Красная строка № 37 (218) от 30 ноября 2012 года

Рейдерам президент не указ

Интернет-телерадиоканал «Рассвет ТВ», работающий при Государственной Думе РФ, подготовил большую программу, посвященную судьбе орловского завода «Орлэкс». Мы предлагаем вашему вниманию ее газетный вариант (в сокращении и с некоторой стилистической правкой).

Сегодня журналистское расследование в рамках интернет теле-радиопрограммы «Рассвет ТВ» поведу я, Владимир Михалев. И первое слово в нашем расследовании — Тамаре Бычковской.
— Телеканал «Рассвет ТВ» находится в городе Орле. А привело нас сюда письмо наших телезрителей — работников завода «Орлэкс», крупнейшего предприятия, известного не только в России, но и за ее пределами. Предприятие, судя по тому, что написано в письме, умирает. А начать журналистское расследование мы хотим со встречи с внешним управляющим Червяковым Владиславом Михайловичем.

(Далее следует телефонный разговор с секретарем. Ожидание ответного звонка. Просмотр информационно-рекламного ролика). Текст:
«ЗАО «Орлэкс» — одно из ведущих приборостроительных предприятий России. За сорок пять лет завод прошел путь от первых регуляторов температуры до сложных устройств на микроэлектронной базе. Труд приборостроителей был отмечен государственными наградами, среди которых — «Орден Ленина» — высшая награда СССР. Уже в 80-е годы завод начал поставлять свои приборы на экспорт. Ассортимент продукции компании «Орлэкс» — более 100 типов изделий… Проводимая политика в области качества позволила компании первой в России получить сертификат Регистра Ллойда… Деятельность предприятия получила высокую оценку качества как в России, так и за рубежом. В Мадриде за активную коммерческую деятельность компании «Орлэкс» был вручен «Приз коммерческого престижа». В Лос-Анджелесе компании был вручен международный приз «Золотой Орел» за разработку, внедрение и организацию экологически чистого производства».
В. Михалев, ведущий:
— А как выглядит ситуация сегодня? Как мы поняли, предприятие находится в сложном финансовом состоянии. Счета предприятия блокированы службой судебных приставов, налоговой службой. Предприятие уже четвертый год в процедуре банкротства. Мы решили обратиться к представителю собственников в процедуре банкротства ЗАО «Орлэкс» с вопросом, как предприятие оказалось в такой сложной ситуации.

А. Н. Костин, представитель акционеров ЗАО «Орлэкс»:
— Попытки установить контроль над предприятием предпринимались неоднократно еще в начале 90-х. Были попытки установить контроль и над отдель­ными объектами, и над предприятием целиком. Особенно они усилились, когда умер один из ключевых акционеров предприятия Костин Николай Николаевич. Он умер 1 декабря 2007 года, а уже 27 декабря того же года ряд физических и юридических лиц вошли в состав акционеров и уже в январе попытались установить контроль над крупными пакетами акций. Все эти действия продолжались вплоть до марта 2008 года, но нам удалось не допустить консолидации этими людьми крупного пакета акций… Однако уже в сентябре 2008 года начала складываться тяжелая финансовая ситуация, которая привела к банкротству. Ряд банков, с которыми мы работали не один год и даже не один десяток лет, отказались от финансирования и реструктуризации кредитов. За сентябрь и октябрь из оборота предприятия было изъято порядка 40 млн. рублей. Это сопоставимо с месячным объемом выручки… Заказы у предприятия сократились практически в два раза.

В. Михалев, ведущий:
— А что по этому поводу думает сегодняшний руководитель предприятия, конкурсный управляющий господин Червяков Владислав Михайлович? Наш корреспондент Тамара Бычковская позвонила в приемную Вячеслава Михайловича. Через 15 часов последовал ответный звонок. В ходе разговора господин Червяков предложил встретиться на предприятии, но без оператора и без камеры, сославшись на то, что объект является режимным. Отказался дать интервью и за территорией предприятия на камеру. При этом предложил пройти по заводу и убедиться, что все в полном порядке, побеседовать с рабочими, с профсоюзным лидером. Что мы и сделали, только за территорией завода и с телекамерой.

З. Н. Гладковская, инженер-программист:
— Я работала на ЗАО «Орлэкс» с 1981 года. В апреле этого года меня вышвырнули с завода, как и многих наших работников. Из 3000 работников на заводе осталось около 400. Огромное количество молодежи, обученной, грамотной, людей, у которых семьи, выкинули за борт… Заказов на предприятии было очень много. В 2008 году, когда случился обвал, люди не сами уходили, их сокращали. Но до последнего момента — меня сократили в апреле этого года — у нас была масса заказов. Представители смежников приезжали на завод, за наличные деньги, «за ради бога» просили, чтобы мы дали им приборы. Но тот, кто после обвала возглавил завод, отказывался продавать приборы. В результате уменьшились объемы производства. Из-за того, что денег люди зарабатывали мало, они были вынуждены уходить. А остальных, кто не хотел уходить, кому некуда было уходить, кто отдал столько жизни заводу, сократили. И в течение двух лет сокращали каждый месяц. Но, насколько я знаю, продукция нашего предприятия требуется и сейчас. Но теперь там работает очень мало народу.

Н. Н. Гагарин, работник ЗАО «Орлэкс»:
— По сути дела, предприятия давно не должно было быть. Вот у меня приказ о ликвидации завода с 1 декабря 2010 года. Но мы боролись и продолжаем бороться за сохранение предприятия. Да, численность намного уменьшилась, потому что практически каждый месяц идут сокращения в пределах 50 человек. Хотя внешний управляющий, когда был назначен управлять нашим заводом, нам обещал, что, мол, будет пытаться выпрямить положение, может, даже удастся поставить завод на ноги. Но по истечении времени положительных результатов не достигли, и завод катится под гору. Почему-то решили, что завод как бы и не нужен уже. Мы обращались к власти: к бывшему орловскому мэру, в областную власть. Нам отвечали: «У вас есть собственник, разбирайтесь». Если со стороны мэра у нас была какая-то поддержка, надо отдать ему должное, то со стороны областной власти поддержки практически не имели. Несколько раз мы встречались с Коноваловым — первым заместителем губернатора Козлова. Но, знаете, все это было так скользко, что при встрече вкрадывалась мысль, что все это одни слова.

Т. А. Назарова, председатель профкома ЗАО «Орлэкс»:
— Мы знаем, что есть распоряжение Президента о сохранении нашего предприятия. В августе на нашем заводе состоялось совещание под руководством депутата Государственной Думы Дорохина, и было принято решение, что предприятие должно быть сохранено, что его продукция востребована и на данный момент некоторым видам этой продукции в России нет альтернативы. Коллектив как-то воспрянул. Заказы у нас есть, и работать наши люди умеют. Но буквально через две-три недели после того, как закончилось заседание рабочей группы, два корпуса завода, располагающиеся по периметру, выставили на продажу, и корпуса были проданы… В настоящее время на предприятии работает 465 человек. В былые времена завод насчитывал более 7,5 тысяч. Сокращения продолжаются, выходят приказы о сокращении до 50 человек ежемесячно. Уже более трех лет существует трехдневная рабочая неделя. Объемы падают. Если год назад мы выпускали продукции на 15 млн., то сейчас — на 8–9 млн. Боль наша, всех рабочих, что предприятие, построенное нашими руками, сейчас распродается. Весь периметр уже продан, продана площадка, на которой находился фонтан. Дело ведется к разрушению и уничтожению предприятия. Люди остаются без средств к существованию, без работы… Все средства массовой информации пишут о том, что на месте нашего предприятия в скором будущем будет очередной торговый центр «Атолл». Происходит то же самое, что когда-то было и с часовым заводом.
(Следует сюжет, в котором показывается «Атолл» на месте бывшего завода «Янтарь»). Текст:
«Когда-то на этом месте стоял один из самых крупных часовых заводов России, а часы с надписью «Янтарь» до сих пор имеют особую ценность. В 2000-х Орловский часовой завод прекратил свое существование. (Возвращение к теме «Орлэкса»). В публикациях «Орловской искры» и «Красной строки» говорится о том, что это выгодно тому, кто хочет выкупить выставленное на торги имущество, блокировав тем самым процесс спасения завода, получить огромную коммерческую выгоду от непрофильного использования имущества «Орлэкса». А стоят за этим основные кредиторы: фирмы «Лекс», «Бастион», «Канат», которые принадлежат господам Потемкину и Мельникову — владельцам торгового центра «Атолл». К сожалению, Арбитражный суд в третий раз отказал в наложении ограничительных мер на продажу имущества.

С. А. Ступин, мэр г. Орла:
— Действительно, проблема в том, что наши в прошлом очень известные заводы перестали работать. Это потеря рабочих мест, налоговой базы. Мы потеряли уже и часовой завод, и УВМ. В очень тяжелом положении сейчас находится завод «Орлэкс», в прошлом «Промприбор». Он был флагманом приборостроения. На то, что с ним сейчас происходит, больно смотреть. Продается проходная, продается часть территории завода. Мы безусловно заинтересованы в сохранении завода, в сохранении рабочих мест. Этой теме было посвящено заседание рабочей группы, которую возглавляет заместитель председателя комитета по промышленности Госдумы Павел Сергеевич Дорохин. В рабочую группу также входит депутат Государственной Думы Василий Николаевич Иконников. Представители смежных организаций готовы рассмотреть возможность дальнейшего сотрудничества с заводом. И было принято решение, что технологическая цепочка будет сохранена, будут сохранены рабочие места. Помимо деталей для изготовления холодильного оборудования — того, чем славился и славится «Промприбор», — большой объем заказов был и со стороны «оборонки». Завод работал для противовоздушной обороны, надводных и подводных кораблей. Потерять все это — потерять историю. Здесь, на мой взгляд, необходимо вмешаться уже представителям правительства Россий­ской Федерации. Меня смущают спешка и скоропалительность, с которыми предприятие банкротят. Вдруг появилось какое-то ООО «Завод Промприбор». Понятно, что за вывеской спрятана организация, которая просто распродает завод. Мы приложим все усилия для того, чтобы его сохранить.

В. Н. Иконников, депутат Государственной Думы:
— На первый взгляд, есть политическая воля депутатов Государственной Думы, есть политическая воля правительства Российской Федерации в лице вице-премьера Д. Рогозина. Договорились с кредиторами. Лица, которые непосредственно задействованы в выводе «Орлэкса» из кризиса, договорились, нашли вариант выхода. И вариант этот в прин­ципе устраивает всех. Мы были у губернатора Орловской области, встречались с первым заместителем губернатора. Все в один голос говорят, что это хорошее дело, прекрасные предложения. Губернатор заявил, что он поддерживает все решения рабочей группы по реанимации «Орлэкса». Но, к сожалению, последующие действия говорят об обратном. С одной стороны, областная власть заявляет, что она поддерживает решения, а на деле после заседания рабочей группы мы не видели дей­ствий, которые бы привели к тому, чтобы проект по выводу «Орлэкса» из кризиса был реализован. И это вызывает большой вопрос. Я думаю, что если дальше разбираться, мы много интересного увидим… Факт один: уникальное предприятие, работающее на обороноспособность нашей страны, попросту останавливается… Я считаю, что губернатор сегодня должен сделать публичное заявление. Он должен высказать свою позицию, которую мы не слышим. Я уверен, что прокуратура Орловской области, Генеральная прокуратура должны посмотреть, как проходило банкротство предприятия, каковы его последствия в том числе, связанные с ростом социальной напряженности и с проблемами при комплектации военной техники.

В. Михалев, ведущий:
— О чем говорят и сотрудники завода, и руководство города, и депутаты? О какой рабочей группе? Мы обратились к архивам местных газет и телеканалов. Трудовой коллектив, борясь за сохранение предприятия, обратился в апреле 2011 года к своему земляку, Почетному гражданину города Орла Геннадию Андреевичу Зюганову с просьбой о поддержке. Геннадий Андреевич направил это обращение на имя Президента и председателя Правительства. Владимир Владимирович Путин, тогда еще в ранге премьера, поддержал обращение Геннадия Андреевича и дал поручение вице-премьеру Иванову представить предложения по выводу предприятия из кризиса. Во исполнение данных распоряжений и была создана рабочая группа. Руководит ею Павел Дорохин, заместитель председателя комитета Госдумы по промышленности. На заседании рабочей группы принято решение о необходимости сохранения производства ЗАО «Орлэкс». После этого состоялась встреча Павла Дорохина, Василия Иконникова и Антона Лавренюка с губернатором Орловской области Александром Козловым. В ходе встречи губернатор подчеркнул, что рабочей группе будет оказана всемерная поддержка со стороны всех органов власти региона.

П. С. Дорохин, депутат Госдумы:
— Рабочая группа, которую я возглавил, была создана для вывода из кризиса предприятия «Орлэкс», входящего в систему предприятий оборонно-промышленного комплекса. Это предприятие уже на протяжении нескольких лет находится в тяжелом положении в результате давления и попыток его рейдерского захвата некоторыми группами, имеющими, видимо, тесные контакты с кем-то из администрации. Почему мы обращаем на это внимание? Дело в том, что заседание рабочей группы мы проводили непосредственно на предприятии, куда приехали представители всех основных министерств, ведомств, силовых структур, чтобы разработать план оздоровления при поддержке правительства, госкорпорации «Ростехнологии» и нашего комитета по промышленности. Заседание было проведено. Но в то же время мы почувствовали давление на предприятие, на трудовой коллектив, на проф­союзную организацию со стороны конкурсного управляющего, который, на наш взгляд, недостаточно добросовестно исполняет свои должностные обязанности. В этой связи мы призываем руководство Орловской области, руководство страны оказать содействие. В рамках рабочей группы мы делаем все возможное. Но нужно проявить политическую волю, оказать нам поддержку, чтобы в течение полугода — года максимум (у нас уже есть инвестиционные планы) вывести предприятие из кризиса.

В. Михалев, ведущий:
— Казалось бы, что еще нужно для восстановления предприятия? Но дальше начинаются очень непонятные перипетии. Власти заявили, что объединяют усилия по выводу ЗАО «Орлэкс» из кризиса. Но при этом не проходит и двух недель, как в газете «Коммерсант», публикующей информацию о реализации имущества банкротных предприятий, от 4 августа сего года появляется объявление о продаже имущества «Орлэкса». В этом объявлении многое обращает на себя внимание. Прежде всего, оно дано от имени организатора торгов — конкурсного управляющего господина Червякова, который, кстати сказать, на том самом выездном заседании рабочей группы отсутствовал, хотя само заседание проходило непосред­ственно в его кабинете. Теперь об имуществе, которое собираются продавать. На протяжении всего периода банкротства «Орлэкса» неоднократно обсуждался вопрос о том, что имущества этого предприятия более чем достаточно для покрытия долгов, сохранения производства, рабочих мест, выпуска уникальной продукции и так далее. Но полной инвентаризации имущества «Орлэкса» и его оценки проведено не было, так что кредиторы до сего дня не знают, стоит ли им чего-то ждать. Так вот, в объявлении в «Коммерсанте», о котором идет речь, в один лот включены сразу два корпуса, земельный участок и фонтан. Причем, друг с другом они не соприкасаются. А под двумя объектами, под фонтаном в том числе, земельные участки вообще не находятся в собственности предприятия. По логике, на эти объекты нельзя найти покупателя вообще. А если их соединить в один лот и выставить на торги, то такие торги не состоятся никогда…

Кто же может стоять за такими действиями? Неужели только один конкурсный управляющий? В статье «Орловской искры» «Не ждите манны от властей» говорится: «Как уже не раз сообщали местные СМИ, одним из претендентов на имущество, включенное в лот на торгах 12 сентября 2012 года, является господин Потемкин. А коммерческим и деловым партнером господина Потемкина является господин Мельников, который практически не скрывает своего партнер­ства в площадке «Орлэкса». И интерес этот четко сформулирован: не допустить бесконтрольной альтернативы «Атоллу».

Так что куда там всяким межведомственным рабочим группам, созданным по поручению кого-то там и во исполнение чего-то там… Все давно решено и распилено — пока в уме и в планах.

Газета «Красная строка» № 17 от 18 мая 2012 года писала: «Среди кредиторов ЗАО «Орлэкс» значатся ООО «Орловский Промприбор», ООО «Прома», ООО «Лекс», ЗАО «Канат». Два первых занимают заводские помещения, находящиеся в залоге у других кредиторов, в том числе у ООО «Лекс», в ЗАО «Канат», собственником которого является господин Мельников. Вопрос: кто может быть заинтересован в приобретении по минимальным ценам движимого и недвижимого имущества, используемого этими фирмами?».

В. В. Михалюк, юрист:
— Я думаю, что окончательную оценку даст уже следствие, а затем суд, но, предварительно ознакомившись с материалами «дела», вон сколько материалов у меня набралось, могу с полной уверенностью высказать свое подозрение, что предприятие разваливается умышленно. Указание Президента разобраться было примерно два года назад. Чиновник думает, что про него все забыли, и решил нажиться, положить себе долю в карман. В эпоху правового нигилизма, когда несовершенна судебная система и когда чиновник не боится решения суда, а суды на местах, за редким исключением, в одной связке с органами исполнительной власти, можно творить такие дела. Скажу, что здесь ничего нового и удивительного я не обнаружил. Старая схема 90-х годов… Во главе угла стоит нажива любым путем.

В. Михалев, ведущий:
— Мы обратились за комментарием к Почетному гражданину города Орла, человеку, который не остался в стороне и на деле поддержал предприятие в трудный для него момент, — Геннадию Андреевичу Зюганову.

Тамара Бычковская, журналист:
— Геннадий Андреевич, в свое время трудовой коллектив «Орлэкса» обращался к вам с просьбой помочь и остановить деградацию предприятия. Вы обратились к президенту, последовало распоряжение разобраться в ситуации. Мы встречались в Орле и с рабочими завода, и с профсоюзами, и с мэром, и с депутатами, в том числе и здесь, в Государственной Думе. Мнение одно: положение ухудшается. Я пыталась встретиться с господином Червяковым — конкурсным управляющим. Он категорически отказался говорить на камеру, но заверил меня, что люди не увольняются и завод не продается. Все остальные сказали, что это не так. Хотелось бы узнать, какая судьба ждет людей.

Г. А. Зюганов, руководитель фракции КПРФ в Госдуме:
— За прошедшие двадцать лет уничтожено 75 тысяч отечественных предприятий. Орловский завод приборов, как его раньше называли, был не только лучшим заводом города Орла, но и всей страны. Он завоевывал Красные знамена, он обеспечивал регулирующей аппаратурой все холодильники, атомные станции, подводные лодки и был уникальным предприятием с высокой культурой производства…

Я, когда получил известие, что его начинают добивать, как добили в свое время Орловский часовой завод и целый ряд других, подготовил записку, пошел к президенту, премьеру и сказал: «У нас нет другого такого предприятия. Если мафия, которая сегодня душит одно предприятие за другим для того, чтобы захватить территорию, помещения, обанкротить, набить карманы, а потом смыться, — его ликвидирует, нам нечем будет комплектовать стратегически важные изделия».

Было дано жесткое поручение разобраться. Я встречался со всеми: разговаривал с Рогозиным, встречался с губернатором, с орловским руководством. Мне казалось, они заинтересованы в том, чтобы остановить деградацию и спасти производство. Но я вижу, что там есть очень влиятельные силы. И среди этих влиятельных сил есть такие господа как Коновалов и Потемкин, заинтересованные не в сохранении производства и которые поощряют руководство предприятия, заинтересованное в его ликвидации. Это, на мой взгляд, абсолютно преступная операция, за которую этим начальникам придется дорого заплатить.

Я еще раз подготовлю записку и обращусь к руководству страны. Неужели нет людей, способных обуздать аппетиты этих алч­ных собственников в кавычках, которые просто гробят уникальное производство? Сейчас, когда подготовлена целая программа его поддержки, по сути, его спасения, власть в области и в городе должна немедленно собрать всех заинтересованных лиц и обеспечить, чтобы эта программа восстановления производства была реализована… Надо вместе бороться за то, чтобы промышленно-производственная история города Орла давала нам повод для гордости, а не для того, чтобы мы сообща разводили руками и говорили: «Ах, пришли еще одни хищники, и никто им не может противостоять».

Я надеюсь, что мы вместе справимся с этим нашествием. Но оно оказалось хуже всех орд, которые обрушились на нашу землю, потому что эти ордынцы сидят в кабинетах — и губернаторских, и законодательных, и московских.

В. Михалев, ведущий:
— Так что же, распоряжение руководства страны для местных чиновников не закон? Позиция населения и местных властей для современных нуворишей ничего не значит? К чему идем?

«Рассвет ТВ».
26.11.2012 г.
(Полная версия:
www.youtube.com).

самые читаемые за месяц