Красная строка № 34 (256) от 18 октября 2013 года

То ли либеральный криз, то ли призрак «сталинизма»…

Пожизненный запрет гражданам, осуждённым за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, быть избранными в органы власти страны начал дей­ствовать с 1 июля 2012 года. Соответствующий законопроект был предложен президентом, принят Государственной Думой и одобрен Советом Федерации в феврале прошлого года. Поводом же для разбирательства в Конституционном Суде стали жалобы нескольких граждан (не только А. Казакова). Все они выдвигали свои кандидатуры на выборах различного уровня осенью прошлого года, и всем в регистрации было отказано.

Орловчанин Александр Казаков, как было заявлено на пресс-конференции, состоявшейся 14 октября 2013 года в Орловском региональном отделении партии «Справедливая Россия», намерен добиваться в суде отмены результатов выборов, с которых его сняли. Однако председатель Конституционного Суда В. Зорькин, комментируя принятое постановление, отметил, что дела заявителей пересмотрены быть не могут, так как это привело бы к отмене результатов выборов. Здесь, как пояснил В. Зорькин, «вступает в строй компенсаторный механизм, он предусмотрен в нашем законодательстве, в частности, в гражданском».

Есть и еще одна важная деталь: по отдельным видам преступлений в силу их особо повышенной общественной опасности законодатель будет вправе установить ограничения с длительным сроком запрета пассивного избирательного права.

В Конституционном Суде признают, что сам по себе запрет занимать выборные должности для лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, «преследует конституционно значимые цели».

Представитель Госдумы в Конституционном Суде Дмитрий Вяткин так прокомментировал «Известиям» состоявшееся решение:

— Нужно заметить, что в целом КС признал нормы закона конституционными, все-таки общество должно оградить себя от таких кандидатов. Неконституционной признана норма о пожизненном лишении пассивного избирательного права, — сказал депутат. — Суд предложил изменить пожизненное лишение права на определенные сроки, и мы их установим. Также будет введен индивидуальный подход к установлению сроков ограничения. В особых случаях эти сроки могут превышать сроки судимости и составлять 15–20 лет. Поэтому не надо думать, что эти изменения приведут к повальному приходу во власть уголовников.

Д. Вяткин, сообщают «Известия», привел в пример случай в одном из муниципалитетов Магаданской области. Там местную администрацию возглавил выбранный глава, отсидевший за убийство милиционера. А на территории того же муниципального образования есть школа, которая носит имя убитого сотрудника МВД. По словам законодателя, такая ситуация выглядит как минимум абсурдно.

— Могу привести пример из реальной практики, — сказал Д. Вяткин в интервью «Однако», — только на выборах, которые проводились по всей стране 8 сентября этого года, по-моему, более 500 человек пытались получить регистрацию, и им было отказано, так как они были осуждены по статье, которая предусматривала тяжкое или особо тяжкое преступление. Это и убийства, и преступления коррупционной направленности. Поэтому ограничения имеют право на жизнь, и Конституционный Суд подтвердил это.

Полномочный представитель правительства РФ в высших судах Михаил Барщевский, слова которого приводит РИА «Новости», отметил несовершенство сущест­вующего «порога отсечения» соискателей выборных должностей. «Допустим, 15-летний подросток в драке с приятелем выбивает тому глаз. Это тяжкое преступление, и виновный юноша по закону никогда уже не сможет стать депутатом», — сказал он в ходе судебных слушаний.

При этом особо опасный рецидивист, имеющий 25 «ходок», вор-карманник, коронованный вор в законе, может быть и депутатом, и губернатором, потому что он вор-карманник и у него все нетяжкие».

М. Барщевский отметил, что норма нуждается в уточнении. В частности, он предложил прописать в каждой статье Уголовного кодекса определённый срок запрета баллотироваться и, с другой стороны, распространить его и на преступления средней тяжести.

«Известия» приводят мнение главы юридической службы КПРФ, члена комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Вадима Соловьева, который заметил, что его однопартийцы изначально голосовали против этой нормы и указывали на ее противоречие основному закону.

— Теперь нам предстоит снова изменять данный закон. Нам нужно убрать пожизненное отлучение от участия в выборах и установить другие сроки. Это может быть срок погашения судимости, как было ранее, или какие-то еще ограничения сверх этого, — заявил коммунист.

До принятия пожизненного ограничения на участие в выборах люди, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления, имели ранжир по погашению судимости — 8 и 10 лет после отбытия наказания соответственно. Именно в эти сроки они не могли принимать участие в выборах в качестве кандидатов.

По мнению представителя Совета Федерации в КС Алексея Александрова, которое приводит «Русская народная линия», наличие обвинительного приговора в биографии гражданина само по себе говорит о том, что можно сомневаться в его способности занимать выборную должность «честно и бескорыстно».

— Насколько эти люди смогут избраться, решать только избирателям. Конечно, государство должно обязать данную категорию кандидатов указывать темные моменты своей биографии, и это будет использоваться их конкурентами, — сказал «Известиям» президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. — Но мы видим пример Евгения Ройзмана в Екатеринбурге, который тоже имел судимость, но его популярность у жителей города перевесила данный факт.

Член Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека Игорь Борисов, комментируя инициативу «Коммерсант FM», сказал, что вопрос, имеют ли право избираться лица, осуждённые за тяжкие и особо тяжкие преступления, и насколько это право может быть ограничено — это вопрос скорее философский и чёткой регламентации здесь не существует. В частности, он рассказал, что разные государства идут по разному пути. Например, в США лица лишаются избирательного права за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, но они могут быть по определённой процедуре восстановлены в своих избирательных правах. Процедуры пожизненного лишения права избираться действуют в ряде стран Южной и Центральной Америки. В Китае также ограничено пожизненное право участвовать в политике по приговору суда.

На фоне таких комментариев «самой либеральной» выглядит позиция орловских правозащитников и адвоката снятого с выборов орловского «эсэра» А. Казакова. Они склонны считать любое ограничение пассивного избирательного права возвратом к «сталинизму». На пресс-конференции, которая была дана по случаю победы в КС, в ироничном контексте прозвучало понятие «лишенец» применительно к нынешней ситуации. Вот, дескать, куда скатились — к сталинским нормам законодательства!

Однако следует заметить, что категория «лишенцев», то есть лиц лишенных избирательного и некоторых других прав, в том числе и за уголовные преступления, появилась в Конституции РСФСР в 1918 году и потом перекочевала в Конституцию СССР 1924 года. В это время Сталин еще не имел всей полноты власти в политбюро ЦК ВКП(б), где ему противостояли такие влиятельные персоны, как Троцкий, Бухарин, Зиновьев и др. А вот в Конституции СССР 1936 года, которая дей­ствительно именуется в истории «сталинской», понятия «лишенец» уже не было. Видимо, Сталину и его, как пишут теперь некоторые исследователи, «узкому руководству», за двенадцать лет удалось навести порядок в стране — такой, который позволил узаконить всеобщее и равное избирательное право.

А вот почему сегодня, в двадцать первом веке наши законодатели и исполнительная власть судорожно и противоречиво вынуждены искать способы защиты властных структур от проникновения в нее бывших уголовников? Это вопрос явно из нашей, а не из сталинской эпохи. Более двадцати лет демократических реформ — и нате вам! Ссылки защитников А. Казакова на практику западных стран, где «никаких ограничений нет», здесь вряд ли уместны. Мы видим, какие «права и свободы» отстаивает Запад в последнее время: откровенную и порой агрессивную дехристианизацию культуры и образования, безумие ювенальной юстиции, сознательную атомизацию общества, основанную на последовательном разрушении межличностных связей, узаконенные однополые браки и снижение так называемого «порога сексуального согласия» чуть ли не до раннего подросткового возраста на радость педофилам… Если во всем ориентироваться на Запад и его представления о норме и праве, так нам действительно придется всерьез возвращаться к понятию «лишенец», чтобы спасти страну и народ от окончательной гибели.

Либеральные реформы и неспособность государства отказаться от них даже перед лицом явной угрозы национальной безопасности и приводят к различным юридическим казусам, один из которых и проявился сначала в снятии раннее судимого кандидата с выборов, а потом — в признании его попранных конституционных прав. Как в старом советском анекдоте: «И долго мы еще будем стоять в раскоряку?».

Подготовил А. Грядунов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц