Сказка про доброго волшебника, овец и канализацию

Декабрь, как известно, есть лучшее время для ремонтно-строительных работ на открытом воздухе, рытья канав, ям и прокладки разного рода коммуникаций. Не жарко. Инженеров, прорабов и самых простых рабочих греет мысль о скором приходе Нового года, законной рюмке-другой водки и салате оливье — для приличия. Поэтому и не холодно. Хотя декабрь. Солнце не печет затылок, холодный, припоздавший, не по сезону дождичек освежающ и бодрящ. Зимой как никогда приятно вскрывать асфальт. Вскрытый, он пролежит до весны-красны, даря горожанам массу неожиданностей и приключений. Там, где еще недавно гадили, отравляли воздух выхлопными газами тысячи машин, двигаясь по дороге туда-сюда, ныне экологически чистые, геометрически правильные траншеи. На их дне копошатся мастера своего дела, люди созидательного труда, укладывая в песок трубы большого диаметра. По ним потекут городские фекалии — продукты жизнедеятельности неунывающих орловцев.

Коллектор. Фекальный коллектор. По сложности внедрения в городской организм он немногим уступает последним разработкам какого-то там коллайдера. Не думайте, что это преувеличение. Давайте постоим на краю траншеи и вспомним, как это было. Разрытый город — как символ времени. Активность не по сезону, наложенная на ложь, воровство, трусость и вопиющую государственную бесхозяйственность. Давайте посмотрим, как наше «социальное» государство, бездарное до умопомрачения, до рытья геометрически правильных траншей в декабре, обслуживает частные интересы «олигархов», пусть и местных, тихих, незаметных, всё еще стыдящихся своего откровенного жульничества, существования за чужой счет. За наш, всех орловцев, как бы между прочим, счет тоже.

Когда-то Орловщиной правил добрый и мудрый волшебник Строев. Егор Семенович. Он желал блага своим подданным и делал много разных хороших дел, зачастую даже непонятных тихим, покорным, но немного тупым, следует признать, аборигенам. Некоторые из них, отличавшиеся особой, иррациональной, необъяснимой злобностью, ставили палки в колеса доброму волшебнику Е. С. Строеву, видя подвох и корысть в каждом его начинании. Так они завидовали тому, чего просто не могли вместить в себя их иссушенные злобой души.

Добрый волшебник Строев Егор Семенович, думая, чем бы еще порадовать своих детей-орловцев, как-то прочитал заклинание, и город начал прирастать новыми землями, прежде бывшими в Орловском районе. Но случилось это не сразу. Сначала на этих землях его любимая, почти что сказочная по размеру прибыли фирма «Орелстрой» принялась фантастическими (как и положено при добром волшебнике) темпами возводить многоэтажные кварталы.

Народ — тихий, покладистый, но, следует признать, немного туповатый, не способный разглядеть своего счастья, принялся недоумевать: зачем строить многоэтажки — целыми кварталами — там, где «бродят овечки по жнивью», то есть в сельской местности? Нет ли в этом фантастическом строительстве какой-нибудь такой сумасшедшинки? Не ошибся ли добрый волшебник с заклинаниями? — спрашивали друг у друга на кухне тихие, по­кладистые, но, следует признать, все же слегка туповатые орляне, не умеющие читать между строк волшебной книги.

И только приближенные веселого колдуна значительно водили пальцем у своего носа и говорили: «Смотрите, что будет дальше!».

Злые, натурально, сразу закричали: «Караул!». «Граждане! — обращались они к органам власти и отдельно — к чиновничьей совести лучших представителей народа — депутатам Орловского городского и областного Советов. — Вы ж не только лихостью промышляете, но и умом живете…». И дальше рассказывали о том, что и без волшебной книги было понятно. Понастроит фирма с подачи доброго волшебника многоэтажных доходных кварталов в сельском районе, примыкающем к городу, где проживают потенциальные покупатели, не стремящиеся в деревню, а потом — крибле-крабле-бумс! — были земли сельские, стали городские. Присоединит их город к своей территории вместе с новостройками, но без инфраструктуры, возьмет на себя голые квадратные метры, к которым — уже за городской счет — придется пристраивать школы, детские сады и вести от туалетов большой фекальный коллектор.

— Граждане! — кричали злые, — неужели вам непонятно, что добрый волшебник обеспечит сказочному «Орелстрою», где у семьи этого колдуна акции, — сумасшедшую, сказочную прибыль, а обременение в виде отсутствующей инфраструктуры возложит на нас с вами, на наш с вами тощий, хилый бюджет.

— Ведь загнемся, родные! — неистовствовали недоброжелатели Егора Семеновича, наша газета в их числе. — Где ваше гражданское мужество? Не дайте мохнатой лапе залезть в бюджет, не присоединяйте земли Орловского района к городу, пусть сказочные кварталы сначала инфраструктурой и фекальными коллекторами обрастут, причем, как и положено, за счет застройщика — «Орелстроя», а не за наш с вами счет, бедного нашего, недалекого, но тихого и безвредного города.

Повесили головы народные избранники из правящих фракций как в областном, так и в Орловском городском Советах, блеют так робко, невредно: «Бо-о-имся до-о-брого волшебника Строева Егора Семеновича. Он нас в бараний рог согнет, потом выпрямит и снова согнет. Не хотим. Стра-а-ашно!». Так и присоединили земли Орловского района с орелстроевскими многоэтажными кварталами к городу. «Орел­строй» вместе с хозяевами и акционерами распилили сумасшедшую, как и было в волшебной книге написано, прибыль, а строительство школ, детских садов и даже канализации в микрорайоне — теперь уже Зареченском — поручили городу. Сделали Орлу такой подарок. Точнее, депутаты Орловских городского и областного Советов такой подарок городскому и областному бюджетам сделали, поскольку решение — присоединять дикие земли к городу или нет — зависело от них — овечек из правящих фракций.

И наступил в городе Орле праздник. В «Орелстрое» он наступил еще раньше — сразу после продажи ничем не обремененных квартир, но туповатых, хотя и добрых и безвредных, орловцев на него не приглашали.

Праздник для города наступил, когда стало ясно, что в многоэтажных джунглях строить школы и детские сады, а также собирать в трубу фекалии, чтобы гнать их дальше от жилья, все равно надо. Только теперь это забота всего Орла, его и — куда тому от проблем деться — бюджета Орловской области.

Во, какова сила заклинания, вычитанного Егором Семеновичем в волшебной книге! Хотя чего всех собак вешать на доброго волшебника? Он что, подменил собой всех депутатов, влез в их кожу, а потом, после присоединения, вылез? Нет, конечно. Добрый волшебник не опускался до подобных фокусов. Зачем? Он просто щелкал пальцами — и всё совершалось.

Нет уже у власти Егора Семеновича. А депутаты — многие из тех, что безвредно «бродили по жнивью», осуществляя свою деятельность, остались. Более того, пошли в рост, делают карьеру. На место доброго волшебника пришли недоучки, торопливые ученики, которые и книгу заклинаний толком прочитать не умеют, рвут ее друг у друга из рук, бормочут непотребное и черной завистью завидуют своему могучему предшественнику, огромной прибыли, которую умельцы извлекают простым щелканьем пальцев.

А в город, как уже было сказано, пришел праздник — роют канавы, вскрывают асфальт, тянут толстый фекальный коллектор из микрорайона Зареченского, чтобы народ с ума без канализации не сходил. Но прежде, разумеется, вселили туда (не в канализацию, а в микрорайон) людей, даже ленточки, прослезившись, на новоселье перерезали, радовались. И до чего же велико умение читать заклинания волшебной книги — «Орелстрой» и на этом заработал тогда! Злые даже не плевались уже, смотрели с недоумением и качали печально головами. Как, скажите, одолеть овечье стадо, объединенное в «правящую фракцию»; совестливых чиновников (фантастическое, неуловимое явление) и целую армию бестолковых последователей старого волшебника? Только головой качать и остается. И радоваться нашему общему празднику.

За чей же счет тянется коллектор из «Заречки»? Неужели чары рассеялись, заклинание бессильно и овцы превратились в людей, научившись требовать уважения к себе, закону и тем, на стражу чьих интересов они поставлены? Неужели город заставил «Орелстрой» платить по счетам — из своей орелстроевской прибыли доделывать то, что было спихнуто на голову горожанам, на их тощий бюджет?

Стоим на краю геометрически правильного котлована и горько усмехаемся. Тянут трубы за счет федеральных, областных и городских денег. Почему? Государство, наши с вами деньги, наши налоги работают на хитрованов из частной строительной компании, отгребших сумасшедшие барыши. Почему?

А почему асфальт вскрывают в декабре? Потому что так написано в волшебной книге, по которой мы и сегодня живем.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц