Красная строка № 10 (316) от 20 марта 2015 года

Развязка в стиле Плюк

Гоголевские сюжеты прямо-таки оживают в Орле. То «мертвые души», а теперь вот, кажется, запахло хлестаковщиной. Правда с некоторыми фантасмагорическими особенностями, в духе, так сказать, времени и прогресса, но, все равно, очень похоже. Судите сами: чиновники города О. заседают, решают вопрос. Уже давно решают, не на одном заседании! И дело идет к концу, к решению, как вдруг появляется некий «уполномоченный» господин, и так это, между прочим заявляет: дескать, мало ли, что вы там нарешали, ничего этого не будет! Далее всё по Гоголю — немая сцена: «Как не будет?». А вот так.

Комментарий председателя Орловского Союза журналис­тов Геннадия Майорова, автора проекта:

— 12 марта с. г. практически завершились подготовительные работы по созданию сквера Артиллеристов в Орле. На заключительном заседании комиссии городской администрации оставалось поощрить победителей конкурса на лучший проект сквера и начать практические работы по благоустройству территории, которая была выделена под сквер решением горсовета № 44/0853‑ГС ещё 30 января 2014 года.

Безусловно, времени на разные бюрократические препоны было потрачено непозволительно много. Еще в декабре 2012 года «уходящий» губернатор А. Козлов одобрил на словах идею Орловского Союза журналистов, но его чиновники попросту заболтали проект.

На первой же пресс-конференции врио губернатора региона В. Потомского в феврале 2014 года я лично передал ему письмо с просьбой ускорить процесс создания мемориального комплекса. Вадим Владимирович тут же переадресовал письмо своему первому заму А. Бударину, заверив, что «вы найдёте с ним общий язык». Неоднократные встречи и письма, однако, ни к какому результату не привели. Было странно видеть, как новая власть пафосно рассуждает о грядущем и важном для страны 70-летнем юбилее Победы, но ничего не делает, чтобы этот самый юбилей встретить достойно. А ведь Союз журналистов не просил ни денег, ни механизмов. Мы лишь обращались к политической воле губернатора. Ему было достаточно пальчиком показать, чтобы всё закрутилось и завертелось. Тем более что на муниципальной земле мы, как общественная организация, не имеем права даже кустик убрать без согласования. Но власть политическую волю не проявила, указания городу не дала.

Городские чиновники, хоть и с опозданием, но всё же сами прониклись нашей идеей. Была приобретена пушка военного образца ЗИС-2 для будущего мемориала, проведён благотворительный концерт со сбором пожертвований на сквер, специальным решением горсовета в начале этого года выделены дополнительные средства на знаковое мероприятие…

И вот 12 марта на заседании комиссии возник главный архитектор области В. Вермишян, который признался, что только вчера узнал о сквере, одобрил идею и сообщил, что на этом месте (пересечении улиц Васильевская и 1-я Посадская) мемориала не будет, так как где-то в недрах обладминистрации родился новый градостроительный план, предполагающий автомобильную развязку именно там, где планировалось установить пушку. Сопровождавший его отставной главный архитектор города Фомин, присутствовавший в течение года на всех заседаниях комиссии и всё время хранивший молчание, вдруг поддакнул: мол, это журналисты заставили городских депутатов принять решение о передаче места под сквер, не посчитавшись с генпланом.

Неуклюжее лоббирование вышестоящих интересов лишь родило недоумение. Надо бы г-ну Фомину пересмотреть телесюжеты годичной давности, чтобы не переворачивать всё с ног на голову: мы лишь предложили несколько мест на выбор, а уже члены комиссии принимали решение. Своё положительное заключение выносили именно городские архитекторы. Но это, как говорится, частности. Удивляет другое. Почему областной архитектор навязывает свою (или ещё чью-то?) волю по поводу выбранного места под так называемую автомобильную развязку? И разве в его компетенции отменять решение законодательного органа власти? Хотелось бы услышать реакцию городских народных избранников, о которых, образно говоря, вытерли ноги.

Но даже если предположить, что поменявшийся генплан не может обойтись без развязки, в цивилизованном обществе власть тут же находит альтернативу. Но В. Вермишян ничего не предложил взамен. И, стало быть, ему «по барабану» память о героях минувшей войны. Хотя он отлично понимает, что время и так упущено, до Дня Победы осталось менее двух месяцев. А если сквер Артиллеристов не появится к 9 мая, то Орёл попросту опозорит своё звание города Воинской славы. Ничем другим выдающимся город не отметится, потому как ничего лучшего не придумано. К слову, в маленьком Туапсе запланировано в памятной дате открыть пять новых монументов. А Орёл, выходит, останется без памяти. Да и в необходимость развязки верится с трудом. Не логично всё это. Сколько на нашей памяти было подобных прожектов…

Г-ну Вермишяну хотелось бы напомнить, что, приезжая на новую территорию, надо повнимательнее изучить ее прошлое и настоящее, чтобы не выглядеть «белой вороной» и не попадать впросак с заявлениями типа «я об этом не слыхал…». Наш именной сквер Артиллеристов — во всех смыслах эксклюзивный проект, а не просто памятник с пушкой. Он задумывался как новая концепция военно-патриотической работы. Впрочем, не буду вдаваться в подробности. Людям, которые озабочены «развязками», это неинтересно. Тем более что бизнес и Память — понятия, как оказывается, несовместимые. А пока мы делаем запрос о создавшейся ситуации губернатору и в администрацию Президента России.

* * *

В тот же день, 12 марта 2015 года, заместитель главы администрации города Е. Данилев­ская на послеобеденном заседании комиссии, принимавшей решении о создании сквера Артиллеристов, обещала направить срочный запрос В. Вермишяну, чтобы, как выразилась Екатерина Владимировна, иметь полную информацию.

Как в кино: «Отчего люди суетятся? Субординация, сват, субординация»!». Но если на чиновников горадминистрации так гипнотически действуют люди, имеющие доступ «к телу» губернатора, то нам ничто не мешает задавать вопросы. И главный из них: кто такой, этот господин Вермишян? Насколько нам известно, указом губернатора должность главного архитектора области хотя и «включена в структуру и штатное расписание», но «не является должностью государственной гражданской службы». Но, простите, это означает, что тот, перед кем городские чиновники готовы приседать и произносить «Ку», не состоит на службе у нашего государства, разве что — на службе у господина Потомского! Так разве это одно и то же? Говорят, подобная коллизия возникла от того, что уважаемый В. Вермишян, хотя и оказался на должности главного архитектора в самом центре России, но пока является гражданином иностранного государства — Армении, в прошлом — союзной республики, но теперь, как ни сокрушайся, — другой страны.

То, что наши чиновники привыкли на глаз определять, кто, перед кем и сколько раз должен приседать — не вина их. Так уж сложилось в нашей губернии с незапамятных времен. Различающие детекторы для такого случая пока еще не придуманы: Орловщина, к счастью, еще не совсем Кин-дза-дза. Хотя если господин Потомский в нашей «галактике» задержится, глядишь, и появятся: наш губернатор, по всему видать, тянется к передовым технологиям. А, судя по тому, как он решительно и смело выдвигает людей на руководящие посты, можно предположить, что в Орле, как на планете Плюк, без дополнительных технических средств или, скажем, цветовой дифференциации штанов скоро трудно будет отличить очередного высокопоставленного назначенца от Хлестакова или Чичикова.

Есть и еще одно соображение, так сказать, «против приседаний» перед лицами, отмеченными «особыми полномочиями». Уж сколько раз твердили миру: все в городе должно делаться в соответствии с утвержденным порядком. Вот хотя бы взять заседание комиссии под председательством Е. Данилевской в тот злополучный четверг 12 марта! Просьба общественной организации «Дети войны», например, об установке к 70-летию Победы бюста Сталина (в сквере на ул. Московской, напротив Дома со шпилем) была отложена до следующего раза. Потому что заявители не предоставили в комиссию все необходимые документы, не выполнили аж три пункта положения, регламентирующего порядок рассмотрения такого рода обращений.

Но появляется, как известный персонаж из пепелаца, господин Вермишян в том же строгом собрании законников — и все предшествующие согласования, даже решение горсовета, ставятся под сомнение. Комиссия приседает и теперь будет ждать ответа от господина Вермишяна: а что же он имел в виду и насколько все это серьезно? А потом еще и горсовет соберется, чтобы отменить свое собственное согласованное на всех этапах решение. Или, думаете, не присядет? Хотелось бы верить! Но — «Ку!». Ведь отдали же безропотные депутаты городские полномочия губернатору и его команде. Как шутят некоторые непримиримые оппозиционеры: двадцать полномочий — официально, а все остальные — по умолчанию! Теперь только приседать остается и цаком звякать. Хотя в случае со сквером Артиллеристов есть, казалось бы, железобетонный юридический аргумент: решение горсовета о выделении под мемориал именно участка на перекрестке улиц 1-й Посадской и Васильевской было принято еще до появления во власти господина Вермишяна и до отказа от полномочий, а закон, как известно, обратной силы не имеет.

Примечательно и вот еще что. На одном из первых заседаний городской комиссии, когда Г. Майоров предложил, как вариант, разместить мемориал на зеленой «стрелке» в створе Тургеневского моста, один из членов комиссии — представитель общественности заметил: дескать, хорошая идея — застолбить это место, чтобы в будущем у власть имущих не возникло соблазна отдать его под какое-нибудь коммерческое строительство. И вот теперь выясняется, что там, оказывается, должна быть некая авторазвязка. Как в воду смотрел член комиссии…

Однако, утверждение Вермишяна тем более удивительно, что в Генеральном плане развития города Орла это место обозначено как рекреационная зона. И на стадии согласования решения о месте будущего сквера Артиллеристов этот факт никто не оспаривал, в том числе и Управление архитектуры г. Орла в лице В. Фомина. На стол перед членами комиссии ложились карты и схемы, так что все могли убедиться — зона рекреации, и никаких развязок.

В связи с этим мне вспоминается давний разговор с В. Фоминым в бытность его главным архитектором города. Тогда общественность была встревожена очередными слухами о намеченном коммерческом многоэтажном строительстве на пустующем пяточке в той же точке города — буквально через дорогу от места, где теперь решено обустроить мемориал. Этот учас­ток, к счастью, и сейчас не застроен, хотя некоторая подозрительная возня вокруг опять началась.

Чего стоит, например, недавняя история, когда жителей соседнего старинного дома некие полномочные господа из властных кабинетов подбили начать судебную тяжбу о лишении дома статуса памятника истории и культуры: без этого, дескать, не видать вам, горемыкам, переселения в благоустроенные квартиры. И ведь сняли статус! А теперь вот и разговоры о некой развязке пошли. Так вот. Несколько лет назад главный архитектор города В. Фомин не смог исчерпывающе ответить на мои вопросы о будущем не застроенного участка на стыке 1-й Посадской и Васильевской. Но зато высказался в том духе, что слишком много зеленых зон в городе — это, дескать, расточительство: «Земля в городе дорогая!» — в сердцах сказал тогда мне В. Фомин.

С тех пор прошло много лет и сменилось три губернатора. И лишился должности сам Фомин. Но коммерческое строительство в Орле, жадное до каждого мало-мальски свободного от жилья участка в Орле, стало наглядным подтверждением давних мыслей бывшего главного архитектора, однажды оказавшегося под следствием по делу о взятке: земля в городе действительно дорогого стоит, на ней можно делать сверхприбыли. Но можно разбивать уютные скверы для всех и возводить мемориалы в память о героях Великой войны. Что дороже — решать нам, горожанам, и избранной нами городской власти. Тем более что закон о разделении полномочий государственной и муниципальной власти никто не отменял. Или мы и впрямь уже не в родном городе находимся, а на планете Плюк?

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц