Красная строка № 7 (313) от 27 февраля 2015 года

Русский мир все сделает сам. Его лишь не нужно предавать

Антимайдан, прошедший 21 февраля в Москве, убедил меня, что никакого майдана в России не будет, если, конечно, этого не захочет власть.

Как же было хорошо — будто вернулся в студенческую юность: чистая праздничная столица и ни одной либеральной физиономии — словно рассосались. Люди доброжелательные вокруг — ни агрессии, ни надрыва. А погода! Солнышко, разноцветные флаги — настоящая русская весна. Погулять вот так вот, не спеша, по Петровке до Исторического музея в окружении только своих. Когда такое было в последний раз?

Толстый американец, судя по возрасту — вчерашний школьник, а может, и старше, шут их разберет, топает с георгиевским шарфом на шее в компании какого-то растрепанного русского другана и орет, объясняя, почему он здесь. Глаза горят, как на первомайской демонстрации у активиста. Примета нового времени. Никому он особенно не интересен. Идет человек, ну и пусть идет. Молодец. Заставило же что-то и шарф повязать, и в русскую колонну встроиться. Впрочем, почему русскую? Чеченцы идут организованно, как курсанты кремлевского полка, зеленые флаги с портретом Кадырова-старшего реют на фоне открывающихся стен Китай-города.

— Май-дан не пройдет!

Но это не хит. Майдан, по большому счету, здесь никого не интересует. Ни майдан, ни какие-то другие новомодные и старые, как мир, технологии внедрения, раскачки и развала.

А вот когда сначала соло, а затем, через мгновение, тысячеголосым хором заводят несложную речёвку «Рос-сия!!!», — вот тогда, чуть не оглохнув, понимаешь, что делают здесь люди, почему они приехали в Москву едва не со всей страны, ощущаешь, что именно они хотят донести до власти. А «месседж» прост, как очевидность. В этом скандировании — самом мощном из всего, что кричалось во время шест­вия — убеждение, что никакие угрозы не страшны сильному государству, уверенной в себе стране, в которой правят справедливые законы и безусловно авторитетные лидеры. При чем здесь майдан? Какое отношение имеет к России эта ублюдочная тема? Но к власти вопросы есть, и их много.

— В России майдана не будет! — несется со сцены у Исторического. — В России майдана не будет!!!

Да не будет, не будет, достали уже. А что будет? Без приставки «анти»? В чем позитивная и созидательная программа? В. Путин, например, честно во время крымских событий сказал, честь ему, что понимает многих из тех, кто пришел на майдан в Киеве. А как их не понять, протестующих против воровства, подлости, безнаказанности, возведенных в систему? Как не протестовать против жирных, поучающих бедных? Другое дело, что их, пришедших, использовали уже для политических и геополитических целей. Ну так не создавайте почвы. В России не создавайте, тогда и антимайдан не потребуется.

Посмотрите на рожи — что московские, что местные — многих из тех, что ощущают себя правителями и номинально ими являются. Ну как эти раскормленные флюгеры могут олицетворять собой патриотизм? Не имею в виду ни Хирурга, если говорить о московских, ни ведущую Вику Цыганову — у женщины правильные убеждения, умница, что не скрывает; ни штабного — по сути — работника Николая Старикова с конгениальными взглядами на мир и историю, главного организатора шествия. Не вина человека, что для публичных мероприятий подобного размаха ему не хватает харизмы. Все это мелочи, не это главное.

Я говорю о власти реальной. Ну да, есть Путин. А есть система. Вот Путин поругал РЖД за то, что этот значительный кусок системы взял и отменил нерентабельные электрички по всей стране. А что Якунин и правительство сделали противозаконного? Где, в каких документах написано, что акционерное общество обязано заботиться о малоимущих гражданах Российской Федерации? Вы что, с ума сошли? Смысл создания и существования акционерных обществ — прибыль и обеспечение высоких дивидендов акционерам. При чем здесь проблемы малых ли, больших ли городов и поселков? При чем здесь вообще люди, если современная экономическая модель России нацелена на то, чтобы на каждом чихе зарабатывать деньги! Нет возможности на тебе заработать — не живи. Утрирую? Да неужели?

В. Путин, вступившийся за электрички для бедных, по сути вступил в конфликт с объективной реальностью, он вступил в конфликт с системой. А ведь это только один пример, лежащий, так сказать, на поверхности. И сколько раз получится одному человеку, пусть и очень важному, нагнуть систему? Сколько раз она позволит это сделать? До каких пределов разрешит дойти? Какой в данной ситуации напрашивается вывод: либо Путин меняет систему, либо система меняет Путина.

И все на антимайдане это прекрасно понимают. Не отвечаю за каждого, но точно, поверьте, характеризую атмосферу. Главное в этой атмосфере, выражаясь современным гнусноватым языком, — кредит доверия, который все еще есть. И этот кредит достаточно большой. Всякий, прошедший 21 февраля по центру Москвы, это подтвердит.

Какая там либеральная оппозиция, какой Макаревич, о чем вы вообще? Есть Русский мир — огромный и сильный, русский не по национальной принадлежности, прежде всего, а по мироощущению, по убеждениям, по ценностной ориентации. Ему не нужны подпорки, он все сделает сам, его лишь не нужно предавать.

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц