Религиозное образование: теория становится практикой

Всемирный русский народный собор, который недавно завершил свою работу в Москве, принял резолюцию по поводу внедрения в России ювенальной юстиции. «Участники Собора выражают обеспокоенность в связи с активизацией деятельности сторонников ювенальной юстиции по скорейшему внедрению этого института в России, в том числе в закамуфлированном виде. По нашему убеждению, его создание в нашей стране не является актуальным и на фоне продолжающегося разрушения семьи не позволит решить проблемы, связанные с беспризорностью, правонарушениями и преступностью несовершеннолетних, защитой прав детей, находящихся в конфликте с законом», — говорится в итоговой резолюции ВРНС, опубликованной на сайте Московского патриархата Русской православной церкви. По мнению участников Собора, в условиях коррупции, «вмешательство бюрократической машины в жизнь семьи неизбежно приведет к появлению «заказных» дел, направленных на лишение ответственных людей родительских прав с целью вымогательства, шантажа». В резолюции также говорится: «Наши опасения тем более основательны на фоне действующего семейного законодательства, которое содержит множество неопределенных, обтекаемых терминов, позволяющих органам опеки и попечительства, прокурорам и судам злоупотреблять предоставленными им полномочиями и изымать ребенка из семьи…»

Но речь на Соборе шла не только об этом, поскольку главная тема была сформулирована так: «Национальное образование: формирование целостной личности и ответственного общества».

В работе секции «Наша новая школа и духовно-нравственное воспитание: традиции и инновации» принял участие заведующий лабораторией духовно-нравственного образования Орловского областного института усовершенствования учителей, председатель отдела образования и катехизации Орловско-Ливенской епархии А. К. Мищенко, который в беседе с корреспондентом нашей газеты поделился своими впечатлениями от увиденного и услышанного на Соборе и коснулся некоторых текущих вопросов, связанных с внедрением в средней школе нового предмета — «Основы религиозных культур».

— Автор одного из шести учебников нового курса протодьякон Андрей Кураев уже не раз выступал с серьезными заявлениями по поводу того, как чиновники Минобразования пытаются даже теперь, на стадии развернувшегося эксперимента, торпедировать внедрение «Основ православной культуры». Обсуждалась ли эта проблема на Соборе, на секции, в которой вы принимали участие, и были ли вообще дискуссии вокруг тех или иных проблем, связанных с проведением эксперимента по внедрению «Основ религиозных культур и светской этики» в 19 регионах России?

— Нет, таких дискуссий не было, и тревожных сигналов в докладах выступавших не прозвучало. Сложилось впечатление, что, напротив, все идет своим чередом, по утвержденному плану. Хотя и не совсем ясно, каковы же итоги фактически уже завершившегося с окончанием учебного года эксперимента в 4-х классах средней школы. Дискуссия было возникла по поводу преподавания теории Дарвина в связи с перспективой преподавания «Основ религиозных культур» (одно с другим не очень вяжется). Но ведущий секции закрыл тему в самом начале. Зато активно обсуждалась идея непрерывного духовно-нравственного воспитания — от детского сада до вуза. Участники секции слушали доклады, в которых, в общем, и отражался опыт формирования такой системы на разных ее этапах. Запомнилось еще выступление представителя общественной организации «Родители за детей», который, в частности, предложил приравнять учителей к госслужащим.

— Ну это, скорее, так и останется благим пожеланием!

— Да, но все равно предложение нашло горячий отклик у всех педагогов — участников секции. Как знать, может быть государство со временем и решится повысить статус школьных педагогов. Если вернуться к теме эксперимента, то могу сослаться на выступление Светланы Медведевой, супруги нашего президента, которая на пленарном заседании Собора заявила, что в многолетней дискуссии о том, быть или не быть религиозной культуре в школе, наконец поставлена точка. Это можно расценивать как твердую решимость государственной власти довести начатое дело до конца, как заявление об необратимости процесса. Кстати, незадолго до этого наш институт получил из Москвы комплект учебников и учебных пособий по всему курсу «Основы религиозных культур и светской этики».

— И как вы их оцениваете?

— Они все построены нейтрально по отношению друг к другу. Ни одна из конфессий не пытается в своих учебниках перетягивать одеяло на себя. Учителя-практики при беглом ознакомлении с комплектом обратили внимание на некоторые формулировки в учебнике по истории мировых религий. По мнению педагогов, кое-что требует уточнения, более доходчивого толкования.

— Да, и протодьякон Кураев больше всего претензий высказал именно к этому курсу.

— Когда закончится эксперимент, наверное, учебники доработают. Хотелось бы еще отметить, что в комплект входит специальная книга для родителей, которая поможет им сделать осознанный выбор того или иного курса. В Орле и Орловской области мы, видимо, будем ориентировать родителей на три направления: «Основы православной культуры», мировые религии и светская этика. Думаю, для Орловщины этого будет достаточно.

— Но даже если будет предложено три варианта, теоретически можно предположить, что каждый класс придется делить на три подгруппы. Наши школы готовы к этому?

— Я думаю, не придется. Вот поэтому очень важно провести соответствующую работу с родителями. Все-таки область у нас в основном русская, исторически православная. Если родителям напомнить об этом и объяснить, как важно, чтобы их дети знали культуру своих православных предков, то, надеюсь, так уж сильно дробить классы не придется.

— Можно сказать, сколько учителей в Орле и Орловской области теоретически уже готовы к преподаванию ОПК?

— В институте усовершенствования учителей работают ежегодные курсы по ОПК с 2000 года. В среднем через них проходит до 60—70 человек в год. На сегодняшний день могу сказать, что в каждой школе Орла и области есть учитель обществознания, который прослушал курс лекций по ОПК. Но, конечно, когда эксперимент закончится и «Основы религиозных культур» будут преподавать в штатном режиме, практикующим педагогам придется позаниматься с так называемыми тьютерами — своими коллегами, прошедшими специальную подготовку в Москве. Для 19 регионов России, участвующих в эксперименте, такие тьютеры уже подготовлены.

— Хотелось бы вернуться к теме подготовки родителей. Вероятно, чтобы работа эта была эффективной, каждая семья должна получить на руки то учебное пособие, о котором вы говорили. Но кто обеспечит необходимый тираж?

— Вероятно, область должна будет заказать нужное количество экземпляров.

— С тех пор как началась дискуссия о религиозном образовании в школе, даже сторонники курса высказывают опасение, что учителям придется переступать через собственные убеждения или предубеждения, когда им прикажут вести, ну, скажем, те же «Основы православной культуры». А как у нас на Орловщине? Учителя морально готовы всерьез говорить с детьми о религии?

— Лично я, работая с педагогами на курсах по ОПК, ни разу не сталкивался с проявлением стойкого неприятия православной веры и православной культуры. В конце концов, у кого есть подобное предубеждение, не будут вести этот предмет. Ну и потом, курс это культурологический. Он интересен уже как область человеческого знания. И от учителя здесь прежде всего требуются профессионализм, понимание важности духовно-нравственного воспитания и любовь к детям. Никто не будет требовать от учителя воцерковленности. Об этом говорилось уже не раз на всех уровнях власти — светской и церковной. Скорее всего, «Основы религиозных культур и светской этики» будут даже в четвертых классах вести преподаватели обществознания. Есть такая тенденция. На это ориентируют нас и Москва, и практика некоторых регионов.

— В ходе эксперимента «Основы религиозных культур и светской этики» преподавались по одному часу в неделю. Так будет и в штатном режиме?

— По-видимому, да. Маловато, конечно. Но в Орловской области, вероятно, будет предложена существующая сейчас кружковая и факультативная работа по «Основам православной культуры». Институт усовершенствования учителей совместно с учителями-практиками и Орловско-Ливенской епархией уже подготовил учебные программы для таких занятий. Причем не только для школы, но и для вузов. Я уже говорил об идее непрерывного религиозного образования, которая обсуждалась на состоявшемся Соборе. Так вот, мы работаем в том же ключе и стремимся внести свой вклад в становление такой системы.

А. Грядунов.

самые читаемые за месяц