Красная строка № 26 (292) от 12 сентября 2014 года

Страна и общество глазами россиян

Можно ли запрещать партии?

Согласно опросу ВЦИОМ (проведен 16-17 августа 2014 года, опрошено 1600 человек в 130 населенных пунктах 42 регионов России, статистическая погрешность не превышает 3,4%), половина россиян (50%) считает недопустимым какое-либо ограничение деятельности либо полный запрет политических партий со стороны властей. Этой позиции придерживаются, прежде всего, сторонники «Справедливой России» (60%) и ЛДПР (59%). Возможной такую ситуацию называет треть респондентов (36%), а чаще других — москвичи и петербуржцы (45%), сторонники КПРФ (43%).

Главной причиной, достаточной для запрета партий, те, кто в принципе допускают такую возможность, называют пропаганду ею нацистских идей — 21%. Другие же (11%) полагают, что следует ограничивать партии экстремистского толка. С запретом антигосударственной и противоправной деятельности подобных образований согласны по 5% респондентов. Еще 4% полагают, что партию можно распустить, если она работает неэффективно. Против антинародной деятельности партий высказываются 3%. Около половины опрошенных, полагающих, что запрет партий возможен (45%), затруднились назвать какую-либо достаточную для этого причину.

К намерению киевских властей запретить Коммунистическую партию Украины 56% россиян относятся отрицательно. В первую очередь, против выступают представители старшего поколения (73% старше 60 лет, тогда как среди 18-24-летних — 36%), жители Москвы и Санкт-Петербурга (68%). Лишь 5% респондентов поддерживают данную идею. Это мнение в большей степени разделяют респонденты с начальным образованием (10%), сторонники непарламентских партий (14%). Каждый третий (34%) признался, что этот вопрос ему безразличен.

Ассоциация с ЕС:
за и против

По данным опроса ВЦИОМ (проведен 16-17 августа 2014 года, опрошено 1600 человек в 130 населенных пунктах 42 регионов России, статистическая погрешность не превышает 3,4%), большинство россиян (60%) слышали о подписании Молдавией, Украиной и Грузией соглашения об ассоциации с Евросоюзом (18% хорошо осведомлены о данном событии, а 42% слышали, но подробностей не знают). Более трети респондентов (38%) узнали об этом лишь во время проведения опроса.

Возможные последствия подписания соглашения для Молдавии, Украины и Грузии затруднился назвать 61% опрошенных. Те же, кто высказал свои предположения, чаще всего говорили, что результаты будут, в целом, негативными (12%). Часть респондентов (6%) заявила, что экономическая обстановка в данных странах ухудшится. Другие указывали на то, что отныне эти государства будут зависимы от ЕС и США. Некие положительные перемены предполагают лишь 2%, еще по 1% — конкретно — подъем экономики, повышение уровня жизни населения.

Отношения России с Молдавией, Украиной и Грузией, в результате заключения договора об ассоциации с ЕС, ухудшатся — уверены две трети респондентов (65%). Лишь 3% опрошенных полагают, что произойдут позитивные изменения. Каждый пятый (21%) считает, что Россия будет взаимодействовать с этими странами так же, как и прежде.

Три четверти респондентов (78%) одобряют решение российских властей о запрете импорта молдавских яблок, украинских овощей, молока и ряда других продуктов. Не поддерживают данные экономические меры 12% участников опроса. Этой позиции чаще придерживаются сторонники непарламентских партий (23%), опрошенные с высоким доходом (19%).

Принятые меры считают достаточными 67% россиян. Каждый десятый (13%) полагает, что нашей стране следует предпринять еще какие-либо шаги в ответ на подписание данного документа. Напротив, 9% респондентов называют действия российских властей избыточными.

Уроки Беслана

С момента теракта в школе № 1 города Беслан прошло 10 лет. Эта трагедия вызвала широкий резонанс в российском обществе: сегодня о случившемся известно 94% опрошенных (56% — владеют подробной информацией, а 38% слышали об этом, но деталей не знают) (данные опроса ВЦИОМ, проведенного 23-24 августа 2014 года, опрошено 1600 человек в 130 населенных пунктах 42 регионов России, статистическая погрешность не превышает 3,4%). У пожилых людей уровень информированности значительно выше (64% старше 60 лет), чем у 18-24-летних (37%).

Относительное большинство респондентов (43%) считают, что штурм захваченного боевиками здания был неизбежен, а отсутствие решительных действий только привело бы к большему числу жертв. Противоположной позиции придерживаются 16% опрошенных — они полагают, что дальнейшие переговоры помогли бы спасти жизни оставшихся заложников (прежде всего, об этом говорят респонденты, не одобряющие работу президента — 27%, участники опроса старше 60 лет — 22%). С годами эта ситуация начала забываться: за последние пять лет стало значительно больше тех, кто не помнит подробностей произошедшего — с 20% в 2009 году до 32% в 2014 году.

Операцию по освобождению заложников каждый третий россиянин (31%) называет вполне успешной, организованной на высоком профессиональном уровне (для сравнения, в 2009 году это мнение разделяли 36%). В свою очередь, каждый пятый (21%), напротив, заявляет о несогласованности действий спецслужб и провале контртеррористической операции. Еще треть (36%) участников опроса не смогла вспомнить деталей.

Ответственными за то, что теракт предотвратить не удалось, в первую очередь, считают сотрудников ФСБ и спецслужб (34%), МВД (21%) и местные власти (19%). При этом пятая доля опрошенных (18%) сегодня не винит в трагедии никого, кроме террористов. Заметно сократилась доля респондентов, возлагающих ответственность на правительство (с 23% в 2004 году до 15% в 2014 году).

Среди мер безопасности, применяемых в школах в настоящее время, россияне отмечают, в первую очередь, наличие охранников на входе (71%). Половина респондентов (47%) вспомнила о заборе, огораживающем территорию. Каждый третий (36%) знает, что в школе есть система видеонаблюдения. Еще 35% опрошенных указали на то, что вход в здание школы разрешен только ученикам и учителям. У других в школе, где учится ребенок, есть «тревожная кнопка» вызова полиции (27%) и турникеты (22%). О «рамке» металлодетектора упомянули только 10% участников опроса.

По данным Левада-Центра (опрос проведен 22-25 августа 2014 года, опрошено 1600 человек в 134 населенных пунктах 46 регионов страны, статистическая погрешность не превышает 3,4%), за прошедшее десятилетие оценка россиянами трагедии в Беслане несколько изменилась. Увеличилось число респондентов, считающих, что российские власти и спецслужбы сделали все возможное для спасения заложников (54% в октябре 2004 года против 62% в августе 2014). Более половины опрошенных (56%) удовлетворительно оценивают результаты операции по освобождению заложников. Если в сентябре 2004 года две трети опрошенных (61%) считали предпринятые властями меры недостаточными, то сейчас таких — только 24%.

Кроме того, увеличилось число считающих, что теракты в конце 1990-х-начале 2000-х годов в российских городах стали полной неожиданностью для спецслужб (35% в 2004 году против 42% в 2014 году). 21% (против 27% в 2007 году) могут сказать, что понимают, кто стоял за взрывами жилых домов в российских городах осенью 1999 года.

Самая большая группа респондентов (39%) возлагает вину за гибель заложников на боевиков. Оставшиеся 42% опрошенных в целом склонны винить власти разного уровня (федерального, регионального, местного и пр.). Однако единого мнения о том, какая именно властная структура ответственна за трагический исход, нет.

Доля россиян, затрудняющихся ответить на вопрос о том, говорят ли представители власти правду о событиях, связанных с освобождением заложников в Бесланской школе, растет (4% в сентябре 2004 против 26% в августе 2014 года). 56% респондентов полагают, что власти скрывают информацию или дают неполную и искаженную картину этих событий.

Разброс мнений отмечается и в вопросе об итогах Второй чеченской войны. Более трети опрошенных (35%) уверены, что цели этой войны были реализованы частично. 21% респондентов считают, что война была бесполезной. Лишь каждый пятый опрошенный считает, что «цели войны, которые ставило руководство России, были полностью достигнуты». Их число за последние пять лет выросло вдвое. 24% россиян затруднились ответить.

Мы мирные люди,
но наш бронепоезд…

По данным опроса ФОМ (проведен 24 августа 2014 года, опрошено 1500 человек в 100 населенных пунктах 43 субъектов России, статистическая погрешность не превышает 3,6%), три четверти опрошенных считают, что сегодня Вооруженные силы России способны обеспечить безопасность страны. 7% убеждены в обратном. 20% затрудняются ответить на этот вопрос. В боеспособность верят, главным образом, потому что армия оснащена боевой техникой, обеспечена всем необходимым (21%). Для повышения ее боеспособности опрошенные предлагают и дальше наращивать техническую оснащенность, повысить уровень профессионализма военных и обеспечить им хорошие условия.

Тем не менее, при жесткой дилемме — на военные или гражданские нужды следует тратить деньги — большинство россиян выбирают гражданские (55% против 28%). Хотя за прошедшие два года пропорции немного сократились (61% против 18% в 2012 году). При этом при условии выделения дополнительных средств относительное большинство опрошенных считают, что их нужно направить, в первую очередь, на техническое обновление военно-промышленных предприятий (46%).

Две трети респондентов уверено, что у российской армии сегодня достаточно современного вооружения и военной техники, и их число значительно возросло по сравнению с 2013 годом (43%).

При этом 65% опрошенных полагают, что доля вооружения именно российского производства растет (41% в 2013 году). Кроме того, большинство россиян считает, что иностранное вооружение закупать не следует даже в том случае, если по соотношению цены и качества оно превосходит отечественное.

Н. Фокина,
консультант ЦК КПРФ.

самые читаемые за месяц