Спасение задыхающихся — дело рук самих задыхающихся?

В течение трех ночей жители пятиэтажки № 314 по ул. Комсомольской в г. Орле задыхались от дыма, который проникал в квартиры с улицы. Предположив, что где-то поблизости сжигают мусор, одна из жительниц дома по поручению соседей начала обзванивать различные инстанции в надежде, что специалисты в экстренном порядке приедут на Комсомольскую, сделают необходимые замеры в воздухе или определят источники задымления. Не тут-то было.

Если заглянуть в телефонный справочник, то легко убедиться, что «за экологию» у нас отвечает сразу несколько организаций. Есть природоохранная прокуратура, есть управление Роспотребнадзора, есть областная служба экологического контроля и природопользования, есть так называемый Дом природы на Комсомольской, есть, наконец, областное управление МЧС. Но дело в том, что по тревожному ночному звонку из дома № 314 на помощь людям не выехал никто. Разобраться обещали, но по письменному заявлению и не раньше, чем через месяц. «Да за месяц мы тут все задохнемся», — в отчаянии привела последний аргумент жительница злополучного дома. Но система стоически выдержала и этот отчаянный крик.

Так кто же обязан оказать экстренную помощь в таких случаях? Или загазованность городского воздуха не считается у нас опасным явлением, на которое нужно реагировать специалистам?

В природоохранной прокуратуре мне, после некоторой паузы, уверенно сказали: это дело областной службы экологического контроля и природопользования. Но там так же уверенно поправили: нужно обращаться в Роспотребнадзор, который, несмотря на существование областной контролирующей службы, все же остается за главного в деле защиты окружающей среды, тем более, если речь идет об областном центре. Но в отделе санитарного надзора областного управления Роспотребнадзора меня переадресовали к спасателям, пояснив, что хотя в Роспотребнадзоре и дежурит по ночам специальная бригада специалистов, выезжать по каждому ночному звонку они не обязаны: мол, звонки бывают всякие. Вот как раз спасатели МЧС и должны проверять серьезность и обоснованность ночных тревог, пояснили на том конце телефонного провода.

Примечательно, что в пресс-службе Главного областного управления МЧС мне повторили тот же порядок действий. Звоните 01 или на телефон доверия 76-17-78, и спасатели (или пожарные) проверят ваш сигнал с выездом на место, привлекая, если это потребуется, специалистов Роспотребнадзора.

Но ведь дело в том, что из дома №314 в одну из бессонных ночей с 12 на 13 августа звонили и по телефону 01! И безрезультатно! Выходит, замкнутый круг?

Не хотелось бы делать «крайними» наших доблестных спасателей и пожарных. Но проблема, видимо, есть. Искать несанкционированные горящие свалки по ночам — дело трудное и неблагодарное. Тут требуются усилия мобильных оперативных групп, вооруженных, скажем, передвижной лабораторией, которая позволяет делать замеры загазованности воздуха. Такого оборудования, как утверждают некоторые специалисты, в городе нет ни у одной службы, отвечающей «за экологию». С другой стороны, давно известно: когда все отвечают за все, то трудно добиться результативных действий по конкретному поводу.

Возможно, правы те, кто считает, что городу Орлу нужно возродить сокращенный в свое время городской отдел (или управление, комитет — как угодно) по экологическому контролю, который мог бы действовать в тесном контакте с городским подразделением по делам ГО и ЧС. А может быть, нужно просто наладить взаимодействие существующих служб, чтобы куда бы ни позвонили горожане, их сигнал был обязательно передан в ответственные руки.

Ну, а пока жителям города можно посоветовать одно: в случае возникновения экологических проблем, звоните спасателям и настаивайте на их выезде в любое время суток. Иначе система не сработает: слишком много в ней похожих, но не сцепляющихся друг с другом «шестеренок».

А. Градов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц