Красная строка № 15 (321) от 24 апреля 2015 года

Сталинграду быть

Десять лет тому назад накануне Шестидесятилетия нашей Победы Татьяна Ивановна Марфина из Липецка со страниц «Советской России» воззвала: «Я, русская женщина, мать, обращаюсь к вам, фронтовики Великой Отечественной войны. Вспомните о тех, кто не вернулся — о друзьях, любимых, родных, кто остался лежать в сырой земле. Будьте достойны их памяти. Откажитесь от награды к 60-летию Победы. Не берите эту медаль из рук тех, кто продает землю-матушку, каждая пядь которой полита кровью ваших товарищей. Как можно было принимать закон о продаже этой священной земли!…

Пусть они отменят закон о продаже земли русской, пусть вернут на экраны телевизоров, на радио и на страницы книг нашу русскую культуру.

Дорогие ветераны! Еще раз спасите нашу родину, помогите своим детям, внукам и правнукам обрести святыню свою, истерзанную нелюдями Родину».

Что изменилось за десять лет? Политолог В. Никонов недавно уверял, что наша жизнь улучшилась в пять раз. Может быть. Он ученый человек да ещё внук В. М. Молотова, ему виднее. А я близорук, колченог, плохо хожу, плохо вижу, не могу разглядеть. А ещё он радуется также как раз тому, о чем Татьяна Ивановна так убивалась: земля стала частной собственностью, т. е. предметом купли-продажи. Но другой ученый человек, доктор не каких-нибудь, а экономических наук С. А. Кимельман заявил 2 апреля в «Советской России», что экономика страны находится «в прединфарктном состоянии». А его коллега — доктор тех же наук да еще и академик О. Т. Богомолов несколько раньше писал в «Литературной газете»: «Дошло до того, что импортируем зубные щетки и канцелярские скрепки». Мог бы добавить: из Польши импортируем хрен, из Израиля — редьку… И доктора эти заслуживают доверия, и газеты солидные… Но ужаснее всего, по-моему, то, что на земле нашей ныне творится такое, чего не видели люди русские ни при князьях, ни при царях, ни про коммунистах. Иностранные деньги это еще малое зло по сравнению, допустим, с показом блуда по телевидению. Видели по НТВ художественный (высоко!) фильм «Мастера секса»?

А торговля детьми!.. Угоняли в полон русских людей половцы и хазары, золото-ордынцы и крымские ханы, как Девлет-Гирей в 1571 году, а на нашей памяти — немецкие фашисты. Так это же силой, которой мы не могли противостоять, а ныне — безо всяких нагаек и автоматов — сами отдаем своих детей… Да нет ведь греха тяжелее. Он же русский, родился на русской земле, в нем русская кровь, но он ещё ничего не разумеет, ничего не может, а его чужие холодные руки отрывают от родной земли, от родного языка, от родного народа, каплей которого он рожден быть, и, как посылку, отправляют за океан. А оттуда уже сколько раз приходили вести, что там они, беззащитные, нашли смерть от рук американских усыновителей.

Так вот, сейчас у нас гораздо больше оснований выполнить просьбу Т. И. Марфиной, чем десять лет назад. Фронтовиков осталось совсем мало, на многомиллионную Москву — 23 тысячи. Это две дивизии. А в 41‑м, в боях за Москву, нас было 1 миллион 250 тысяч. И, конечно, мы стали ещё старее и немощней, совсем мало таких, кому ещё не перевалило за 90. Но мы ещё способны предъявить власти свои требования. Этот юбилей Победы для нас последний. До восьмидесятой годовщины мы не доживем. Значит, это будут наши предсмертные требования. Я предлагаю три.

Первое

Уже давно, кажется, ещё с начала марта, по первой программе телевидения каждый день в конце выпуска новостей даются краткие сюжеты о городах-героях, о боях за них, об их освобождении. Прекрасно. Но в этих сюжетах до 7 апреля нам уже два раза показали Гитлера, в окружении своих генералов размышляющего над военной картой, фельдмаршала Паулюса и других сатрапов «фюрера», а советские генералы и маршалы, командующие армиями и фронтами, наши руководители страны не только не показаны, но ни один даже не назван. Как же! Ведь они то и дело твердят, что победили мы «не благодаря сталинскому руководству, а вопреки ему». Так эти эрнсты львовичи ненавидят Советскую эпоху и страшатся наших вождей и полководцев больше, чем фашистов.

Это лишь продолжение старой песни. Вот уже много лет в День Победы власть, не стесняясь являть всему миру своё демократическое скудоумие, маскирует, укутывает, прячет Мавзолей Ленина, как нечто совершенно невыносимое для неё. В последние годы это делается с особым изуверством и цинизмом: закрывают Мавзолей щитом, на котором крупно намалёвана дата Победы «9 МАЯ». Вы только вдумайтесь: Верховный главнокомандующий в роковой для родины час 41-го года здесь, на Красной площади благословлял наши боевые шеренги, шагавшие мимо Мавзолея: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!.. Под знаменем Ленина — вперед, к победе!». И мы шли в бой под знаменами, на которых сиял образ Ленина, а они датой Победы закрыли то, что вело нас к этой Победе. Если у министра обороны, главы правительства или мэра Москвы висят дома портреты их матерей, то что они сказали бы, если я, колченогий, пришел бы к ним в день их рождения и завесил портрет простынёй с намалеванной датой рождения именинника, её сына? И так из года в год, пока они сидят в высоких креслах.

Так вот, надо потребовать от властей, чтобы к 1 мая были даны твердые гарантии прекращения этого исторического паскудства с Мавзолеем.

Второе

А какую скудоумную и трусливую возню столько лет ведет Кремль по поводу возвращения Сталинграду его подлинного имени! Ссылаются на то, что, мол, это дело местных властей. Хрущев тоже пытался истребить бессмертное имя с помощью местных властей, но они не поддались. Тогда он сделал это властью Москвы. Так надо и сейчас вернуть имя. А то ведь додумались: два раза в год, уж ладно, можете называть великий город его именем! И опять — примерил бы на себя: два дня в году называют тебя Путиным, а остальные 363 дня — допустим, Чубайсом, или Абрамовичем, или Пипином Коротким… Как?

Надо потребовать, чтобы прекратили, наконец, и этот постыдный балаган, чтобы к Дню Победы сбросили со Сталинграда хрущевскую маску.

Третье

Вернуть Ленинграду имя, с которым он прожил самые героические и самые страшные дни своей истории. Этот довод против переименования (ведь его охотники давно шевелятся) приводила в свое время даже Анна Ахматова, истинная дочь именно Петербурга.

С медалями мы опоздали. Их многие уже получили, но если эти три разумных требования не будут выполнены, то фронтовикам надо отказаться от участия во всех официальных парадах и торжественных собраниях в честь юбилея Победы, включая парад на Красной площади. А поздравления, которые они нам, как всегда, пришлют, вернуть им обратно… Заигралась власть в жмурки. А народ эту игру не любит. До добра она не доведет.

Свое письменное согласие с этим предложением надо направлять в газету. А юбилей мы отметим дома или в кругу друзей-фронтовиков. У меня их остались четверо: мой взводный лейтенант Алексей Павлов, ныне полковник, живущий в Алуште, друзья литинститутских лет Юрий Бондарев и Михаил Годенко да Клава Тендерук, телефонистка нашей роты…

Владимир Бушин.
«Завтра» № 15, 16 апреля 2015 г.
(В сокращении).

самые читаемые за месяц