Русский рок, или Привет из СССР!

Рок-н-ролл мертв! — провозгласил еще в далеком 83-м году «великий и просвещенный» гуру русской рок-музыки Борис Гребенщиков. Что ж, довольно смелое заявление по тем временам, учитывая что в «лохматые» 80-е русский рок находился на пике своей популярности. Огромное количество музыкальных коллективов (часто подпольных, чем по тем временам было никого не удивить) разных направлений и течений собирались на фестивали, опять же часто незаконные, устраивали настоящее шоу из того, что имелось под рукой, и «зажигали» залы. В стране процветали рок-клубы…

Все это стало неотъемлемой частью нашей рок-культуры, но «времена колокольчиков», о которых пел в свое время талантливый рок-бард Александр Башлачев, прошли, и что мы видим сейчас? А сейчас происходит что-то странное и даже пугающее. Сцену заполонили мальчики и девочки, все как один в рваных джинсах, растянутых футболках, с гитарами наперевес, поющие о несчастной любви (что и привлекает так нуждающуюся в песнях на подобную тематику подростковую аудиторию) и при всем этом претендующие на звание «рок-кумиров современности». Невероятно интересно наблюдать, как несколько лет подряд в номинациях различных музыкальных премий на звание «лучший рок-исполнитель» выдвигаются такие кандидатуры, как «Звери», «Корни» и иже с ними…

Помилуйте, ну разве это рок? Рок-музыка — это в первую очередь протест. Против несправедливости, против неравенства, против людских пороков, против войны и бесчеловечности. Сейчас против системы уже никто не протестует, кому это надо, спрашивается! Тем более если учесть, что рок сейчас не в такой опале, как, скажем, это было в СССР. Наоборот, сейчас вовсю проводятся различные мероприятия, например, встреча президента с наиболее яркими представителями рок-музыки. Тут же можно вспомнить недавно прошедшие по центральным каналам выступления «Машины времени» или «Неприкасаемых».

За что-то пытается еще бороться Юрий Шевчук. Многие наверняка еще помнят его словесную перепалку с премьер-министром, за которую он, кстати, и поплатился: его «голову» посадили на кол на импровизированной «аллее позора» во время молодежного форума Селигер-2010. Конечно, самому Шевчуку на сей факт, вероятно, наплевать, но осадочек остался. Видимо, не так далеко мы ушли еще от тех времен, когда за резкие высказывания в адрес представителей власти можно было попасть за решетку или в психиатрическую лечебницу.

Другой фронт, на котором воюет многострадальный Юрий Юлианович, — это попса. Попса в нашей стране (да и не только в нашей, чего уж!) неистребима. Публика всегда будет требовать «хлеба и зрелищ», что в современном контексте можно заменить на «чипсы и Сердючку». Но попса попсе рознь. И вообще, стоит разделять такие понятия, как поп-музыка и попса. Поп-музыка — музыка, ставшая популярной, попса же — это голая коммерция. Тем обиднее наблюдать, как многие очень талантливые рок-исполнители переходят тонкую грань между роком и попсой. А грань, если вглядеться, действительно очень тонкая, и перешагнуть ее — на раз-два. Возможно, это одна из самых существенных проблем в русской рок-музыке — ее коммерциализация. Рыночные отношения внедрились даже в такую, казалось бы, далекую от рынка сферу, как музыка. Факт остается фактом: все больше рок-исполнителей в погоне за длинным рублем теряют собственную индивидуальность, становясь очередной однотипной игрушкой с конвейера.

Если рассматривать молодые коллективы, то можно выделить еще одну интересную тенденцию: все меньше современные команды играют музыку, которую можно назвать «русский рок». Конечно, это понятие весьма расплывчато и многие скажут, что нету такого жанра, как «русский рок», так же как нет «итальянского» или, предположим, «африканского» рока. Возможно, понятие «русский рок» существует только в нашей стране, но все-таки некоторые специфические черты у него есть. В первую очередь — остросоциальность. Опять же, это привет из СССР, можно вспомнить того же Бутусова и его «Шар цвета хаки». Вторая отличительная особенность — своеобразие текстов, ведь как ни крути, русский язык велик и могуч, так что если попытаться перевести некоторые песни на английский и пустить их в ротацию на зарубежном радио… Вряд ли они будут пользоваться успехом. Не оценят. Не поймут. Сейчас же молодые исполнители больше ориентированы на Запад. Большинство уходит в альтернативу, а это уже не русский рок, с какой стороны ни посмотри.

Так и выходит, что вся нынешняя рок-культура держится на старичках: это тот же Шевчук, Бутусов, Федор Чистяков, Шклярский и его «Пикник». Из относительно молодых коллективов можно вспомнить «Кукрыниксы». Из совсем юных и зеленых… ну, возможно, наберется пара-тройка талантливых команд. Может быть, когда-нибудь они и смогут заткнуть за пояс БГ, уверявшего нас, что рок-н-ролл мертв… Посмотрим.

Д. Зябрина,
студентка 2-го курса факультета «Связи с общественностью»
Национального
государственного университета им. П. Лесгафта.

самые читаемые за месяц