Совет попечителям «Дворянки»

Глядя, как бьется местное «ЕдРо», обещая спасти домик Лизы Калитиной и даже все «Дворянское гнездо» в целом, хочется добавить свои верные «пять копеек» в это безнадежное предприятие. Деньги вообще-то лежат под носом господ «единороссов» Л. Музалевского, М. Вдовина и других непременных членов попечительского совета по восстановлению памятника литературной легенды. Они овеществлены в другом «легендарном» объекте «Дворянки» — «домике Владимира Соболева» — памятнике бесстыднейшей коррупции. Так что не стоит ждать милостей от инвесторов — взять их, как говаривал Мичурин, наша задача!

Не могу без слез вспомнить первое заседание попечительского совета, на котором мне по чистой случайности довелось присутствовать. Особенно тронуло эмоциональное выступление представительницы, так сказать, орловской интеллигенции, бывшего директора объединенного музея Тургенева Валентины Сафроновой. Эта милейшая женщина и краевед предложила… обложить налогом использование имен, связанных с литературой, в названии торговых предприятий и продуктов Орловщины. Боже, горячая защитница «Дворянского гнезда» — не та ли самая Валентина Викторовна, что не препятствовала гендиректору «Развития» Соболеву получить для строительства своего коттеджа часть территории «Дворянки», принадлежавшей подведомственному музею Лескова? Взамен на возведение забора. Какие все-таки у нас эффективные менеджеры в музейной пыли прозябают!

Нет, недаром наши великие писатели-земляки сбегали отсюда во всякие парижи и особой идеализацией Орла не страдали… За исключением «Дворянки». Некоторые из них здесь провели отрочество, а посещали — все. И как раз эта территория, где Орел переставал быть городом, рождая поэтические ассоциации, примиряла их с его торгашеским, купеческим духом. «Дворянское гнездо» превращалось в некий символ, обитель, где на круче с широким кругозором, с полями, пустошью, осыпающимися склонами берега Орлика жили возвышенные, благородные люди…

Весь девятнадцатый век «Дворянка» прирастала помещичьими садами, и в 1903 году по предложению жителей Орла здесь образовывается публичный сад «Дворянское гнездо». Водворяется бюст Тургенева — работы знаменитого скульптора Антокольского, устраиваются беседки и устанавливаются скамейки. Вплоть до Великой Отечественной войны район «Дворянки» продолжал оставаться любимым местом отдыха горожан. И только в немецкую оккупацию сильно пострадал. Бюст был расстрелян, а сад изъезжен тяжелыми военными машинами. До пятидесятых он попросту зарастал, пока по инициативе государства «Дворянское гнездо» не стали восстанавливать. Тогда по проекту орловского архитектора Левицкого здесь была построена беседка-ротонда. Она очень органично вписалась в окружающий пейзаж и по сию пору остается символом города.

Наконец, в 1987 году специальным постановлением ландшафт­ный сквер приняли под государственную охрану. Были определены его границы. Изготовили даже памятный знак в виде мраморной стелы с алюминиевой доской, где отобразили первоначальную планировку сада. Несколько лет назад эту доску прагматичные орловцы отвинтили и снесли в металлолом.

Как-то уж так случается со штатными интеллигентами Орла, что, отличившись на поприще разрушения старины, едва выйдя на покой, они тут же становятся истовыми ее защитниками. Почтенный краевед, а в недалеком прошлом главный архитектор города Федоров одним из первых в современной истории нанес урон «Дворянке», возведя здесь дет­скую больницу. Для этого была снесена часть старинных построек, венчавших улицу Октябрьскую. Затем пришла очередь овеянных литературными легендами особнячков на улицах 7-го Ноября и Салтыкова-Щедрина. Их снесли, чтобы заменить новыми корпусами разросшегося коммерческого института и таунхаусами.

Дом Лизы Калитиной — это сердце и смысл «Дворянки» — всегда вызывал особый интерес властей. Очень уж неказист, на вкус эстетов от бюрократии. Зодчий Федоров последовательно выступал за снос литературного памятника. А некий высокий начальник лет двадцать назад на полном серьезе просил крае­ведов показать прописку Лизы Калитиной в легендарном доме. Нельзя точно сказать, дожившее ли до наших дней здание описывает в своем романе Тургенев. Зато известно по подлинным чертежам, обнаруженным краеведом Седойкиной, что архитектура старого особняка, стены которого помнят многих великих писателей, практически не изменена.

В мерзости запустения рядом со скромным музеем Лескова, дом Лизы Калитиной ждет своего часа. Вот уже семь лет как он пустует. И вот уже третий год попечительский совет по возрождению «Дворянского гнезда» обсуждает, как же вернуть этому двухэтажному зданию былое великолепие. Вначале пытались отремонтировать домик за счет федеральных средств и вписать его реставрацию в программу подготовки города к 450-летию. Не вышло. Члены попечительского совета не учли, что земля под домиком должна иметь статус федеральной собственности. Тогда городские власти провели техосмотр дома. И вот вердикт — на 66 процентов строение изношено. Теперь нужна проектно-сметная документация. Стоит около миллиона. Их городской бюджет согласен выделить. Но на этом всё. Восстановление «Дворянского гнезда» и домика Лизы Калитиной обойдется примерно в 60 миллионов рублей. Мечтают сделать это за счет инвесторов. Таковых пока нет. И найти их, видимо, будет сложно: планы попечительского совета в первую очередь нацелены на культурную выгоду, а инвесторам необходима финансовая. В общем, очередное заседание попечительского совета, как и год его работы, прошло в разговорах, предложениях, мыслях и грезах.

Зато практически в огородах, куда любил вечером забрести герой романа старый помещик Лаврецкий, высится уродливый новорусский «замок гоблина», всем своим наглым видом словно издевающийся над поэзией ветхих дворянских усадеб. Для бытописания этого «дворянского гнезда», свитого с помощью бывшего мэра и бывшего же председателя горсовета от фракции «Единая Россия» Василия Уварова для однопартийца Владимира Соболева, опять-таки вернемся в прошлое.

В благословенные для орловских жуликов времена губернаторства Егора Строева, в 2002 году, постановлением № 1685 администрации Орла за подписью тогдашнего мэра Уварова земельный участок площадью 1721 кв. м, что расположен в пределах охраняемого государством ландшафтного сквера «Дворянское гнездо», был в обход Орловского городского Совета народных депутатов предоставлен ООЦРО «Развитие». При этом население города проинформировано не было. В нарушение ст. 45 Земельного кодекса и ст. 29 ФЗ «О музейном фонде РФ и музеях в РФ», при отсутствии законных оснований предоставление земельного участка осуществлялось за счет изъятия части территории, находящейся в бессрочном пользовании у Дома-музея Лескова.

И вдруг особняк как «незавершенка» оказался в собственности самого гендиректора «Развития» по смешной цене, составившей около 2 миллионов рублей. На фоне фокуса как не вспомнить некое интервью областной газете, более подходящее какому-нибудь сиренькому, несчастненькому прорабу, а не члену первейших орловских кланов. В ответ на упреки по поводу особнячка на 20 миллионов, купленного за гроши, Соболев там «давил на жалость»: мол, неужели я не заслужил к 60 годам возможность и самому заиметь домик…

Только в октябре 2005 года на сессии горсовета в присутствии представителя прокуратуры был поставлен вопрос: кому все-таки принадлежит этот особняк — организации или частному лицу? Ни бывший мэр Уваров с его замом по строительству, членом совета директоров «Развития» Жегловым, известным по скандалу с «Социальной инициативой», ни осужденный позднее за взятку бывший архитектор города Фомин так и не открыли депутатам сей секрет. Занятно при этом, какой наивняк изображали матерые отцы города: мол, взамен музею Лескова был предложен участок площадью 27 соток и негативных последствий для музея нет. Это все равно, как не заметить негативных последствий, предложив вместо картины Шишкина его копию на фантике от конфеты! Или еще «отмазка»: изъятие 17 соток у музея Лескова было согласовано с директором Государственного литературного музея Тургенева В. Сафроновой. Будто бы бывший директор Сафронова имела какое-либо право распоряжаться федеральной собственностью.

Так или иначе, депутаты задали вопрос и, не получив ответа на него, предприняли положенные депутатам действия: 17 ноября 2005 года городской Совет на внеочередной сессии принимает постановление об обращении в суд по фактам нарушений законодательства, допущенных администрацией города Орла на территории «Дворянского гнезда». В п. 2.2. постановления имеется такая запись: «Направить необходимые материалы по указанным фактам в прокуратуру Орловской области и просить прокурора Орловской области поддержать в суде требования городского Совета в части отмеченных нарушений земельного законодательства».

Прокуратура полностью самоустранилась от выполнения этой своей обязанности. Развела руками, сославшись на федеральный суд Советского района, на то, что судья М. Старых отказала горсовету в удовлетворении заявления об отмене незаконных постановлений мэрии… в связи с пропуском срока обращения в суд. Прокуратуре этого только и надо было: мол, и надзорные органы теперь не могут поддержать депутатов, мол, для обращения в суд теперь имеются препятствия… Что мешало, да мешает и сейчас, инициировать прокуратуре не гражданский иск, а уголовное дело — непонятно. Вернее, слишком понятно!

Наша Орловская областная прокуратура, чьи представители живут в тех самых таунхаусах, построенных «Развитием» недалеко от «Дворянского гнезда», неуклонно выбирает сторону гендиректора Соболева. Вот выбранные места из переписки, как сказал бы автор «Дворянского гнезда», с облпрокуратурой, цитируемые в недавнем открытом обращении депутатов к генпрокурору Чайке: «…Прокуратурой документально зафиксирован целый букет правонарушений с выделением этого земельного участка, и, более того, она отметила, что указанные действия должностных лиц администрации города Орла были совершены вопреки интересам службы и привели к нарушению интересов муниципального образования, а также Дома-музея Лескова, являющегося памятником истории и культуры федерального значения, и причинению им ущерба».

Но это вынужденное признание прокуратурой факта причинения ущерба государственным и общественным интересам Российской Федерации нивелированы традиционной «фишкой» орловских блюстителей закона: «Прокуратура передала эти документы в Следственное управление по Орловской области. Там их приобщили к материалам комплексной проверки по фактам нарушения законодательства должностными лицами администрации города Орла в период с 2002 по 2006 гг. Следственное управление по результатам проверки всего пакета приняло решение об отказе в возбуждении уголовного дела…».

Чудные дела творятся в областной прокуратуре! Ее просили проверить документы, которыми прикрывает свои действия нынешний собственник особняка, член совета директоров ОАО ООЦРО «Развитие» Соболев. Ее информировали, что оценщик Широков — из той самой компании, которую, по данным правоохранительных органов, создал беглый вице-губернатор Сошников, чтобы в сделках с государственной недвижимостью максимально снижать стоимость государственного имущества и путем хорошо продуманных комбинаций передавать его «нужным людям». Но прокуратура в который раз не признает противоправность действий администрации города, а Следственное управление, приобщая это вопиющее дело к куче менее значимых земельных правонарушений, каждый раз «закапывает» его, признавая причиненный ущерб «несущественным» для городского и областного бюджетов.

Пока попечительский совет ищет деньги, не забывая активно пиарить отеческую заботу «Единой России» о «Дворянском гнезде», у оппозиционного орловского интернет-сообщества возникло до символизма забавное предложение: когда-то, еще при жизни писателя, усадьба семейства Лесковых на «Дворянке» сгорела и была продана орловскому губернскому прокурору. Может, и нынешнюю соболевскую усадьбу, если только ее нынешний владелец усилиями областного прокурора «погорит» в качестве фигуранта, пообещать прокуратуре? А на вырученные от продажи средства восстановить домик Лизы Калитиной. Хороший вариант, задумайтесь!

Андрей Иванов.

самые читаемые за месяц