Красная строка № 35 (301) от 21 ноября 2014 года

Страна и общество глазами россиян

Большинство уверено:
война продолжится

По данным опроса Левада-Центра (проведен 24–27 октября 2014 года, опрошено 1600 человек в 134 населенных пунктах 46 регионов страны, статистическая погрешность не превышает 3,4%), доля россиян, поддерживающих присоединение Крыма как до референдума, так и после него, практически не изменилась — 88% в марте 2014 года против 86% в октябре.

В качестве основной причины, объясняющей необходимость присоединения Крыма к России, респонденты, поддерживающие это присоединение, называют то, что «Крым — это русская земля» (74%). Более трети опрошенных (36%) считают, что присоединение Крыма предотвратило возможное насилие над жителями Крыма со стороны украинских правых радикалов. 79% опрошенных уверены, что Россия присоединила полуостров без военного вмешательства, и только 13% респондентов придерживаются противоположной точки зрения.

Россияне, не поддерживающие присоединение, считают, что включение Крыма в состав РФ нарушило стабильность в регионе и мире (58%) и привело к международным санкциям (23%).

Более половины россиян (52%) не слышали об убийстве псков­ских десантников на территории Украины. 43% опрошенных знакомы с сообщениями об их гибели. Если в сентябре большая часть россиян (37%) считала, что погибшие десантники были добровольцами, самостоятельно отправившимися воевать вместе с ополченцами, то сейчас лишь 29% респондентов уверены в этом.

Инициативы общественных организаций, собирающих списки российских солдат, погибших и раненых за последние месяцы, поддерживает 41% населения, считающего, что необходимо знать правду об их гибели. 23% затрудняются ответить. Не верят в то, что российские военные гибнут в Украине, только 12% опрошенных.

Лишь 13% россиян отпустили бы своего сына воевать на стороне ополченцев, а более двух третей опрошенных (68%) попытались бы воспрепятствовать его поездке.

Согласно опросу ФОМ (проведен 2 ноября 2014 года, опрошено 1500 человек в 100 населенных пунктах 43 субъектов России, статистическая погрешность не превышает 3,6%), за выборами в Верховную Раду следили 16% россиян, слышали о них, но не следили — 56%.

Из украинских партий в России лучше всего известны Блок Петра Порошенко (11%), «Батькивщина» (10%) и «Народный фронт» (9%).

К лидерам избирательных объедений, набравших больше всего голосов на выборах — Петру Порошенко и Александру Яценюку, — россияне относятся отрицательно (67% и 62% соответственно).

При этом на улучшение отношений между нашими странами люди не надеются: 52% уверены, что после выборов отношения не изменятся, а 12% считают, что они даже ухудшатся, главным образом, за счет того, что к власти пришли антироссийски настроенные политики. Кроме того, относительное большинство опрошенных уверено, что после выборов украинские власти возобновят военные действия на Юго-Востоке (39%), 13% думают, что они постараются договориться о прочном мире, 18% — что не сделают ни того, ни другого.

По данным опроса Левада-Центра (проведен 24–27 октября 2014 года, опрошено 1600 человек в 134 населенных пунктах 46 регионов страны, статистическая погрешность не превышает 3,4%), только 12% россиян часто обращаются к СМИ, представляющим альтернативную точку зрения об украинских событиях. 46% опрошенных обращаются иногда, а 37% вовсе не обращаются к альтернативным каналам получения информации. Несмотря на имеющиеся возможности получения независимой информации об украинском кризисе (лишь 13% сказали, что не могут найти альтернативные СМИ), россияне предпочитают знакомиться с новостями из основных российских федеральных СМИ. Нежелание обращаться к альтернативным каналам вызвано уверенностью в том, что они ведут антироссийскую пропаганду (26%) или отсутствием глубокого интереса к событиям в Украине (20%).

Две трети опрошенных (59%) верят в объективность россий­ских СМИ, дающих информацию об украинском кризисе (54% в августе). Мнение о том, что Украина и США ведут против России информационную войну, разделяется большей частью населения (83% и 88% соответственно).

Санкций не боимся,
но цены-то растут

При сохраняющемся одобрении населением (73% против 78% в августе) мер российского руководства, направленных на запрет импорта продуктов питания из стран Запада, россияне стали более трезво подходить к оценке возможных последствий от этих шагов (опрос Левада-Центра опрос проведен 24–27 октября 2014 года, опрошено 1630 человек в 134 населенных пунктах 46 регионов страны, статистическая погрешность не превышает 3,4%)

Доля респондентов, отмечающих рост цен на продукты питания, выросла с 35% в августе 2014 года до 64% в октябре. Две трети опрошенных (61%) ожидают снижение уровня жизни и сокращения доходов в ближайшем будущем.

Если летом 45% россиян считали, что внешнеполитический курс России приведет к возможному экономическому кризису, то сейчас так думают 56% опрошенных.

Но в целом в настоящее время половина россиян (52%) отмечают, что пока не испытывает «практически никаких» проблем с питанием в связи с ответными санкциями. А 12% опрошенных уверены, что такие проблемы могут возникнуть в будущем.

Согласно опросу ФОМ (проведен 2 ноября 2014 года, опрошено 1500 человек в 100 населенных пунктах 43 субъектов России, статистическая погрешность не превышает 3,6%), о том, что на их жизни как-то отразился запрет на ввоз продуктов питания из некоторых стран, сообщают 15% россиян. 80% говорят об отсутствии какого-либо влияния. Главным образом, россияне отмечают рост цен, которые и будут продолжать расти в дальнейшем. При этом каждый четвертый (27%) опрошенный уверен, что контрсанкции России окажут влияние на его жизнь в дальнейшем.

84% россиян считают, что удаст­ся заместить запрещенные к ввозу товары аналогичными отечественными продуктами или продуктами из других стран. 11% отмечают уменьшение ассортимента продовольственных товаров в магазинах. А 15% опрошенных случалось в последнее время не находить каких-то продуктов, которые они привыкли покупать.

В то же время 75% россиян отмечают рост цен на продукты питания, связанные, по мнению 42% опрошенных, с западными санкциями.

Несмотря на то, что большин­ство россиян отмечают повышение цен на продукты и связывают его с запретом на импорт ряда продуктов, 72% эти меры все равно одобряют.

Оптимизма поубавилось…

Согласно данным ВЦИОМ (опрос проведен 25-26 октября 2014 года, опрошено 1600 человек в 132 населенных пунктах 45 регионов России, статистическая погрешность не превышает 3,5%), большинство индексов социального самочувствия после исторических максимумов, зафиксированных в летний период, в осенние месяцы не смогли удержать позитивный настрой.

Так, индекс удовлетворенности жизнью, достигнув пика в июне (79 пунктов), и оставаясь высоким в июле-августе (78—77 п.), в сентябре ослабил позиции (71 п.), а в октябре вышел на уровень 70 п.

После всплеска социального оптимизма, фиксировавшегося в июне-июле (77 п.), соответствующий показатель начал снижаться, и сегодня составил 62 пункта, что, однако, соответствует уровню прошлых лет (63 п. в 2012 году и 66 п. в 2013 году).

Показатель самооценок материального положения стабилен три месяца подряд — 71 п. в августе-октябре. Данное значение также полностью повторяет прошлогодний результат (71 п. в 2013 году).

Индекс оценок экономического положения страны с апреля по август изменялся с довольно широкой амплитудой колебаний (от 61 до 72 п.), в сентябре потерял 9 пунктов (до 63 п.), а в октябре составил 59 п., что все же существенно превышает значение годичной давности (42 п. в 2013 году).

Показатель, фиксирующий оценку политической обстановки, сегодня составляет 71 п. — он продолжает снижаться с августа (82 п.). Для сравнения, в аналогичный период год назад он был равен 52 п.

Индекс оценок общего вектора развития страны — един­ственный среди всех измеряемых — укрепил позиции, прибавив за месяц два пункта (с 76 п. в сентябре до 78 п. в октябре). Данное значение почти в два раза превосходит показатель прошлого года (43 п. в 2013 году).

Согласно опросу ВЦИОМ (проведен 1—2 ноября 2014 года, опрошено 1600 человек в 130 населенных пунктах 42 регионов России, статистическая погрешность не превышает 3,4%), по мнению россиян, опросы общественного мнения представляют интерес, прежде всего, для политиков (46%) и самих социологов (41%). Каждый четвертый (26%) считает, что эти данные нужны СМИ. Пятая доля опрошенных (22%) уверена, что результаты исследований любопытно было бы узнать всем гражданам. За четыре года существенно возросла доля тех, кто говорит о заинтересованности в опросах представителей общественных организаций (с 12% в 2010 году до 19% в 2014 году), и, напротив, реже стали отмечать потребность бизнеса в подобных исследованиях (с 24% до 17%, соответственно). Только 8% называют проведение опросов вовсе ненужным делом.

Половина жителей страны (55%) считает публикацию соцданных полезным для информирования всех о положении дел в обществе (респонденты, обучавшиеся в ВУЗах, говорят об этом значительно чаще, чем малообразованные — 61% против 46%). Лишь 9% участников опроса полагают, что результаты исследований не следует делать достоянием гласности, поскольку они способны манипулировать мнением людей. Каждый четвертый (24%) не видит в публикации соцопросов ни вреда, не пользы, объясняя это тем, что на них не обращают особого внимания.

Н. В. Фокина,
консультант ЦК КПРФ.

самые читаемые за месяц