Станет ли Жилина второй Заречкой?

Жители пригородной деревни Жилина оказались «на пути прогресса». 6 сентября на общественных слушаниях, организованных Неполодской сельской администрацией, они шумно и дружно сказали «Нет!» «прогрессивному» застройщику — ОАО «Орелстрой», который намеревался протянуть сливные трубы нового жилого микрорайона через деревню и построить некие очистные сооружения на берегу Оки, в двух шагах от деревенских жилых домов.

Населенный пункт Жилина — это частные домишки, разбросанные в пространстве между Окой и Болховским шоссе. Если ехать из города в сторону плодово-ягодной станции (НИИ селекции и сорторазведения плодовых культур), то эти дома остаются справа от Болховской трассы, как только вы минуете поворот на ул. Раздольную. От этого же перекрестка по левой стороне Болховского шоссе, как раз напротив деревни Жилина и дальше, в прежние времена тянулись сады и парки известного НИИ, в просторечии — «плодовки». Когда-то эти угодья рассматривались не только как опытные делянки, но и как «легкие» Орла. Кстати, легко дышится здесь и до сих пор. Но прогресс докатился и до этих мест и вот-вот закатает в асфальт и бетон все то, что еще недавно благоухало и источало кислород.

Дело в том, что примерно тридцать гектаров по левую сторону Болховского шоссе, напротив деревни Жилина, администрация Строева умудрилась перевести из категории федеральных сельхозугодий в категорию земель обычного сельского поселения. Так деревня Жилина приросла сразу десятками гектаров и получила условное название — микрорайон Жилина. Его-то и будет возводить вместо садов плодово-ягодной станции ОАО «Орелстрой». Предполагается построить более двух десятков домов с магазинами и даже два детских сада и школу. В окончательном варианте все это должно слиться с уже существующим жилым массивом на Наугорском шоссе. А чтобы прогресс и вовсе был ощутим, от того места, где ул. Раздольная выходит на Болховское шоссе, через весь жилинский микрорайон с входом на Наугорку должна пройти скоростная объездная автотрасса.

Сегодня пока это узенькая дорога, наскоро вымощенная железобетонными плитами. По одну сторону от нее торчат двухэтажные частные особняки, а по другую пустеют обреченные на закатывание в асфальт и бетон бывшие поля (уже без садов) НИИ селекции плодовых культур.

Каким образом Строеву удалось федеральные земли сельхозназначения, да еще и закрепленные за научно-исследовательским институтом, отдать под застройку, — это отдельная тема. Наша газета в свое время писала обо всех сомнениях в законности такого круговорота земель. Тем не менее с 2008 года «Орелстрой» активно занимается освоением этой территории. Хозяева старых жилинских усадеб, в общем, и не протестовали против этого. Официальные лица утверждают, что на общественных слушаниях жилинцы однажды проголосовали за новый микрорайон у себя под боком. Но зато теперь те же люди крайне встревожены. Нашумевшая история со строительством канализационного отстойника на другой окраине Орла, близ поселка Зареченского, грозит повториться на жилинском берегу. Во всяком случае, местные жители с некоторых пор в этом уверены.

Всё началось где-то в начале августа, когда среди жилинских заборов появились какие-то люди. Они что-то высматривали и замеряли. На вопросы любопытных жителей отвечали противоречиво: одним говорили, что намерены тянуть высоковольтную линию для нового микрорайона, другим признавались: будем, мол, тут, под вашими заборами, ливневую канализацию тянуть к реке. Вот тут-то местные и заволновались. Дошли до «Орелпроекта» — специального подразделения ОАО «Орелстрой». Увидели схемы планировки и ужаснулись: на берегу Оки, на заливном лугу, проектировщики запланировали поставить некие очистные сооружения! И предстал перед жилинцами вонючий призрак Заречки. И загудела деревня Жилина. Понесли люди жалобы губернатору А. П. Козлову, мэру Орла В. В. Сафьянову, своему сельскому главе А. И. Щукину.

И вот 6 сентября состоялись общественные слушания. Проходили они в спортивном зале НИИ селекции плодовых культур. В гулком помещении, не приспособленном для речей, трудно было услышать друг друга, тем более что тон разговора сразу задался повышенный. Но лучшего места для серьезного разговора местная администрация почему-то не нашла. К тому же и со временем вышла странная путаница. Жилинцам сказали, что начало в 14.00, а официальные лица приехали на час позже! Но слушания все же состоялись.

Про то, какой многоэтажный и скоростной прогресс пришел в поселение Жилина, собравшиеся слушать вообще не стали. Всех волновало одно: что за очистные сооружения собираются строить рядом с деревней на берегу реки? Заместитель генерального директора ОАО «Орелстрой» А. А. Макаров пытался успокоить не на шутку разволновавшееся собрание. Он заверял жилинцев, что речь идет, во-первых, даже не о проекте, а о планировке территории, а во-вторых, сказал Макаров, на левом берегу Оки возле деревни намечается строительство очистной станции для ливневых (дождевых) вод. Они неизбежно станут проблемой для более низменного поселения Жилина, если выше бывшие сады и поля закатать в асфальт и бетон. Бытовые же фекальные стоки, заверял Макаров, будут сливать по другой трубе, которую протянут справа от моста, расположенного в створе ул. Раздольной, в стороне от деревни. Трубу уложат по дну реки и соединят на правом берегу с общим городским коллектором. На замечание селян, что до сих пор городская ливневая канализация обходилась без подобных отстойников в местах сбросов, руководитель «Орелстроя» ответил, что это нарушение закона, упущение прежних лет, и подчеркнул, что теперь природоохранная прокуратура строго требует, чтобы ливневые сбросы тоже очищались. Прогресс, одним словом.

Однако жилинцев такая версия будущих событий не успокоила. А почему, мне наглядно объяснил хозяин одного из крайних жилинских домов, в непосредственной близости от которых должны быть построены очистные сооружения. Вместе с Виктором (так он представился) мы прошли по маршруту предполагаемого сточного трубопровода. От перекрестка Раздольной и Болховского шоссе, где по планам «Орелстроя» труба должна выйти к деревне, мы идем вдоль жилинских домов. Виктор показывает: вон там, у самой дороги, проложен водопровод, а от него к каждому дому идет своя разводка. Спрашивается, как «Орел­строй» намерен прокладывать здесь новую трубу — поверх существующих, что ли? Дальше еще интересней! Мы сворачиваем в заросший овражек. Его склоны очень близко сходятся на замусоренном дне. Очевидно, что от осыпания эти рыхлые склоны держат только ивовые заросли. Но именно здесь «Орелстрой» намерен проложить сточную трубу, чтобы вывести ее на берег. По ту и другую стороны оврага наверху видны строения.

— Но этих домов на схемах «Орелстроя» нет, — говорит Виктор. — У них нарисовано, что ширина этого оврага 25 метров, а на самом деле — не больше восьми. Начнут копать — дома сползут в овраг. К тому же по дну оврага тоже проложен водопровод.

И вот наконец мы выходим на берег. Небольшой заливной луг, который жилинцы, и прежде всего сам Виктор, берегут от зарастания кустарником и деревьями, выглядит очень уютно. Здесь играет жилинская ребятня, здесь отдыхают взрослые, здесь пасется жилинский скот. Прогресс в виде отстойника уничтожит этот зеленый уголок наверняка.

— Углубить отстойник в землю у них не получится, — рассуждает Виктор, — здесь залежи бутового камня. Вон чуть подальше — старый котлован. Там и в войну и после войны добывали этот самый камень. Так что придется строить очистные на поверхности. Можете себе представить, как это будет выглядеть. Случись даже небольшой паводок — и здесь всё будет затоплено. А в 70-м году вода подступала к самым домам, — показывает Виктор на свой дом на пригорке. — Не дай Бог, повторится. И что? Весь отстой будет тут плавать?

— Они говорят: будет дамба, — продолжает мой собеседник. — Но тогда те дома, что ближе к мосту, окажутся подтопленными при малейшем паводке.

Мост, который соединяет окраину Советского района с Северным и который жилинцы называют «мостом на мясокомбинат», отсюда недалеко. Виктор показывает мне и то место, где, как обещал заместитель генерального директора «Орелстроя» А. А. Макаров, должна быть проложена фекальная канализация. Но странное дело: на пути будущего трубопровода возвышаются стены какого-то недостроенного сооружения. Виктор уверяет, что это частная стройка и что земля под ней давно выкуплена. А выше, говорит мой гид, давно стоят частные гаражи. История появления этих частных владений — опять же отдельная тема. Но как «Орел­строй» собирается тянуть трубу по частной земле? Тут нужно либо судиться, либо выкупать участки за очень большие деньги. Заместитель генерального директора А. А. Макаров убежден: никаких проблем с землей у моста не будет. В таком случае почему бы не протянуть ливневую канализацию рядом с фекальной? Ливневый отстойник можно построить и под мостом. Там и площадка есть. Только Виктор и его соседи уверены: не будет никакого другого трубопровода у моста, а всё потечет через деревню в отстойник на берегу. Чтобы в городской коллектор врезаться, прежде нужно согласовать проект с «Орелводоканалом», выполнить ряд технических условий (ведь городская канализационная система и без того перегружена). Значит, потребуется вложить дополнительные средства. Техническое задание на врезку «Орелстрой» от «Водоканала» действительно получил. Но захочет ли тратиться застройщик? А тут — сливай себе в отстойник да в реку! В поселке Зареченском опробовали, проигнорировав все задания «Орелводоканала»! Почему бы в Жилине не повторить? И, рассуждая примерно так, жилинцы отказываются верить обещаниям официальных лиц. Как говорится, единожды солгавший, кто тебе поверит?

Жилинцы голосуют на этот раз против. И оказываются таким образом «на пути прогресса». Только ведь, действительно, странный он получается, этот прогресс! Замешанный на частной выгоде, он бесцеремонно вторгается в мир людей и, благоустраивая жизнь одних, разрушает относительное благополучие других. А так не должно быть в цивилизованном обществе.

Жилинцы решительно настроены воспользоваться своим правом вето. Они не согласятся на строительство каких бы то ни было очистных сооружений у себя под носом. «Орелстрою» придется искать другое проектное решение.

«Красная строка» будет следить за развитием событий. Вторую Заречку город и его реки уж точно не переварят. Таблички с надписью «Купаться запрещено», которые уже появились на берегах Орлика, не должны стать нормой нашей жизни. Лишить город и горожан благоприятной среды обитания — это-то и означает встать на пути прогресса, настоящего, ориентированного на человека, а не на чей-то большой карман.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц