Спектакль с названием «В посудной лавке». Автор и режиссер — Слон

Когда этот номер газеты выйдет из печатного станка, останутся считанные часы до того, как практически определится список людей, решившихся-таки побороться за, скажем так, скоропостижно освобождающееся кресло градоначальника Ливен. Неделю назад рассказ о перипетиях выявления кандидатов на должность нового главы в Ливнах мы приостановили на том, что вот-вот в городе должны были состояться праймериз. «По слухам, на момент подписания нашего номера в печать», дословно сообщали мы, в списках претендентов «остались Л. И. Фаустов и уже З. Н. Селина». «Уже», употреблённое перед Зоей Николаевной, означает, что до той поры заместитель директора Ливенской кондитерской фабрики в связи с выборами нового главы города публично нигде не упоминалась. Судя по всему, и впредь упоминаться вряд ли будет. По крайней мере, 12 января, когда тот номер газеты вышел в свет и одновременно состоялись первые из трёх обещанных единороссами праймериз, её имени в списках претендентов уже не было. Вместе с Фаустовым фигурировал другой претендент — молодой предприниматель Артём Капнинский.

Его фамилия тоже звучит в нашей истории впервые, хотя, возможно, и напрасно. Поскольку на самом деле основания для того, чтобы её назвать чуть раньше, у нас имелись. Извините, тогда мы не придали им значения. А ведь это как раз Артём Александрович во время первой безрезультатной попытки проведения в Ливнах единороссовских праймериз участвовал в них вместе с А. И. Пентюховым. И именно после того как примерно треть выборщиков не проголосовала за Андрея Ивановича, тот свою кандидатуру снял…

Подозреваем, что З. Н. Селина как возможный претендент на должность нового главы Ливен возникла в качестве «теневого» кандидата. Немного зная её прямой характер, предположим, что такая роль Зою Николаевну не устраивала, потому и «претендентом» она побыла лишь в чьих-то предположениях, причем не более суток.

И вот Артём Александрович, посоревновавшись с Пентюховым, в конце концов бросил-таки перчатку во внутрипартийном состязании ещё раз, теперь уже Л. И. Фаустову. Полное забытье, в котором пребывало его имя в промежутке между этими двумя «ристалищами», будем считать недоразумением.

Остаётся сообщить, что победить ему опять не случилось. Арифметически результат Л. И. Фаустова оказался вряд ли лучше, нежели был у А. И. Пентюхова.

Однако положение, в котором оказался он сам, а вместе с ним и все те в Ливнах, кто рассчитывает все-таки получить городского главу, адекватного стоящим перед городом непростым задачам, в шахматах называется словом «цейтнот». Острая нехватка времени.

Настолько острая, что отныне действительно говорить придётся исключительно всерьёз. Полагаю, не каждый из читающих эти строки пока даже представляет, насколько всерьёз придется нам говорить. Поэтому приготовьтесь, пожалуйста, к неожиданностям.

Для начала напомним, что в декабре, в кои-то веки получив предложение поучаствовать в губернаторской пресс-конференции, мы поинтересовались у Александра Петровича его отношением к нашим предвыборным коллизиям. Вопрос тот был мотивирован вполне обоснованной тревогой — время неумолимо шло, а путёвых в общепризнанном смысле кандидатов на главную должность в нашем городе, извините, не находилось.

Более того, попытка найти выход из этого пикантного положения, предпринятая из самых верхов нашей области, только добавила пикантности. Даже сверх меры добавила: выход вроде нашли, зато входа не обнаружили — так, на манер анекдота, оценивают сегодня многие ливенцы конфуз с инициированным из областного правительства выдвижением в качестве кандидата в новые мэры Ливен ни в чём не повинного А. И. Пентюхова.

Происходившее впоследствии, если честно, тоже вызывало и продолжает до сих пор вызывать обоснованное недоумение. Фамилии людей, достойных, по многим оценкам, кресла в главном кабинете города, возникали, но потом исчезали из списка, автоматически только нагнетая ситуацию.

Любопытно проанализировать причины, по которым происходили исчезновения. Собственно, причина почти всегда была одна. Уважаемые люди появлялись на сцене и снова её покидали, либо не получив прямой и ясной поддержки губернаторской команды, либо вовсе удостоившись оттуда негативного импульса. Так, говорят, произошло с кандидатурой Е. И. Бондарева. Не можем утверждать, по какой именно причине, но доподлинно известно, что не получил благословения Н. В. Злобин… Да к кому из руководителей ни обратись, пусть даже с полушутливым вопросом, готов ли человек попробовать себя в роли мэра, почти от каждого звучит что-то вроде: «А мне никто не предлагал».

Мы ведь, ливенцы, в подавляющем своём большинстве действительно законопослушный народ, уважающий порядок и, следовательно, властную иерархию. О нас за пределами города традиционно говорят разное, но чаще всего ценят некие особенности, которыми нам, в общем-то, есть основания гордиться — особую коллективную мудрость, высокую степень внутреннего единения, ту же командность, обострённое чувство справедливости. Так повелось еще Бог знает с каких времен — может, с тех самых, когда сюда, на берега Сосны, съезжался — кто по собственной воле, кто по приказу — люд, способный сообща противостоять частым набегам недругов.

Мы всегда дорожили этой репутацией. Мы можем придерживаться разных политических взглядов, можем, как всюду по стране, симпатизировать разным политическим силам. Но, во-первых, часто такое разграничение происходит весьма условно, порою причудливо переплетаясь, во-вторых, в критические минуты такие различия во взглядах становятся на поверку второстепенным и даже третьестепенным делом.

Вот, скажем, проблема во взаимоотношениях с губернатором и его «правой рукой» И. Ю. Гармашем. Не припомним, чтобы призывы к неповиновению их воле открыто звучали у нас в Ливнах даже из рядов коммунистов…

Хотя, если подумать, почва для этого в городе всё-таки была. Вспомним только эти многозначительные оговорки, которые А. П. Козлов минимум дважды в течение прошлого года делал на встречах с ливенским активом. Они имеются в материалах ливенского телевидения, они — достоверный факт. Готовясь к той самой пресс-конференции в декабре, я специально их ещё раз просмотрел и прослушал. Там наш губернатор чётко выразился о том, что «поначалу отношение к Ливнам было известным», но якобы «теперь это всё в прошлом». Исходя из этого, мы даже сформулировали ещё один свой вопрос Александру Петровичу: «У нас по городу в связи с этими вашими высказываниями — а звучали они в разное время — ходят самые противоречивые догадки. Люди заинтригованы. Не могли бы вы уточнить, о чем именно шла речь? И какого рода перемен следует ждать нашим горожанам?».

Нет, ни на самой пресс-конференции, ни, как обещалось, позже губернатор по этому поводу ничего до сих пор не пояснил. Приходится домысливать самостоятельно.

Оказывается, приехав в своё время на Орловщину, Козлов с Гармашем были почему-то заведомо уверены в непорядках на нашей земле. И повели себя по отношению к Ливнам, к людям, в нашем городе проживающим, соответственно. Есть такая метода в чиновничьем арсенале — кого-то «переломить через колено», «кому-то перекрыть кислород», какую-то территорию «обильно посыпать дустом». Разумеется, всё это образно.

Минимум дважды публично признав ошибочность тех оценок, губернатор тем самым недвусмысленно признал сам факт негативного отношения к нашему городу. Пусть это было давно, ладно. Кто старое помянет, тому глаз вон. Но есть ли у нас гарантия, что наши ливенские проблемы уже действительно исключительно в прошлом?

Похоже, что нету их, гарантий. Уж больно пренебрежительно, иначе не скажешь, по отношению к нам продолжает себя вести руководство области. Никого не слушают, ни с кем не разговаривают, ничего не объясняют. Если разобраться, всё, что у нас в городе происходило с середины декабря, делалось по сценарию, который писался в областном центре, в здании на главной площади. И странностей вокруг предвыборной кампании это касается в первую очередь. Оттуда, из Орла, шли к нам по ходу её разного рода запреты. Кандидатура Е. И. Бондарева? Нет, не подходит. Человек уходит со сцены. Н. В. Злобин? Тоже нет, возможно, ещё пригодится в Орле.

Остался, по сути, один Л. И. Фаустов. Казалось бы, вот он, согласованный с областью кандидат… Чтобы всё подвести именно к такому результату, на праймериз сюда, в Ливны, приезжал не только куратор из правительства, приезжали, рассказывают, даже члены счётной комиссии. Такое, выходит, сложилось в Орле о нас мнение: даже сосчитать голоса у нас самим, дескать, некому…

Впрочем, не будем делать поспешные выводы относительно Леонида Ивановича. Не всё и с ним так безоблачно, как может показаться поначалу.

Похоже, сам Фаустов в списке кандидатов на пост мэра Ливен остался исключительно благодаря своему настойчивому характеру, благодаря ответственности, которую он сейчас чувствует за судьбу родного города. А пресловутого «благословения», сколько ни пытался получить, пока не дождался ни от самого губернатора, ни даже от И. Ю. Гармаша. Не получается у них личного контакта…

Искушенные люди утверждают, что это весьма значимый симптом. В том смысле, что он не означает ничего для города хорошего. Особенно на фоне заявления, сделанного одним из возможных претендентов-самовыдвиженцев на пост ливенского главы ещё перед Новым годом. Тогда на собрании в горадминистрации тот вдруг во всеуслышание сообщил с трибуны, что общается с Игорем Юрьевичем, с Гармашем, регулярно. Сообщил об этом, чтобы доказательно проиллюстрировать: его позиции сильнее. А теперь к тому же орловского куратора в обществе с ним ливенцы видят куда чаще, нежели с Фаустовым…

Злые языки уже понесли по Ливнам нелепый слух: дескать, должность главы нашего города кем-то из орловских уже банально «продана»… Мол, они действительно пакуют чемоданы, вот и собирают себе на дорожку.

Такого у нас на памяти ещё никогда не было. Даже на уровне слухов. Даже на уровне самых нелепых из них.

Вообще надо обязательно сказать, что на протяжении многих лет, не только на протяжении последних двух десятилетий, но и ещё раньше, жизнь в Ливнах конструировалась очень тщательно, выверенно, тонко и деликатно. Вполне можно сказать: словно в помещении, полном стекла и керамики. Смею утверждать: предметная забота об этом отличала без исключения каждого нашего первого руководителя — от Тарнавского до Ашихмина. Думаю, что и прежде было так.

А вот сейчас, есть стойкое ощущение: в эту своеобразную посудную лавку стал ломиться слон. И в последние месяц-полтора он упорно вовлекает нас в некий спектакль в жанре кошмарных ужасов с одному ему понятным сюжетом. Даже если это только ощущение, что-то всё равно вокруг уже вовсю реально звенит, что-то уже в нашем доме действительно падает и крушится.

И когда мне говорят: «К чему тебе эта правда? Зачем ты наживаешь себе врагов? С ними так нельзя, надо учтивее!», я про себя размышляю примерно так: «Если я не прав, если ошибаюсь, готов буду извиниться. Но так всё же лучше, чем если слон действительно лезет, а мы сначала предложим ему чайку, потом заботливо потреплем для удовольствия за ушком, а в довершение всего услужливо укажем полки с самой ценной, еще от дедов доставшейся посудой».

Пусть этот слон, пока не поздно, всё-таки объяснится. Лучше — по-человечески.

С. КРАСНОЩЁКОВ.
Газета «ПРИНТ в Ливнах»,
№ 2, 19 января 2012 г.

самые читаемые за месяц