столицы, заметив, что некоторые дома выкрашены весьма грубою краской, Высочайше повелеть Соизволил, впредь дома и заборы красить не иначе, как светлыми красками, коими колерами назначены следующие: светло-желтой или бледно-зеленой, светло-серой, дикой, бланжевой (по В. Далю — телесного цвета), палевой, а каменные могут быть и выбеленные, дабы краски были составлены сколь можно тонее…».

Красочная гамма двухцветных фасадов стала выразителем классического стиля в архитектуре ХIХ века. Классицизм отразился в полихромных тональностях «очеловеченной архитектуры», т. е. в теплых телесных тонах человеческого тела. Это широкий диапазон цветов с богатой палитрой промежуточных оттенков — желтых, оранжевых, красных, голубых, синих, серых, зеленых. Все эти цвета позволяли зодчим добиваться стилистического единства застройки. Покраска классицизма наиболее полно отвечает потребностям человека при недостатке природных красок. Русская архитектура всегда отличалась особой красочностью, разнообразностью цветовых сочетаний и жизнеутверждающей полихромией. В XIХ веке больше работали нюансами не по насыщенности одного цвета, а разных, но близких по восприятию цветов: это не привносило дробность, давало бодрящую свежесть.

Цвета были воздушные, бархатистые, открытые, дающие разные оттенки в зависимости от солнечной или пасмурной погоды. Крыши домов расцвечивались в зеленые, красные, серебристые, голубые, коричневые тона. Они играли значительную роль в восприятии цветовой палитры города. Металлические ограды, оконные решетки, кованые зонтики над входами были черные, реже окрашивались плотным красно-коричневым цветом. Вертикали церквей и фигурные крыши с высоким подъемом создавали опорные точки цветового бассейна города. Главы церквей красились в синие цвета, покрывались светлым луженым железом или золотились.

При постройке новых зданий архитекторы учитывали, что в зрительный обзор попадает всё примыкающее к ним и окружающее их, вся среда, которая будет сосуществовать с новым строением. В вопросах сочетания старого и нового градостроители всегда уважительно относились к уже построенному, придавая исторической среде местный колорит и своеобразие. Архитекторы умело использовали в уличной застройке свойство цветового контраста. Учитывали ориентацию по отношению к солнечному свету, скученность застройки, удаленность или, наоборот, приближенность к наиболее вероятным местам рассмотрения архитектуры здания. Десятилетиями создавалась эмоционально положительная цветовая гармония улиц и ансамблей из разновременных и разностилевых построек. Строители избегали функционально неоправданного разделения цветом стен, разрушающего визуальное единство объема. Не использовали большое количество цветов на одной плоскости фасада, создающее впечатление беспокойства, им также была несвойственна одноцветность фасадов, ведущая к монотонности и скучной однообразности. Архитекторам прошлых эпох были чужды яркая цветовая крикливость, избыточная декоративность и дробность. Зодчие никогда не использовали противоположные цвета спектрального круга, дающие тяжелые, агрессивные сочетания.

— Что необходимо сделать по покраске орловских зданий, чтобы к 2016 году горожане могли ощутить реальное изменение к лучшему?

— Город — это наш большой дом. Уют и комфорт проживания в нем полностью зависит от всех нас. Эстетический потенциал Орла очень высокий: слияние рек, завышенные и низменные берега — сама природа дает бесценные возможности использовать цвет для достижения ансамблевой целостности городского ландшафта.

Основа существования природного ландшафта — саморегуляция, а в современных городах, где развивается кипучая деятельность человека, природного ландшафта быть не может. Цвет — действенное средство построения градостроительных ансамблей, даже аскетичные типовые сооружения в общем контексте могут создавать эмоционально положительную среду. Архитектурно-природной городской цветодинамикой надо не просто управлять, ее надо планировать, необходимы концептуальные идеи по формированию цветовой среды города. Нужно создавать предпосылки для обоснованного управления цветовой средой города, целенаправленного формирования его колористики. Поквартальная окраска, общая цветовая гамма ансамблей, колеровка разверток красных фасадов домов центральных улиц и площадей, отдельно стоящих акцентированных зданий, памятников истории и культуры должны осуществляться на строго задуманной авторской основе и согласовываться на Градостроительном совете.

На наш взгляд, необходимо:

1. На основе анализа климатических условий, природного окружения, исторической и современной застройки, существующего состояния цветовой среды и ее исторической основы сформировать основные направления по реконструкции цветовой колористики города. Отразить это в варианте цветовой концепции на Генеральном плане города Орла.

2. В соответствии с Методическими рекомендациями по реставрации памятников истории и культуры выполнить паспорта покраски по всем культовым и гражданским зданиям, стоящим на охране государства, а также по интересной каменной застройке ХIХ в. и репрезентативным сооружениям ХХ в., имеющим определенную стилевую направленность.

3. На основе Генерального плана реконструкции цветовой колористики города и паспортов значимых градообразующих сооружений разработать цветовое решение покраски памятников истории и культуры и прилегающей типовой застройки.

4. Наметить поэтапное выполнение плана производства работ в соответствии с согласованной и утвержденной рабочей схемой цветового решения благоустройства города. К началу каждого года необходимо выполнить всю надлежащую проектную документацию по покраске на объектах, включенных в план производства работ на текущий год. Документации присваивается свой шифр, архивные номера проектных и исследовательских материалов, методические рекомендации по технологии производства работ, колера покраски с пояснениями по фотофиксации современного состояния объекта. Вся документация хранится в виде подлинников в «исполнительной» проектной организации и в виде копий — в городском управлении архитектуры и мэрии.

Полихромия исторического города является культурной ценностью, общественным достоянием, она должна закрепляться в проектной документации, консервироваться, бережно сохраняться, систематически обновляться и по мере утраты и обветшания подвергаться точному воспроизводству под надзором архитектора или дизайнера. Без разработанных теоретических основ колористики исторического города, без надлежащей проектно-исследовательской документации невозможно остановить хаос и бессистемность в покрасочных работах, а следовательно, и низкое качество работ, бессмысленную потерю средств и строительных материалов. Плановая покрасочная работа исключает многолетнее повторение ошибок, вносит упорядоченность и осмысленность, накапливает и повышает квалификацию работников, она экономически оправданна. Покраска старых ценных домов в их родной первоначальный цвет исключает во многом уязвимую субъективно-художественную позицию архитекторов. Собирая ближайшее окружение из позднейших сооружений, старое ядро уже само по себе диктует им надлежащую расцветку. В умелых руках проектировщиков синтез природных форм и градостроительных преобразований может дать замечательные результаты. Эстетическая и эмоциональная полихромия городской застройки — самое дешевое и благородное средство дать новый импульс естественно увядающим старым зданиям. В красивом, рационально оформленном городе хорошо живется, свободно дышится. Эстетическое наслаждение цветом — часть личной культуры. Гармония или дисгармония архитектурного окружения говорит об общей культуре региона.

Формирование цветовой среды города должно здесь рассматриваться как целостная экологическая система, имеющая естественные и искусственные составляющие: зеркальную гладь рек Оки и Орлика, обрамляющую их зелень берегов, выступающие карстовые породы обрывистых берегов, зоны охраняемых ландшафтов, бульвары и газоны и, естественно, сами городские сооружения. Человек города, отчужденный от природных цветовых гармоний, испытывает потребность в цвете, в благоприятных жизнеутверждающих сочетаниях, благотворно влияющих на самочувствие. Эмоционально-эстетическое воздействие цвета на человека огромно. Город, окрашенный в благоприятные для восприятия цвета, способен активизировать творческую деятельность человека, снимает стресс и душевные депрессии, создает уютную и комфортную обстановку.

Утрата традиций, бессистемность в окрасочных работах привели к полной деградации цветовой культуры города Орла, существующее положение дел удовлетворить никого не может. Вот почему полихромия должна стать частью проектно-градостроительной деятельности. А пренебрежение плановой систематизацией окрасочных работ неизбежно приведет к тому, что в 2016 году это будет не что иное, как привычное размазывание случайной краски по грязным фасадам в предпраздничной спешке «освоения выделенных средств»…

«Красная строка».

Fap ispira — это абсолютно уникальная облицовочная плитка от итальянских дизайнеров. Серия ispira почти полностью выполнена в пастельных тонах, что придает ей особую индивидуальность, а ее владельцу душевное спокойствие и ощущение комфорта.