Красная строка № 32 (254) от 4 октября 2013 года

Спрячь за высоким забором…

Хочу соригинальничать! Мое изложение этой занятной ситуации, если придерживаться журналистской терминологии, будет состоять из нескольких «лидов» и небольшого нравоучения… Вот, скажем, зачин конно-спортивный.

Покупание
«красного» коня

На рубеже 19 и 20 веков основными конкурентами на беговых дорожках российских ипподромов были две рысистые породы — орловская и американская. Причем, орловская к нашей «богоспасаемой Орловщине» никакого отношения не имела, а вот американской занимался в поместье Злынском в Болховском уезде легендарный помещик, большой знаток и энтузиаст коневодства действительный статский советник, вице-президент Орловского общества охотников конного бега Николай Телегин. В этот период применялся так называемый метод промышленного скрещивания. Большое количество первоклассных орловских кобыл скрещивалось с американскими производителями.

Случившаяся Октябрьская революция и последовавшая за ней Гражданская война резко сократили поголовье лошадей. В июне 1918 г. конезавод Телегиных был национализирован, но на его конюшнях продолжали заниматься селекцией русской рысистой породы. В 1966 году директор Злынского, ставшего к тому времени «15-м конезаводом», отправляется в Америку и на 125 тыс. долларов, выделенных «партией и правительством», покупает 23 кобылы и 2-х жеребцов американской рысистой породы, чтобы продолжить дело старозаветного Телегина. Для сравнения: сегодня один племенной жеребец стоит не меньше 100 тыс. долларов.

Реалии современной России. В результате всем известных событий последних лет основными словами на конезаводе стали «скотомогильник» и «мясокомбинат». В конечном итоге завод обанкротили и его приобрел человек с «галопирующей» фамилией Раппопорт — миллиардер и соратник Чубайса по реформированию РАО ЕЭС… Про геройского Раппопорта начнем, перекрестясь.

О подвигах,
о доблести, о славе…

«1998 год, дефолт, зачеты, неплатежи», — описывает Раппопорт свой приход в РАО ЕЭС. Чубайс назначил его своим первым заместителем по инвестициям. Но поначалу было 
не до них — вся команда РАО занималась тем, что выбивала из потребителей деньги за электричество. Менеджерам Чубайса было не до церемоний. «Просто брали и отключали, бах — потухло это, бах — потухло то. А дальше губернатор начинает истерить, звонить сюда, в правительство», — рассказывает Раппопорт. В командировках Раппопорта якобы сопровождали две роты ФСБ.

В ситуации хронического безденежья большую ценность представлял даже крохотный контракт РАО на поставку энергии в Финляндию — примерно на $15 млн. в год. Для сравнения: долги стран СНГ перед РАО составляли тогда, по словам Раппопорта, около $800 млн. Разобраться с ними поручили ему. И он разобрался, забрав большую часть долгов акциями: Казахстан отдал контрольный пакет Экибастузской ГРЭС, Грузия — АО «Теласи». Эти и другие активы вошли в новую дочернюю компанию РАО — «Интер РАО ЕЭС», которую возглавил Раппопорт.

Мощным аргументом на переговорах снова были отключения. Раппопорту приходилось обесточивать даже родную Украину. Губернатор Харьковской области накануне новогодних праздников как-то взмолился: «Ну дай людям отпраздновать, земляк же!». На сутки область получила свет. Рубильник помогал в разных ситуациях, признает Раппопорт. Когда в Грузии при странных обстоятельствах был задержан один из сотрудников РАО, он отключил страну целиком. Энергетика отпустили через пять минут, но полтора часа, пока он добирался до аэропорта, Грузия была без электричества. После этого Чубайс просто взревел: хватит терроризировать население… Тут лучше начать по-другому. Со светской хроники, так сказать.

Скромное обаяние буржуазии

Август прошлого, 2012 года известная российская супружеская пара Анатолий Чубайс и писательница-телеведущая Дуня Смирнова провели в Болховском районе. Знаменитые супруги оставили московское светское общество, чтобы провести уикенд на Злынском конезаводе: полюбоваться лошадьми во владениях друга семьи, хозяина конезавода Андрея Раппопорта.

Гости с удовольствием гуляли по окрестностям и знакомились с историей конезавода и его обитателями. Большую часть времени они посвятили катанию на лошадях и обучению профессиональной езде в качалке. Мастер-класс давал сам Андрей Раппопорт. Он научился у злынских конников и теперь сидит в седле, как заправский наездник.

Анатолий Чубайс и Дуня Смирнова устроили фотосессию с королевой рысистого российского конезаводства — лошадью Роксаной. Королева отнеслась к вниманию знаменитостей благосклонно. Директор Злынского конезавода Светлана Лебедева:

— Наши знаменитые гости расхвалили наших лошадей, которые их прекрасно слушались. Анатолий Чубайс и Дуня Смирнова с восхищением отозвались о болховском крае…

Ну довольно, наш рассказ можно затеять и в обличительном духе.

Ах, гостиница моя, ты гостиница!

В 40 км от Орла есть поселок под названием Злынский конезавод. Рядом — ещё три деревни. А между ними — пруд, который в народе называют Калиновским. Около ста жителей посёлка и окрестностей обратились в районную прокуратуру с просьбой оказать содействие в устранении нарушения их прав. Они писали, что уже два года не могут пользоваться прудом: официально он является «водным объектом общего пользования», но несмотря на это, ловля рыбы в нём и отдых в 20-метровой прибрежной зоне общего же пользования разрешались по настроению нынешнего владельца конезавода, который в данный момент и вовсе запретил лов рыбы.

«Новорусский барин» Андрей Раппопорт мудро решил оградить себя и пруд от назойливых крестьян, не забыв включить в ограду прилегающую рощу, а заодно и своё поместье, именуемое «гостиницей», которое уже стоит на берегу пруда. Кстати, само ООО «Злынский конезавод», было прикуплено им аж в 2005 году, в светлые времена правления дорогого нашего Егора Семёныча Строева. Нынешний губернатор А. Козлов по протоптанной дорожке тоже частенько наведывается сюда — наверное, поговорить о тяжёлой крестьянской доле.

Ну, а что касается ООО «Злын­ский конезавод», общество, как и положено, было оформлено где надо. А именно: ООО «Злын­ский конезавод», Орловская обл., Болховский р-н, принадлежит ООО «ОМЕГА КОМПАНИ», город Москва, которое, в свою очередь, принадлежит компании «УАНРУТ ТРЕЙДИНГ ЛИМИТЕД», расположенной в оффшорной зоне на благословенном острове Кипр.

А земли, прилегающие к Калиновскому пруду, по информации главы Злынского сельского поселения, недавно принадлежали ООО «Юпитер», тоже раппопортовской конторе. «Дочка» вскоре после проверки и предписаний Болховской прокуратуры, видимо, из чисто репутационных соображений, безвозмездно передала их ООО «Гостиница».

Вообще, положа руку на сердце, гостиница возле пруда на самом деле красивая. Дорогая. Пожалуй, самая дорогая на Орловщине. Двухместный номер стоит 6500—7200 рублей в сутки. Плюс аренда лодки, если захочется покататься по пруду, и прочие удовольствия — за дополнительную плату. Дороговизна, надо полагать, не случайна — чтоб и в голову никому не пришло сюда сунуться. Поэтому поместье чаще всего пустует в ожидании Натановича или его друзей, которые прилетают сюда на вертолёте — под это дело и площадку соорудили.

«Бермудский» пруд

Интересно, что после санкций прокуратуры «пруд общего пользования» не только не был открыт собственно для общего пользования, но — окончательно огражден от крестьян забором из металлического профиля двухметровой высоты и многокилометровой протяженностью. Деньги немереные, крестьяне насчитали 7 с лишним миллионов. И вовсе охренели! Тогда Болховская прокуратура решила выполнить свое прямое предназначение «государева ока» и обратилась с иском в Болховский районный суд — с тем, чтобы осуществить выполнение статей Водного кодекса РФ и обеспечить беспрепятственный доступ граждан к объекту общего пользования.

Первоначальные ответчики — Злынский конезавод, ООО «Юпитер», а потом уже и ООО «Гостиница» наняли бригаду юристов, приступили с воспитательными беседами к работникам поселка, имевшим «счастье» трудиться на местных промыслах олигарха, попытались объявить нелегитимным сход сельчан, посвященный доступу к спорной воде. И самое занятное — завели для охранников «гетто», как остроумно называют здесь окруженную забором территорию с прудом и поместьем Раппопорта, «холокостовского» вида овчарок.

А инициативным жителям поселка, попытавшимся участвовать третьей стороной в процессе, было отказано. Тогда крестьяне поступили неожиданно. Они подали в прокуратуру заявления с просьбой уточнить судьбу их земельных паев, в строевскую эпоху внезапно объявленных госсобственностью и, по их подозрению, проданных Раппопорту. А там пошло-поехало. На суд пригласили заместителя начальника отдела госнадзора, землеустройства и мониторинга земель, геодезии и картографии Управления Росреестра по Орловской области. Деловая дама в подробности объяснила, как и что, а заодно выяснилось, что, дей­ствительно, с некоторыми кадастровыми номерами и статусом земель, в том числе неразграниченных, но попавших под заборы Рапопорта, что-то неладно. Тогда ответчики, «бабла» не считая, решили заказать дорогостоящую земельную экспертизу у независимых экспертов.

И у крестьян — новые затеи. Теперь они хотят, чтобы соб­ственники убрали раппопортовскую баньку, незаконно построенную в 20-метровой зоне общего пользования у самой воды, хотят установить сервитут на проход в сектор этой самой прибрежной зоны, сейчас недоступный из-за строений «большого барина». Хотят, наконец, чтобы им обеспечили беспрепятственную рыбалку, ибо подозревают, что и с легитимностью зарыбления пруда мальками форели не все законно.

Люди холопского звания

Такое ощущение, что наместники миллиардера, обитающего где-то в высоких столичных чубайсовских наносферах, здесь, на Болховской земле, без «барского догляда» пошли вразнос. Поссорились из-за какой-то рыбалки с местным населением, сорят деньгами, возведя стальной забор, соперничающий с «китайской стеной», и зная, что прокуратура потребует его снести, нанимают юристов и недешевых экспертов, забывая, что Водный кодекс — закон прямого действия, и их участие в судах просто по определению проигрышное. Думаю, узнай барин, что его именем и деньгами творят управляющие, до какого накала конфликта с крестьянами дошли — разъярится. А всего-то и надо для «всеобщего мира» убрать забор и допустить людей к их пруду, тем паче, что он на самом деле объект общего пользования!

Леон Коленвалов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц