Красная строка № 41 (263) от 6 декабря 2013 года

Слово к восьмидесяти пяти и троим

8 ноября 2013 года в нашей газете была напечатана критическая статья доктора филологических наук, профессора В. Костина «О Лабейкиной, «окаянных днях» Бахтина и ветре перемен», которая вызвала немалый резонанс среди педагогической общественности. 85 сотрудников Орловского института усовершенствования учителей и руководители трех средних общеобразовательных учреждений г. Орла направили в редакцию «Красной строки» ответ автору статьи под заголовком «К философии поступка», с небольшими сокращениями опубликованный нами 29 ноября 2013 г. в № 40 (262) «КС».
После этого В. Костин обратился в редакцию с просьбой подвести итог развернувшейся дискуссии. Мы предоставляем ему такую возможность, считая на этом тему исчерпанной.

Уважаемые! С большим, не скрою, трепетом читал ваше послание. Читал, перечитывал, пытаясь вникнуть в суть каждой коллективной мысли, обратившись вновь к своему материалу, опубликованному 8 ноября в «Красной строке». И, признаться, чув­ство гордости за вас овладело мною. Какие вы великолепные защитники своего «Дома», имя которому — институт усовершенствования учителей во главе с Галиной Александровной Лабейкиной! Как умеете дружно сплачиваться — от технички до зама, — если кто-то вдруг «посягнет» на его честь и достоинство. Даже ускоренными темпами осваиваете ох какую нелегкую философию великого мыслителя. И в качестве заголовка берёте название его труда, а где посчитаете нужным — и цитируете… Да, подумалось, мудрее нас стало сегодняшнее поколение. А нам-то, ученикам Бахтина, и тридцати часов в то уже далекое время не хватало — и лекций, и семинаров. Шли в университетскую библиотеку и склонялись над книгой.

А теперь позвольте прокомментировать послание. Начну с троих — присоединившихся. С вас, Игорь Николаевич Иваненко. То, что гимназия, возглавляемая Вами, одерживает одну победу за другой, не может нас всех не радовать. Дай Бог ей дальнейшего процветания. Может, еще выше был бы ее авторитет, если б в ней появился филиал музея Бахтина. Учитель года — литератор не подчинился вам, директору — тоже литератору. Сложили все экспонаты, приготовленные для вашей гимназии и приобретенные на личные средства, увезли в глубинку — сельскую Ильин­скую школу, что в Твер­ской области. Узнав из интернета о том, что в их школе, хотя и полгода, вел уроки немецкого языка еще не реабилитированный Бахтин, ученики вместе с директором и завучем приехали к нам, в Орел. И теперь там прекрасный филиал-музей.

Такая же картина наблюдалась и в двадцать втором лицее, здание которого находится на месте бывшей усадьбы Бахтиных. Хотя зам. директора музея Л. В. Дмитрюхина и разработала прекрасную программу, предусматривающую трехступенчатое ее изучение, и здесь директор отказала в наших благих намерениях. А один из ее замов — это Вы, Ирина Маратовна Сушкова, каждое утро и вечер проходящая мимо музея (двор-то у нас общий). Вы так и не заглянули к нам, в отличие от ваших бывших учеников, за прошедшие восемь лет, поставили за директора «подпись протеста». В Орле отвергли, в Москве — подхватили. Теперь по предложенной нами методике занимаются учащиеся общеобразовательного учреждения № 175 имени Чехова г. Москвы.

Следующей, в порядке очередности, значитесь Вы, Светлана Ивановна Скуридина, директор 45-й школы. Попросили Вы нас направить для проведения учебно-воспитательной работы преподавателя по историко-культурному наследию — пошли Вам навстречу. А когда из института усовершенствования учителей поинтересовались выполнением Э. В. Сальниковой учебной нагрузки, Вы не знали, что сказать в ответ. В жаркие для школы дни Эльвира Валерьевна, которую Вы знали и до этого, уехала отдыхать на жаркий юг. Ответ в институт был дан, как и следовало ожидать. Вот только некоторые дни проведения занятий совпадали с курортными. А теперь обе ваши подписи значатся под посланием.

Заодно коснемся И. В. Бутримовой и О. В. Бережновой, которые, как и Э. В. Сальникова, были первыми моими аспирантами, но не учениками. Обе показали, на мой взгляд, педагогическую несостоятельность, и первой было отказано в дальнейшем проведении занятий в ОГУ, второй — по той же причине в ИУУ, по кафедре историко-культурного наследия. На нашем сайте можно посмотреть видеоролик, запечатлевший одно из таких «занятий».

Что же касается моих учеников, то они, успешно работающие над докторскими диссертациями, есть и в орловских вузах — техническом университете, в институте искусств и культуры, есть в Москве, Саранске…

Прохожу по тексту послания. Усердно ищу то место в нем, где был бы опровергнут хотя бы один конкретный факт, приведенный мною. Не нахожу. Зато почти в каждом абзаце слова «манипуляция», «дискредитация», «сведение счетов», «попытался очернить», «попытался оскорбить»…

К слову, в послании упоминается русская народная пословица «Не плюй в колодец, пригодится воды напиться». Оказывается, для его авторов — литератора и историка — она становится, «к сожалению, нашей далеко не лучшей национальной традицией». Господи, что же это такое? Афоризм стал национальной традицией? Уважаемые, традиция — это элементы социального и культурного наследия, передающиеся от поколения к поколению. В качестве традиции выступают определенные общественные установки, нормы поведения, ценности, обычаи, обряды и т. д.

Может, рассудит нас мировое сообщество? Поскольку с нашим материалом могли в интернете ознакомиться все, кто интересуется, прежде всего, бахтинским наследием, изучает его, пропагандирует. По электронной почте мы получали отклики не только из разных регионов России, но и ближнего, и дальнего зарубежья. Из Китая написал Ван Лие, Македонии — Эмин Ниама, из Гвинеи Бисау — граф Луи де Артемик, Словакии — Поливкова… Филологи Москвы, Санкт-Петербурга, Саратова. Были телефонные звонки. Взволновало затронутое в статье экскурсантов, побывавших в эти дни в музее Бахтина. Все они едины в одном: нельзя разрушить тот кафедрально-музейный уголок, который сложился в Орле.

Вот некоторые выдержки из поступивших откликов:

«Я поражена! Восхищена! Теперь деятельность этого великого Человека заинтересовала меня еще сильнее. Гении всегда при жизни находятся в гонении, зато потом истинное творение находит себя. Жизнь, смерть… — что они перед великими творениями и теми мыслями, которые вечны! Спасибо Вам за такой музейно-кафедральный уголок. Это сердце. Оно теплое, небольшое. Оно наполнено любовью и творчеством».

«Такой необыкновенный культурный Центр — музей, кафедра. Всему руководству Орловщины необходимо поддерживать и помогать развитию и пропаганде великого нашего земляка и нашего национального достояния — не только русского, но и мирового».

«Вызывает восхищение энтузиазм и увлеченность своей миссией сотрудников музея и кафедры.

Общаясь, слушая, да и просто находясь с вами, в вашем музее и на кафедре, а вернее — Доме, убеждаешься и утверждаешься в который раз в величии Духа Человеческого».

А теперь заглянем на Герцена, 19.

Мы уже несколько недель, уважаемые, не были в вашем «Доме». Может, что-то изменилось за это время? Нет. По-прежнему две родные сестрички занимают хорошие кресла, и о дочках своих не забыли. В студенческие годы «входили» в список тружеников института. По-прежнему мать и дочь совершенствуют свое мастерство. Спокойно живут в ИУУ финансовый сотрудник с деверем и его женой, хотя и по разным адресам находятся муж и жена, но тоже штатные сотрудники института. Дальше пока продолжать не будем.

Скорее всего, они, как и многие другие, ставили свои подписи под посланием, не читая его. Ставили, полагаем, на чистых листах, на которых уже были набраны на компьютере их фамилии. А мы-то и правда думали, что изучали они философ­ские труды Бахтина…

Как здорово, что любая проблема, едва возникшая в ИУУ, перестает быть проблемой. Здорово? Да нет, не всегда. Слушатель должен повысить свою квалификацию, выполнив программу, рассчитанную на 72 часа. А ему выдают акт оказания образовательных услуг аж на 144. Причем приступает слушатель к занятиям 04.06.2013 г., а упомянутый акт тоже датируется 04.06.2013 г.

Распределение премиального фонда, оплата за почасовой труд и хозрасчетные курсы для управленцев службы социальной защиты, подписание договоров лицами, не имеющими на это прав, и т. д., и т. д., и т. д.

Не могу не обратить внимание на то, в каких условиях находятся слушатели курсов повышения квалификации. Наше фотообвинение, подготовленное к Дню учителя, оказалось актуальным и сегодня. Конец года… Надо срочно осваивать деньги. И ремонт продолжается.

…А нам предстоят новые поездки. Нас ждут в Москве, вновь в Петербурге… По новой, несколько усовершенствованной в последнее время программе, проведем мастер-классы. В уроке-диалоге будут участвовать, кроме нас, учитель и ученики.

Благодарю вас, всех откликнувшихся на мою статью, и хочу заодно успокоить: кафедра историко-культурного наследия после некоторого вынужденного перерыва возобновит свою работу. И кабинет-музей М. М. Бахтина вновь станет музеем межрегионального значения.

В Москве, куда мы на днях обращались, в последних приказах по Орловскому ИУУ увидели грубые юридические нарушения. Просили подготовить соответ­ствующие документы. Потому заканчиваю словами Высоцкого: «Я, конечно, вернусь»…

Валентин Костин,
академик Петровской
академии наук и искусств,
доктор филологических наук, профессор,
директор музея М. М. Бахтина, директор института историко-культурного наследия
Орловского государственного университета,
член Союза журналистов
СССР — России.

P. S. А тем, кто посоветовал мне «чаще обращаться к смыслу библейской заповеди: «Не судите, да не судимы будете», я напоследок скажу: я не только помню эту заповедь, но и живу ею. Надеюсь, и вы тоже. Потому протягиваю руку дальнейшего сотрудничества, призывая к диалогу не только в будничном общении, но и при проведении в этой форме занятий в школе, институте. Так что последними словами сегодня будет: «До встречи на Герцена, 19 или Горького, 23».
Ваш В. Костин.

Лента новостей

самые читаемые за месяц