Технология применения пятого колеса

Пресловутый 604-й закон, по которому муниципальные земли были переданы в распоряжение областного департамента, был столько раз пристально рассмотрен нашей газетой в преломлении местных земельных безобразий, что еще раз возвращаться к этой теме — все равно что рассказывать длинный анекдот «на пальцах». Всё уже рассказано и разжевано. Доказано как дважды два, что закон в том виде, в каком он эксплуатируется областными чиновниками, — глуп, вреден, а распоряжаться городскими землями должны городские же власти, и это будет логично, понятно, обоснованно.

Другое дело, что чиновники, которые продают городскую землю, сдают ее в аренду, но не имеют к ней по большому счету никакого отношения, — выслушав в очередной раз анекдот про себя и про то, как они усидчиво и ударно протирают штаны, — делают усиленно вид, что эта история не про них. И продолжают смазывать пятое колесо в телеге, доказывая фактом своего существования и новыми несуразицами, что если пятое колесо кто-то когда-то привинтил, то это лучше для телеги.

К теме не стоило бы возвращаться, даже памятуя поговорку, что капля камень точит, по­скольку чиновничьи лбы и камень — это не одно и то же. Лбы «государевых слуг», как любят себя называть разные оболтусы, крепче. И каплей их не пробить, тут нужен инструмент потяжелей.

Однако о необходимости отмены 604-го закона заговорил мэр С. А. Ступин. Подняли тему депутаты. Даже губернатор А. П. Козлов обмолвился, что хорошо бы сделать то, что давно хорошо бы сделать, — вернуть полномочия по распоряжению городскими землями городу.

Народ встрепенулся, прохожие зашевелили ноздрями, ощущая редкий для Орла запах здравого смысла. И мы сочли уместным, пока запах этот не улетучился под напором каких-то других, более сильных и пахучих, ветров, напомнить о безобразиях, которые творятся в сфере распоряжения муниципальными землями.

После победы нелюбимого областной властью А. А. Касьянова на мэрских выборах старый губернатор быстро нагнул депутатов городского и областного Советов и, воспользовавшись 604-м законом, переключил распоряжение неразграниченными орловскими землями на областную администрацию, ее подразделение. Робкие и даже отчаянные крики типа: «Что вы делаете?!» — эффекта, как водится, не возымели.

Неразграниченные, то есть не оформленные надлежащим образом, без кадастровых номеров и собственника, земельные участки составляли тогда в Орле более 70 процентов его площади. То есть областная власть наложила на городские земли большую заботливую лапу.

Приступаем к анекдоту.

Земельными делами в городе традиционно занимались две структуры: комитет по земельным ресурсам и управление архитектуры. Комитет корректировал топосъемку, заключал договоры, ставил участки на кадастровый учет и проч., а «архитектура» смотрела, чтобы использование земельного участка не противоречило интересам перспективного развития города.

То есть всё решалось сразу, сравнительно быстро и в одном месте. Причем специалистами, которые не только могут принять документы, но и ответить на вопросы заявителя.

После «революции» 604-го закона порядок изменился. Вершить дела стал областной департамент, расположенный на набережной Дубровинского. Теперь процедура оформления земельных участков выглядела следующим образом. Сначала человек (организация) отправляется с заявлением на «набережную». Там заявление принимают, шлепают на нем штампик, что оно надлежащим образом оформлено, после чего недели через две отсылают в городскую администрацию. Там сидят специалисты, которые будут работать с заявителем.

Можно, конечно, отослать бумагу и раньше, но зачем?

Специалисты городской администрации изучают заявление и отвечают департаменту, может ли заявитель получить то, на что претендует. Начинается работа. Через некоторое время в департаменте получают из города бумагу, после чего переписывают ответ мэрии для заявителя, но на своем бланке.

При этом специалисты департамента не занимаются существом вопроса, поскольку картографических документов у них попросту нет. Иначе говоря, в департаменте на веру принимают присланное из «города», а затем просто оперируют кадастровым номером участка, не представляя, можно ли использовать его в том качестве, в каком намерен это сделать заявитель. Однако разрешение на использование этого участка дает именно департамент.

Вопрос: зачем он нужен? В этом качестве он не нужен вообще. Но если подразделение со столь уникальными функциями просуществовало больше пятилетки, игнорируя обоснованную критику в свой адрес, значит, интерес какой-то есть. Конечно. Ведь департамент, не имеющий никакого отношения к формированию земельных участков на территории города Орла, ими распоряжается. «Так это ведь Клондайк!» — воскликнул бы человек с Дикого Запада.

Сначала об абсурде без малейшей примеси коммерции.

Рядовой случай: фирма «Строймонтаж» в мае прошлого года подала, как и положено, в областной департамент, заявку на размежевание участков под строительство двух трансформаторных подстанций в 6-м микрорайоне и 909-м квартале. Заметим, что требуется не выделение, а простое размежевание уже имеющихся земельных участков, что предполагает минимум бюрократических усилий. С управлением разработки градостроительной документации заключен договор. Еще чуть-чуть, и электрики получат в аренду два участка для возведения необходимых жилым домам ТПэшек.

Однако в департаменте сочли, что документы подготовлены ненадлежащим образом и по­требовали повторить процедуру оформления заново с самого начала. Существа дела это не изменит, поменяется только ссылка в одном абзаце текста на тот, а не иной пункт Земельного кодекса. Интересно, что в администрации всегда оформляли участки так, как в нашем случае, и трансформаторные подстанции строились. Новая же и совершенно пустая процедура вновь растянется на месяцы.

Переписка между мэрией и департаментом на тему, на какой пункт Земельного кодекса следует делать ссылку, длится уже год. Строители ждут. Вопрос, уверяют профессионалы, можно решить за одни календарные сутки следующим образом: руководитель департамента, с одной стороны, вместе с главным архитектором города — с другой — обращаются в областную прокуратуру с просьбой их рассудить. Работник или работница этого ведомства, открыв Земельный кодекс, разъяснит проблему в течение минуты. Сутки — на сборы сторон.

Но в прокуратуру никто не идет. Вопрос, прошу прощения, «А на фига нам это надо?» — актуален сегодня для всех, кто занимается бумажными аспектами земельных дел, поскольку процедура, бывшая некоторое время назад единым целым, разорвана на части и ответственных за конечный результат попросту нет.

Более того, департамент, явившись пятым колесом в телеге, вызывает раздражение специалистов мэрии. Формальные придирки с «набережной» рождают желание ответить таким же формальным буквоедством. В результате вспыхивает бумажная война, вообще выводящая интересы дела за скобки. Строители-то в принципе не могут повлиять на эти кошмарные разборки. Необходимый, уже готовый для строительства земельный участок не размежёвывают год!

Идем далее. Поговорим теперь о строителях. После того как заканчивается срок ввода жилого объекта в эксплуатацию (а без подстанции его не ввести), в нашем случае «Строймонтаж», а в другом аналогичном случае — кто угодно еще попадает на штраф размером в одну трехсотую рефинансирования. Стоит дом, допустим, 300 млн. рублей, через год проволочек штрафы составят еще 300 миллионов. Потери принято компенсировать за счет покупателя. И кто-то будет удивляться, почему в небогатом Орле столь недешевые квартиры? Вы попробуйте их построить!

Все призывы властей разного уровня максимально ускорить прохождение разрешительной документации представляются в свете нашей истории благими пожеланиями, песней растерянных чиновников.

Теперь о другой стороне исследуемого явления. За время распоряжения департаментом городскими землями в Орле в частные руки ушли участки, находящиеся на землях общего пользования, в рекреационной и иных запрещенных для капитального строительства зонах. Именно на таких землях стоят торговые павильоны у Красного (со стороны «Хозяюшки») и Александровского мостов, у кинотеатра «Октябрь».

Далее. Дорога от ул. Генерала Родина до Карачевки, если будет построена, окажется не прямой, как ей полагается в соответствии с генеральным планом Орла, а станет похожей на букву «зю», поскольку на предполагаемом месте трассы уже выросли гаражи. Как? Чей интерес позволил им прорасти в запретной для капитального строительства зоне?

Прокуратура могла бы ответить на этот вопрос, затребовав у департамента документацию, в соответствии с которой запрещенное разрешается.

Впрочем, возможно, дело в извинительной некомпетентности, в фатальном стечении обстоятельств, в неудачной реформе, где есть только пострадавшие?

Переходим к ним. Страдать, как, наверное, уже поняли самые догадливые, будет, прежде всего, бюджет.

Итак, город получает вожделенные миллиарды на подготовку к празднованию 450-летия. Лучшие умы рисуют обворожительную картину будущего, где Орел прекрасен и удивителен. Начинаем строить, например, набережную. Набережную с большой буквы! Составили смету. И тут приходит в мэрию неказистый человек и говорит: «Там, где вы хотите положить розовый гранит, находится мой земельный участок размером полтора метра на полтора метра. Я — патриот, но частная собственность — это частная собственность. Если хотите выкупить, цена вопроса — такая-то».

И город — куда деваться — будет за очень хорошие деньги выкупать то, что вообще не должно было продаваться, что не должно было даже в дурном сне стать объектом продажи.

Но это не сон, это схема, которая в Орле уже действует.

В условиях, когда городской землей распоряжаются те, кто за нее не отвечает и имеет об этой земле более чем смутное представление, ничего хорошего ждать не приходится.

Городской землей должен распоряжаться город. Найдется дело и для областного департамента. Например, у области до сих пор нет документов территориального планирования. В Орле, лишенном права распоряжаться частью своей территории, генплан есть. А у области — нет.

Чем не поле для приложения сил? Может, и порядка тогда будет больше?

Кстати, президент и премьер на днях вновь призвали сокращать бюрократические процедуры в строительном деле. Самая длинная бюрократическая процедура — это областной департамент, называющий себя органом специальной компетенции. К рекомендациям премьера и президента следует прислушиваться.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц