Так хоронили свободу молодежи…

Выборная кампания-2007 была трудной для избирателей. И дело даже не в многообразии политических партий в избирательном бюллетене. А, с моей точки зрения, в особом предвыборном старании одной из них.

После выборов президент Путин искренне порадовался небывалой политической активности граждан, особенно молодых. А орловские СМИ с восторгом протрубили о том, какое у нас замечательное студенчество, которое обеспечило победу «ЕР». Увы, вряд ли кто по-настоящему разделяет эту эйфорию. Знаем мы, каким путём добыта такая «победа»…

Эта избирательная кампания врезалась в память изобилием бело-сине-красных плакатов с медведями на дверях магазинов, от которых рябило в глазах. Подозреваю, что малыши, на тот момент произносившие первые слова, говорили не «мама» и «папа», а «план Путина». А от помпезных видеороликов, бесконечных выступлений, слово в слово копирующих президентские перлы, от информации о внезапном бурном развитии сельского хозяйства и промышленности Орловщины в конце концов затошнило. А студенчество… Попробуй не быть «активным», когда за твоим посещением избирательного участка следит целая куча преподавателей. Которые к тому же денно и нощно дают советы, за кого ставить «галочку». Казалось бы, после такого нажима молодой электорат должен был запротестовать: не буду за них голосовать, достали уже! Однако на деле все вышло иначе.

2 декабря довелось мне быть наблюдателем в участковой избирательной комиссии № 119 (институт культуры). К полудню на участок стали подтягиваться огромные толпы студентов, которым было строго приказано исполнить свой гражданский долг. Два члена комиссии решительно не успевали обслужить очередь из 100—150 молодых избирателей. Молодёжь все прибывала. К обеду ситуация не улучшилась: очередь теперь начиналась уже в коридоре…

Вообще студенты — народ шумный, нетерпеливый, активный. Но вот что удивительно: на сей раз вся их активность напрочь исчезла в стенах избирательного участка под надзором преподавателей. Понурые студиозы стояли молча, безропотно. Никто из них не ушел из зала, не хлопнул дверью. Не проронил ни единого упрека в адрес виновников толкотни, заставивших их голосовать таким способом. Что это: высокий уровень культуры поведения? Или же крайняя загнанность, запуганность, тупая покорность? Огромная очередь напоминала похоронную процессию. А хоронили там человеческие права и свободу молодёжи…

Но самое интересное было впереди. К концу дня, когда основная масса студентов уже проголосовала, на участок пришел некий гражданин. Он захотел ознакомиться со списками проголосовавших студентов, а точнее — зафиксировать, кто не пришел голосовать. Видимо, готовились карательные меры. И заместитель председателя УИК О. А. Гаврилова тут же ему такую возможность предоставила. Более того, она любезно начала диктовать ему фамилии «неактивных»…

На мой вопрос, что это за человек, председатель избирательной комиссии А. Л. Есипов (молодой преподаватель ОГИИиК) промямлил что-то несуразное вроде того, что это журналист из студенческой газеты «Университетский вестник» (???). Я проверила: данный гражданин не был зарегистрирован в списке лиц, присутствующих при проведении выборов. На вопросы наблюдателей он отвечать отказался и, быстренько переписав фамилии, исчез.

Я напомнила председателю УИК, что, согласно Закону о выборах в Госдуму, тот человек не имел права даже находиться в помещении для голосования, т. к. не являлся избирателем, наблюдателем, представителем прессы, членом комиссии, зарегистрированным кандидатом, доверенным лицом. И уж тем более данный гражданин не имел права доступа к списку избирателей. Приняв эту, видимо, свежую для него информацию к размышлению, А. Л. Есипов смекнул и тут же сказал, что он… просто пошутил. Ну сами понимаете, выборы — дело весёлое! Я, признаюсь, не оценила его юмор. Когда акт об очередном нарушении был составлен и подписан, а дело запахло жареным, А. Л. Есипов перепугался уже не на шутку. И принялся спихивать ответственность на своего заместителя О. А. Гаврилову (поступая явно не по-мужски). Это она, мол, диктовала фамилии, с неё и спрашивайте. А потом и вовсе заявил, что он никакого человека на участке не видел! Как вам ситуация?

О. А. Гаврилова тем временем начала долго и путано объяснять, что она не считает (!) это таким уж большим нарушением закона. Тем более что, по её словам, этим мужчиной был не чужой человек с улицы, а свой, представитель проф­кома ОГИИиК. И со списками он не сам знакомился, а это она ему фамилии диктовала… Детский лепет, подтверждающий явное незнание федерального закона, меня и поразил, и возмутил.

И это всего лишь один конкретный избирательный участок! А сколько таких случаев могло быть в городе, остается только догадываться…

Но выборы прошли. Все успокоились. Только вот не знаю, ждут ли репрессии тех студентов, которые имели неосторожность не прийти голосовать. Может быть, скоро все забудется. Только надолго ли? В марте-то опять нужно гражданский долг идти исполнять (читай сначала)…

Екатерина Рощина.

самые читаемые за месяц