Сквозь мешковину официального оптимизма

Странные впечатления оставили публичные слушания по проекту областного бюджета, которые 27 сентября 2011 года провел облсовет. Понятно, что их участники — и члены правительства, и депутаты, и представители КСП и налоговой службы — все находились «в рамках».

«Проект, конечно, не лишен недостатков, но в целом соответствует», «Надо жить по средствам» — и так далее. Были обстоятельные доклады, много таблиц, диаграмм и цифр. Был даже обмен мнениями, можно ли считать областной бюджет на 2010 год и на плановый период 2013 и 2014 годов бюджетом развития или только лишь бюджетом выживания. Всё чинно, пристойно. Но внимательный слушатель не мог не заметить, как шило нерадостной реальности нет-нет да и протыкало мешок официального «сдержанного оптимизма».

С основными докладами выступали руководители департаментов экономики и финансов Ю. Есипов и В. Щипкова. Естественно, они старались представить проект бюджета как продукт компромисса, наиболее оптимального в нынешней ситуации. Доходы областного бюджета на 2012 год прогнозируются в сумме 21697,2 млн. рублей, что выше ожидаемого исполнения за 2011 год на 306,6 млн. рублей, или 1,4%. По сравнению с предыдущим периодом в 2013 году доходы увеличатся на 817,4 млн. рублей, или на 3,8%, в 2014 году — на 835,2 млн. рублей, или 3,7%.

О чем говорят эти цифры? Председатель Контрольно-счетной палаты области В. Курганников в своем выступлении сразу расставил точки над «i»: прогнозируемые темпы роста бюджета ниже темпов роста инфляции. А прогнозные трехлетние планы вообще превращаются в фикцию из-за постоянных «новых идей» того или иного руководителя страны, «политических решений» и тому подобных коррективов. И на это никто ничего не смог возразить.

Областной бюджет на 2012 год сформирован с дефицитом в размере 1941,5 млн. рублей, который планируется сократить с 21,0% в 2011 году до 16,8% в 2012 году и с 15,5% в 2013 году до 15,0% в 2014 году, или в 1,4 раза. Размер дефицита формально соответствует ограничениям, установленным Бюджетным кодексом.

Но депутаты немедленно поинтересовались: а за счет чего правительство планирует покрывать этот дефицит? Оказывается, прежде всего за счет получения новых кредитов. Именно поэтому КСП в своем заключении на проект прямо отметила: «В 2013 и 2014 годах доля коммерческих кредитов в источниках финансирования дефицита бюджета существенно увеличивается. Так, в 2013 году планируется получение кредита от кредитных организаций в сумме 4823,7 млн. рублей, в 2014 году — 6681,8 млн. рублей. В результате предельный объем государственного долга Орловской области по состоянию на 1 января 2015 года увеличится по сравнению с началом 2013 года на 1588,3 млн. рублей, или на 23,4%, и составит 8381,2 млн. рублей.

Крупные заимствования в форме коммерческих кредитов влекут значительный рост расходов на обслуживание долга. Так, расходы бюджета по разделу «Обслуживание государственного и муниципального долга» увеличатся с 256,9 млн. рублей в 2011 году до 362,6 млн. рублей в 2014 году, или на 41,1%».

Прямо скажем, не слишком оптимистичные перспективы. Руководитель департамента финансов В. Щипкова всех пыталась заверить: «Мы пока справляемся». Но выводы КСП тут же прижимали еще ближе к грешной земле: «В течение планового периода в целях финансирования дефицита бюджета существенно увеличивается объем коммерческих заимствований, при этом более 2/3 привлекаемых кредитов планируется направлять на погашение и рефинансирование предыдущих займов. В этой связи повышаются риски непривлечения требуемых объемов кредитов либо риски удорожания заимствований». И опять-таки никто ничего против этого возразить не смог.

Участники слушаний выступали, задавали вопросы. Спрашивали, например, почему по большинству долгосрочных областных целевых программ объемы финансирования, закладываемые в бюджет, существенно ниже объемов, предусмотренных постановлениями правительства, утвердившими эти программы? Если предполагается неполное финансирование, то, значит, надо приостановить действие или вообще отменить отдельные положения таких постановлений, поскольку существенно возрастают риски невыполнения целей и целевых индикаторов данных программ.

Говорили о дорожном фонде и состоянии дел в перерабатывающей и пищевой отрасли, высказывали сомнения в перспективах сбора налога на прибыль и целесообразности налоговых льгот, о недоимке по транспортному налогу и развитии промышленности… Конечно, все понимали: бюджет надо принимать, ибо без этого жизнь в области вообще остановится. Но честно говоря, всё это не слишком было похоже на безоблачные дали, скорее — на дальнейшее заболачивание депрессивного региона. А предложить — нечего.

Руководитель департамента экономики Ю. Есипов в своем докладе по ходу дела привел одну убийственную цифру: по предварительным итогам переписи, на 1 января 2011 года в Орловской области проживало 785 тысяч человек. А в начале 90-х, помнится, орловцев было около 960 тысяч. Вот наглядный итог «развития» за двадцать лет…

Юрий Лебёдкин.

Лента новостей

самые читаемые за месяц