Красная строка № 43 (265) от 20 декабря 2013 года

Сталин растворился в будущем

В канун 21 декабря — дня рождения И. В. Сталина «Красная строка» предлагает вниманию читателей сокращенную стенограмму круглого стола «Значение Сталина для современного общества», который состоялся в Москве в Независимом пресс-центре.

Михаил Делягин: Попытка агрессивно-либеральной тусовки развязать кампанию «десталинизации» провалилась с феноменальным позором…

Причём авторов «десталинизации» я знаю, и они, по-моему, ничего особенно плохого в виду не имели: они просто придумали тему, на которой, как им показалось, можно легко и с удовольствием распилить деньги… Но они тронули Сталина — и в результате их имена стали ругательствами, а их кампания превратилась в имя нарицательное.

А на конкурсе «Имя России», как вы помните, Сталин, к ужасу организаторов, лидировал до тех пор, пока политическая необходимость, насколько можно судить, не вызвала вмешательство в ход подсчёта голосов…

Первым у нас выступит Святослав Юрьевич Рыбас, писатель, соавтор фундаментального труда «Сталин. Судьба и стратегия».

Святослав Рыбас: Спасибо. Чем я интересен? Тем, что я внук белогвардейца, который, будучи гимназистом, был мобилизован в Добровольческую армию в Донбассе, прошёл весь этот так называемый Московский поход, эвакуацию, Галлиполи, Болгарию, возвращение сюда и окончание горного института вслед за всеми его предками. И он был начальником шахты, руководителем в угольной промышленности и Героем труда. Не соцтруда — там было звание «Герой труда».

…Сталин столкнулся с тем, что модернизация, о которой говорят не только большевики, но и нынешние власти, была провалена. Это модернизация Витте-Столыпина…

Эта реформа была провалена, потому что задевала очень крупные интересы правящих и экономических кругов. Заговор 1916 года против императора Николая Александровича готовили не большевики, а элита, куда входил весь прогрессивный блок Думы, то есть три её четверти. В заговор входил генералитет, финансисты, промышленники, западники, старообрядцы московские и в целом московская группировка.

Этот заговор подвёл черту плавного, мягкого развития Российской Империи и обрушил её. Обрушил потому, что правящая элита недостаточно быстро входила в требования промышленной революции. Об этом хорошо написал Макс Вебер. Он, будучи в Германии, написал несколько газетных статей о судьбе и перспективах России. И в одной из статей он писал, что режим царский будет провален из-за несоответствия требованиям промышленной революции.

И он указал — цитирую дословно: «Устранить эти трудности может только долгая социально-революционная диктатура.

…Библиотека Сталина насчитывала 20 тысяч томов, в большинстве которых есть его отметки, — а, как мы знаем, нынешний курс высшего образования подразумевает, что студент должен прочесть минимум 100 книг.

То есть Сталин был очень серьёзно подготовлен, и об этом есть интересное замечание Йозефа Шумпетера, соратника Хайека, австрийского политолога и экономиста. Он написал в своей работе «Капитализм, социализм и демократия» 1945 года, что равного Сталину по интеллектуальному уровню в современном мире он не встречал.

…Почему Сталин живой до сих пор? Обращение к нему — не обращение к историческому деятелю или не столько обращение. Это сегодня прежде всего форма общественной критики.

Андрей Фурсов: Более двадцати лет прошло с разрушения Советского Союза. Советский Союз рушили под аккомпанемент кампании десталинизации, которую устроила перестроечная шпана. И, казалось бы, за 20 лет эти люди и их идейные наследники должны были угомониться.

Но ничего подобного. Я бы хотел порассуждать о том, кто и за что ненавидит Сталина. Внутри страны при жизни самого Сталина его ненавидели две группы советского истеблишмента.

Одну можно условно назвать левыми глобалистами: это те, кто стремился к мировой революции… Они считали, что Сталин предал дело революции, когда тот начал демонтировать структуры левых глобалистов, Коминтерн, например, когда начал отменять праздники. Кстати, коллеги, кто помнит, как исходно назывался праздник, который потом стал называться День Великой Октябрьской Социалистической Революции? Вот до 1936 года как он назывался?

Реплика из зала: Первый день…

Андрей Фурсов: Совершенно верно, Первый День Мировой Революции. В 1936 году его отменили, а в 1943 году он стал называться днем Великой Октябрьской Революции…

Вторая группа, которая, естественно, не могла любить Сталина, — часть номенклатуры, которая была ориентирована на потребление. Как вы знаете, номенклатура — это слой, который характеризуется очень жёстко ранжированным иерархическим потреблением.

Естественно, значительная часть номенклатуры хотела потреблять значительно больше. И вот этот потребленческий курс, который вёл к превращению номенклатуры в квазикласс, и люди, которые были персонификаторами этого курса, естественно, со Сталиным были несовместимы…

Когда Сталин узнал, что эвакуированные в Самару номенклатурные работники хотят устроить спецшколы для своих детей, он их назвал «проклятой кастой». И когда Сталин говорил, что по мере строительства социализма классовая борьба и сопротивление этому процессу будет нарастать, он имел в виду не традиционные слои вроде кулачества и так далее, как у нас некоторые считают, — он имел в виду номенклатуру. И перестройка это показала, как сказал бы Набоков, со стеклянной ясностью.

Парадоксальная смычка этих двух групп — левых глобалистов, грезивших мировой революцией, и тех, кто стремился к потреблению, — и сложили, условно говоря, троцкистско-бухаринский, вошедший в историю право-левый блок.

И превращение в главную задачу КПСС «удовлетворения растущих материальных потребностей советских граждан», внесенное в 1961 году в ее программу, было победой потребленчества, потребленческой линии номенклатуры.

А кто ненавидел и ненавидит Сталина, кто и чего не мог и не может простить ему вне страны?

Нужно сказать, что Сталин трижды ломал планы глобалистов, рвал «дорожные карты» глобализации.

К 80-м годам 19-го века практически весь мир был поделён и исчерпан. Поэтому в 1884 году на Берлинской конференции было принято решение, что страны, которые не могут сами осваивать свои природные ресурсы, должны открыться миру, а если они не могут или не хотят открыться — значит, их нужно открыть силой. Официально было заявлено, что имеется в виду Африка, но ради Африки тогда никто ничего не стал бы предпринимать: речь шла о России. У Александра III оказались крепкие нервы, и из этого ничего не вышло.

Однако, кроме этого, с 1888 года британцы поставили задачу уничтожения недавно к тому времени сложившейся Германии, причём путем стравливания с Россией.

Это был некий глобалистский план, и Сталин срывал его трижды: в 1927—29 годах, когда он развернул страну от мировой революции к построению социализма в одной отдельно взятой стране; в 1943—44 годах, когда он разгромил вермахт; и в 1952 году, к которому, по сути, была восстановлена страна. Не за 20, как считали западные экономисты, а всего лишь за 7—8 лет.

Кроме того, Сталин показал реальную альтернативу глобализму: это неоимперское образование, которое является антикапиталистическим по своей сути.

Сталин, безусловно, ключевая фигура всей русской истории, и, когда Яковлев говорил — я цитирую не дословно, конечно, — что мы ломаем не Советский Союз, а всю тысячелетнюю парадигму русской истории, главной фигурой, через которое это ломалось, был Сталин.

Каждый раз Западу не хватало чуть-чуть.

Например, после первой Смуты нас можно было брать голыми руками, но на Западе шла Тридцатилетняя война, а к тому времени, когда она закончилась, мы получили пространство для вдоха и могли уже бить поляков.

После петровских реформ Россию тоже можно было брать голыми руками, но в Европе шли войны за испанское наследство, австрийское наследство, — и мы опять выскочили.

После гражданской войны нас тоже можно было брать голыми руками, но Сталин сыграл на противоречиях англосаксов и немцев, англичан и американцев, Ротшильдов и Рокфеллеров.

А вот после 1991 года такой передышки могло и не быть, потому что Запад был един, — но у нас к этому моменту оставалось ещё ядерное оружие, у нас оставался сталинский фундамент.

Думаю, мы вовсе не прошли пик нашей истории. Когда-то Черномырдин сказал: мол, Россия исчерпала лимит революций. Я тогда подумал: да кто ты такой? Серый завхоз, ты будешь рассказывать, исчерпала Россия лимит на революции или нет?

Что касается Сталина, то я хочу закончить цитатой из Шарля де Голля, который сказал буквально следующее: «Сталин не ушел в прошлое, он растворился в будущем».

Михаил Делягин: Главная причина, с моей точки зрения, по которой Сталин актуален сегодня, — это ничтожность нашего современного руководства.

Не очень хороший, с моей точки зрения, но исключительно умный человек Андрей Караулов сказал замечательную фразу: «Жестокость Сталина была вызвана его гиперответственностью».

Страх и ненависть либералов к Сталину вызваны, в том числе, их животным страхом перед ответственностью за совершённые ими преступления и их глубинной ненавистью к человеку, который действительно жил не для наживы…

И когда мы смотрим на время Сталина, исходя из идеалов и ценностей сегодняшнего дня, неплохо вспомнить, что оправдательные приговоры даже в войну составляли примерно 10% приговоров гражданских судов, а сейчас — менее 1%…

Сайт «Однако»
(www.odnako.org).
(Публикуется в сокращении).

Лента новостей

самые читаемые за месяц