Красная строка № 21 (287) от 11 июля 2014 года

С валидатором на шее

Со 2 июля в орловских трамваях и троллейбусах пенсионеры ездят с электронным билетом. Кондукторы — с валидаторами на шее. Льготник входит в салон, ждет, когда к нему поднесут прибор, и прикладывает к нему карточку-билет. Валидатор выдает нечто вроде чека — в знак того, что поездка зафиксирована. Через спутниковую связь сигнал отражается в компьютерах Орловского единого центра процессинга и биллинга и в базе данных ТТП. Общий смысл — подсчет количества реальных поездок орловских льготников, чтобы бюджет компенсировал перевозчику ровно столько, сколько тот дей­ствительно недополучил от перевозки пенсионеров, которые не платят наличные деньги за проезд. Но, как говорится, гладко было на бумаге…

Обременение в виде килограммового прибора обусловлено договором между Трамвайно-троллейбусным предприятием и тем самым центром с мудреным нерусским названием, чьим учредителем и основным держателем акций является международное ОАО «Универсальная электронная карта».

ТТП не хотело оказаться в роли Му-му с камнем на шее и отказывалось подписывать договор, который считало для себя губительным. Но под давлением властей все-таки пошло на сделку с условием, что для начала это будет эксперимент. Если в течение трех месяцев ТТП не понесет убытков, тогда договор будет пролонгирован. Если же электронный билет подорвет экономику предприятия, отношения с ЕЦПиБ будут разорваны.

Итоги уже первых дней работы оказались для ТТП неутешительными. По этому поводу его гендиректор А. Коровин провел совещание с руководителями основных подразделений предприятия. Разговор происходил в присутствии журналистов. А. Коровин пошел на это сознательно, чтобы придать делу гласность. Но именно присутствие репортеров отпугнуло представителя ЕЦПиБ. Он уже было прошел проходную ТТП, но заметил людей с телекамерами и позвонил руководству предприятия, что отказывается от встречи в таком формате.

Впрочем, позицию ЕЦПиБ журналисты все равно услышали. Ее озвучил сам же А. Коровин, зачитав письмо руководителя центра В. Радюшкина. В нем сказано, что якобы уже 2 июля (то есть по итогам всего лишь одного, первого дня работы с валидаторами) специалисты процессинга и биллинга «промониторили» ситуацию и зафиксировали, что никаких жалоб от кондукторов и пассажиров не поступало. У руководителей ТТП сложилась иная картина происходящего.

Начали с того, что компьютерная программа связи с валидатором каждого конкретного кондуктора запускается с большим трудом. Компьютер несколько раз выдает сигнал об ошибке либо требует перезагрузить программу. Приходится терять массу рабочего времени.

Практика показала, что валидатор способен выдать бесперебойно не 400 билетов, как уверяли специалисты ЕЦПиБ, а всего лишь 260—280. Дальше бумажная термолента просто не идет (в отличие от трамвая или троллейбуса) и прибор перестает фиксировать электронные билеты льготников. А это означает прямой убыток предприятию. Замена ленты по орловским ценам обойдется ТТП примерно в 150 тысяч рублей ежемесячно. Но самое главное, что менять ленту приходится самим кондукторам во время движения, и это создает дополнительные сложности в работе.

Несовершенство валидаторов проявляется и в том, что информация с электронного билета считывается далеко не с первого раза, а то и вовсе не считывается. Все это приводит к потере рабочего времени кондукторов. Они не успевают обслуживать платных пассажиров, покупающих билеты за наличные деньги. В результате суточная выручка предприятия упала на 50 тысяч рублей — прямой убыток!

Возникают проблемы с финансовой отчетностью: компьютерная версия не совпадает с отчетностью кондукторов. Цифры получаются разные. Чтобы найти истину, специалистам орловского ТТП приходится связываться аж с Новосибирском. Оказывается, там находится весь «электронный мозг» процессинга и биллинга, прописанного в Орле. В ТТП уже горько посмеиваются: «Может, в таком случае лучше заключить прямой договор с Новосибирском?».

Добавьте сюда недовольство кондукторов. Люди уже увольняются. Плюс ропот водителей троллейбусов, которым приходится ездить с валидаторами, но без кондукторов (в троллейбусном депо их хронически не хватает). И получается невеселая картина. Уже был случай, когда на предложения водителя подойти к кабине, где лежит валидатор, и зафиксировать льготную поездку, пожилой пассажир ответил с задней площадки троллейбуса: «Тебе надо — ты и подойди!» — в полной уверенности, что наличия карточки достаточно для проезда в общественном транспорте.

Кондукторов и пассажиров надо обучать пользованию новой системой. Но, по словам руководителей служб ТТП, специалисты центра ПиБ проводят работу с кондукторами наспех, в кратчайшие сроки, перед выездом транспорта на линию. И вот-вот прекратят появляться в депо вовсе. Пассажиры же, похоже, сами должны соображать, что куда прикладывать. Уже пошли жалобы: карточки, купленные на почте, не срабатывают, то есть либо они бракованные, либо просто — по незнанию — остались неактивированными при покупке.

И все эти нестыковки и недоделки обрушились на ТТП. Центр ПиБ повесил на шею предприятию валидаторы, ему, центру, а значит, и глобальному ОАО «УЭК» капают проценты от выручки предприятия. Этим процессинг и биллинг, похоже, и исчерпывается. Перевозчикам же приходится отвечать за все послед­ствия. Так что на повестке дня, как заявил А. Корвин, стоит вопрос о цене, в которую обойдется муниципальному ТТП запуск далекой от совершенства системы электронного билета. Есть уже в буквальном смысле слова пострадавшие: начальник троллейбусного депо А. Березин попал в реанимацию с сердечным приступом.

По распоряжению гендиректора ТТП все сбои, все нарекания работников и пассажиров должны документально фиксироваться с тем, чтобы по истечении срока эксперимента можно было аргументировано показать истинное положение дел. На объективность и тем более жалость партнеров в ТТП не рассчитывают.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц