Красная строка № 24 (205) от 6 июля 2012 года

Седые львы против «белых тигров»

Минувший год и первая половина нынешнего в российском кино скорее обнадёжили, чем огорчили. И это — радует. Пожалуй, самым знаковым стало то, что в схватку за отечественную историю вступили седые львы нашего кинематографа — Карен Шахназаров и Александр Бородянский. Нельзя сказать, чтобы этот многолетний дуумвират режиссёра и сценариста отмалчивался в прежние годы — одним из лучших фильмов о войне, снятых в последнее десятилетие, стала «Звезда» Николая Лебедева, которую продюсировал Шахназаров, а сценарий писал Бородянский. И вот — новый совместный фильм «Белый Тигр».

Тем, кто читает титры и надписи на DVD-дисках, может показаться, что фильм этот имеет какое-то отношение к роману Ильи Бояшова «Танкист, или «Белый тигр». Но это отношение будет примерно таким же, как у фильма «В бой идут одни старики» к книгам Резуна-Суворова или передачам Сванидзе.

История, рассказанная питерским историком (писателем он себя не считает) Ильёй Бояшовым, могла бы стать культовым текстом для любителей танковых компьютерных «стрелялок»: обилие танковых сражений, неимоверное количество марок отечественных, немецких и даже американских боевых машин, воюющих друг с другом, подробные характеристики танковых пушек и двигателей — словом, сплошная бронетанковая благодать. Вещь, казалось бы, безобидная. Но, увы, сказалась первая и основная специальность автора, в своё время послужившего в обкоме КПСС, а последние десятилетия мирно преподающего историю. Разумеется, не просто историю, а «нужную» историю.

И эта «история» затмевает собой схватку чудом выжившего русского танкиста с потусторонним «Белым Тигром», неуязвимым призраком, терзающим наши наступающие войска.

Вот Бояшов пишет об освобождении Польши гвардейским экипажем: «Горе было очередной служанке, которую хозяева забывали вместе со своим барахлом — ей тут же с порога задирали подол. Самым действенным способом расслабления панночек служило не столько змеиное пришепетывание похотливого сержанта, сколько показ грубовато сработанного, но в высшей степени надежного ППШ, при одном виде которого даже самые неприступные дамы проявляли в скидывании юбки и лифчика настоящую виртуозность. В компании с этим гарантом собственной неотразимости, Крюк вовсю пользовал на задворках девочек-подростков и их мамаш, не снимая палец с пускового крючка. Что касается барахла — «Валентайн» был заполнен уже под завязку».

Вот Красная Армия добралась до Германии: «Мерзости великого похода Третьей Танковой в который раз явились ему. Освещенный, точно прожекторами, бьющим из зданий огнём, генерал вынужден был устремить взгляд в себя. Было от чего прятаться: бежали за «виллисом» истерзанные девушки: за ними гналась толпа победителей. Офицеры охраны, сорванными, на последнем пределе, глотками и выхваченными «ТТ» разгоняли пьяную рвань: сержанты и рядовые разбегались по улицам, чтобы собраться вновь. Женщины потрошились ими, как куры…»

И совершенно неимоверным чудом кажется, как из такого материала Карен Шахназаров и Александр Бородянский смогли сделать свою кинопритчу о Великой войне России и Запада! В очередной раз приходится вспомнить Ахматову: «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда…». На этот раз из «сора» выросло настоящее русское кино.

Главную и самую непростую роль — роль чудом воскресшего и отныне одержимого свыше танкиста Ивана Найдёнова в нём играет Алексей Вертков, уже снимавшийся у Шахназарова в «Палате № 6». Небольшую, но, как всегда, заметную роль, роль начальника госпиталя, исполнил Владимир Ильин. Следует отметить и роль Г. К. Жукова, которую блистательно сыграл Валерий Гришко, уже отметившийся в этом сезоне превосходной работой над образом патриарха Никона в «Расколе» Николая Досталя. Это именно тот Жуков, который властно заставляет сесть перед собой Кейтеля при подписании капитуляции. И ему веришь.

Пожалуй, самой большой находкой Бородянского и Шахназарова стал образ заместителя начальника контрразведки армии майора Федотова, который заменил «смершевца» с говорящей фамилией «Сукин» у Ильи Бояшова. Майор Федотов, пожалуй, единственный, кто понимает, какую войну ведёт Найдёнов с «Белым Тигром». И эта роль — очевидная удача Виталия Кищенко.

Сам «Белый Тигр», объявленный немцами «непобедимым триумфом немецкого духа», становится мистическим символом Запада, его-то и заставляет сначала дрогнуть, а затем и отступить «экспериментальная тридцатьчетвёрка» Найдёнова. Этот призрак может затаиться на пятьдесят или даже на сто лет, чтобы потом появиться в новом обличии — «Абрамса» или «Леопарда». И именно поэтому его нужно непременно сжечь. Мистическая война Найдёнова не прекращается и в победном мае 1945 года, его «экспериментальная тридцатьчетвёрка» исчезает вслед за угрюмым белым призраком.

Глобальность этого противостояния в фильме подчёркивает интервью Гитлера, якобы данное накануне падения Третьего рейха. Дряхлеющий фюрер в нём признаётся, что Германия лишь попыталась осуществить то, о чём давно мечтала Европа, — уничтожить евреев и подчинить себе огромный, непонятный и пугающий колосс на Востоке — Россию.

Разумеется, всего этого (как и многого другого) нет и не может быть в романе Бояшова по определению, но история, которую снимают Шахназаров и Бородянский, — глубже и долговечней многочисленных «исторических однодневок», изготовляемых по заказу обкома. И не важно, какого обкома — ленинградского или вашингтонского.

Кстати, фильмом «Белый Тигр» Карен Георгиевич Шахназаров сделал себе самый лучший подарок к 60-летию, которое выдающийся русский кинорежиссёр отметит в ближайшее время.

Алексей ШОРОХОВ.

самые читаемые за месяц