Судебная экспертиза для секретаря политсовета

Решение, принятое в минувший вторник, 27 сентября 2011 года, судьей Советского районного суда города Орла Юлией Самойловой, может войти в анналы не только орловской, но и мировой судебной системы.

Судья, если пользоваться официальным языком, поручила провести судебную экспертизу лицу, осужденному за коррупционное преступление и имеющему непогашенную судимость.

Дело, которое находится в производстве у Юлии Сергеевны, достаточно типично для последнего времени: гражданин Александр Коровин предъявил иск о защите чести, достоинства и деловой репутации к газете «Мы за справедливость» и ее главному редактору Елене Годлевской. Разумеется, истец — не рядовой орловец. Все должности и титулы Александра Яковлевича сразу не перечислить: он и генеральный директор крупного орловского муниципального трамвайно-троллейбусного предприятия, он и депутат Орловского городского Совета, он и секретарь политсовета местного отделения «Единой России», и прочая, и прочая…

А еще Александр Яковлевич охотник. И надо же случиться такому совпадению — пять лет назад, то есть 11 октября 2006 г., бывший губернатор Егор Строев подписал постановление Коллегии Орловской области № 205 «О перезакреплении охотничьих угодий в Залегощенском и Мценском районах». Этим постановлением «в целях улучшения условий размножения и обитания диких животных, увеличения их численности, культурного ведения охотничьего хозяйства» было закреплено 25 тысяч гектаров охотничьих угодий сроком на 10 лет именно за трамвайно-троллейбусным предприятием.

Троллейбус в охотхозяйство «в целях улучшения условий размножения» так и не пустили, а вот охотники появились. Правда, всё больше пришлые, местным туда попасть почти не удавалось. Стали по этому поводу охотники челобитные губернатору писать, в прокуратуру, другие органы жаловаться. И вдруг сразу после ухода Строева в отставку неожиданно выяснилось, что, оказывается, Егор-то наш Семенович выделил охотничьи угодья с нарушением закона. Прокуратура области приносит представление «Об устранении нарушений законодательства о животном мире» № 7-19-09 от 25.02.2009 года, Служба по экологическому контролю и природопользованию предлагает правительству Орловской области отменить пресловутое постановление Коллегии.

Но тут дело почему-то затормозилось. Нет, конечно, не потому, что Коровин — депутат, директор и секретарь, а совершенно по иным причинам. Но вот причины эти выявить так и не удалось. А местные охотники продолжали жаловаться на то, что их, в отличие от приезжих, в охотхозяйство не пускали. Их поддержали многие региональные СМИ, в том числе и газета «Мы за справедливость», опубликовавшая репортаж с прошедшего летом собрания охотников Залегощенского района Орловской области.

Вот эта статья и вызвала гнев секретаря и депутата, обратившегося в суд с иском об опровержении сведений, порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию. При этом требования директора-единоросса выглядели иной раз совсем уж странно. Например, пишет газета: «Надоело писать про директора муниципального трамвайно-троллейбусного предприятия Коровина и о его «проделках». «Термин «проделки» согласно словарю Ожегова носит двойное толкование: предосудительный или шутливый поступок, — рассуждает Коровин. — То есть или проделки шалуна или проделки мошенника. А как известно, проделки мошенника уголовно наказуемые… Термин «проделки» однозначно не может толковаться в данном контексте как шутливые. В данном контексте он употреблен не иначе как в смысле «мошеннические» проделки истца, нарушающие закон. И иного мнения здесь быть не может».

Почему-то такая изысканная логика напомнила трамвайно-троллейбусную историю про пассажира, попросившего сидящую рядом дамочку: «Рыбка, передай деньги на билет». «Та-а-ак, рыбка — значит щука, щука — значит кусачая, кусачая — значит собака… Граждане, вы слыхали — он меня сукой обозвал!!!»

Или процитировала, скажем, газета слова одного из залегощенцев: «Зимой поехал по следам наших VIP-охотников, приезжаю в лес — а там следы кабанов и кровища. На прицеп зацеплены кабаны… Я не знаю, кто там был, но без техники туда не проедешь». И снова включается альтернативная логика Александра Яковлевича. «Это сообщение говорит о том, что на территории вверенного Коровину охот­угодья идет какой-то варварский отстрел зверя, какими-то VIP-охотниками, в то время, когда законопослушным охотникам в охоте на территории охотхозяйства отказывают. А Коровин и его непосредственные подчиненные или потакают этому, или не справляются со своими прямыми обязанностями».

Конечно, средний орловец может наивно полагать, что прямыми обязанностями руководителя трамвайно-троллейбусного предприятия является организация бесперебойного транспортного обслуживания в городе — проще говоря, предоставление возможности каждому из нас без особого ожидания добраться домой на троллейбусе или трамвае. Но «истец является не только руководителем крупного предприятия, но и занимается политикой, то есть является депутатом горсовета города Орла» — и его логика недоступна среднему уму.

Более всего нашего политика и руководителя потряс заголовок статьи: «Орловские проститутки» готовы обслуживать только VIP-персон». «Согласно словаря Ожегова, — вновь блещет эрудицией Коровин, — слово «проститутка» имеет два значения, это: женщина, занимающаяся проституцией, и такое значение явно не ложится в данный контекст и содержание статьи. Второе значение термина — «проститутка политическая», то есть беспринципный и продажный политик (презр.), ведущий антиобщественную, социально осуждаемую деятельность… Такая пометка означает: считать человека ничтожным, подлым, ниже всяческого уважения».

Впрочем, все эти филологические изыски отвергла допрошенная в суде доцент кафедры русского языка кандидат филологических наук Мария Костромичева. Ей, неоднократно принимавшей участие в качестве эксперта в самых сложных гражданских и уголовных процессах, не удалось разглядеть в статье никаких сведений, порочащих честь и достоинство Александра Коровина.

И тогда Александр Яковлевич пошел «ва-банк»: он потребовал проведения экспертизы. Причем даже место определил: давайте, мол, направим дело в Орловский государственный университет, а Авдеев, ректор ОГУ, сам определит, кому отдавать на экспертизу. Хочется напомнить, что Александр Коровин является секретарем политсовета местного отделения «Единой России», а Федор Степанович Авдеев — его подчиненный по партийной линии.

Разумеется, при таких обстоятельствах представители газеты предложили в целях объективности провести экспертизу за пределами Орла, да и полдюжины своих вопросов экспертам подобрали.

Решение судьи поразило всех: экспертизу было поручено проводить лингвистам-экспертам В. В. Панюшкину и В. П. Изотову из Орловского государственного университета. Вопросы ответчиков были отвергнуты без какой-либо мотивации.

Вообще-то никому из опрошенных за эти дни орловских адвокатов не удалось вспомнить дело, в котором бы фигурировало заключение Панюшкина: все в качестве эксперта-лингвиста называли только фамилию Костромичевой. Да и всеведущий интернет приводит лишь размещенную на сайте то ли кафедры, то ли факультета журналистики ОГУ информацию о том, что «Владимир Петрович Изотов (декан филологического факультета) и Владимир Викторович Панюшкин (декан факультета по работе с иностранными учащимися)» — «два «титана», поддерживающих факультет журналистики и ныне».

А вот второй эксперт запомнился и юристам, и журналистам. В конце 2006 года все тот же Владимир Изотов по указанию все того же Федора Авдеева проводил лингвистическое исследование другой публикации. И Советский районный суд, опираясь, в частности, на выводы лингвиста Изотова, признал, что статья известной орловской журналистки Валентины Остроушко «Они нас боятся», опубликованная в областной оппозиционной газете «Орловская искра», разжигает социальную рознь… между оптимистами и пессимистами. И если бы это решение не было отменено облсудом (по формальным, впрочем, основаниям), топтать бы Валентине Викторовне зону по знаменитой 282-й…

Впрочем, Изотов уже не декан: в конце 2009 года его осудили за взятку, приговорив к уплате в пользу государства штрафа в размере 400 тысяч рублей с запретом занимать административно-распорядительные должности сроком на 2 года. То есть по меньшей мере в течение трех лет Изотов официально считается судимым.

Сейчас ответчики-журналисты растерянно ломают голову: можно ли обжаловать подобное определение? Или стоит попытаться подыскать себе своего собственного эксперта? Среди соответствующего контингента, естественно…

Бр. ВОЛДЫРИН.

самые читаемые за месяц