Три случая из жизни уголовного розыска

5 октября 2013 года исполняется 95 лет со дня создания службы уголовного розыска России. Сегодня «Красная строка» начинает цикл публикаций, посвященных этой дате.

Работать можно везде. Но счастлив тот человек, который не просто получает удовлетворение от результатов выполненной им работы, а увлечен своей профессией. Вот к таким людям и относится Виталий Николаевич Жучков.

Вообще о службе в органах внутренних дел он подумывал еще до армии. Поначалу попал на должность инспектора ДПС, но быстро понял, что это не его дело. Затем стал участковым инспектором — этаким сельским Анискиным.

— Живая работа с людьми была уже куда интереснее. Народ идет к участковому не только со своими бедами и тревогами, но и за советом, житейской помощью, — вспоминает Виталий Жучков. — Участковый на своем административном участке — это в одном лице и дознаватель, и следователь, и криминалист, и сотрудник уголовного розыска… Хотя, признаюсь, в душе я всегда завидовал оперативникам и с особым интересом и вниманием наблюдал за их работой. Среди розыскников были профессионалы своего дела. Иной раз простая вещь, казалось бы, не имеющая, на взгляд обычного гражданского человека, никакого отношения к преступлению, или просто мимолетное слово у таких сыщиков в процессе работы вдруг становились серьезной уликой, способ­ствующей изобличению преступника. Собственно говоря, именно тогда у меня и появилась твердое желание работать в уголовном розыске. А произошедший вскоре случай еще больше его укрепил.

…Ночью была совершена кража из сельского магазина. Прибывшая опергруппа РОВД сразу же приступила к осмотру места происшествия. Один из оперов обратил внимание на светлый волос на дверном проеме. «Обнаружил» тот себя, когда кто-то из милиционеров вошел в магазин, сильно хлопнув дверью. Этот волосок-то и заинтересовал сыщиков.

Ни одна из женщин, работавших в магазине продавцами, не была блондинкой. Оперативники стали обсуждать версии. Жучков сообщил, что на его участке проживают несколько светловолосых. Но лишь у троих волосы были действительно длинные, остальные девушки носили короткие стрижки. А здесь — волосок средней длины. И участковый добавил: «А почему мы говорим только о женщинах? Он мог принадлежать и мужчине».

«Просеяли» всех местных обитателей, склонных к совершению преступлений или уже успевших побывать в местах не столь отдаленных. И в поле зрения оперативников попал житель соседней деревни некто Лахонин, ранее судимый за совершение краж. В последнее время его видели с необычной для села прической — довольно длинными для мужчины белыми волосами.

Во время обыска в доме и во дворе Лахонина были обнаружены похищенные из магазина товары. Так обычный волосок вывел на след преступника.

И стал В. Н. Жучков сотрудником уголовного розыска. Начинал службу оперуполномоченным РОВД по Орловскому району. В его обязанности тогда входил прежде всего розыск совершивших преступления и скрывавших от правоохранительных органов лиц. Причем, диапазон поисков не ограничивался Орловской областью.

…На счету неоднократно судимого Косова значился не один десяток краж. Был объявлен его розыск, который затруднялся тем, что преступник не имел постоянного места жительства и к тому же вел практически ночной образ жизни.

Зная, что милиция его ищет, он каждый раз менял свои ночлежки. Какой-то определенной и постоянной схемы маршрутов передвижения у него не было. Дважды в одном и том же месте «Седой», как его называли между собой оперативники, не появлялся. Изменил внешность: отрастил усы и длинные волосы, которые скрывали формы его лица, стал носить темные очки.

Чувствуя, что кольцо розыска вокруг него постепенно сжимается, он продолжал играть с милицией в «кошки-мышки». На его задержание были ориентированы наряды ППС в городе, участковые инспекторы сельских пригородных районов. Много времени потребовалось на то, чтобы отработать возможные места его появления: занервничает, задергается и вдруг в чем-то повторится.

…В тот вечер телефонный звонок вернул Жучкова к рабочему столу, когда он уже закрывал было за собой дверь служебного кабинета. Оперативный дежурный по ОВД торопливо сообщил: «Звонили по «02»: на территорию городского кладбища только что зашел мужчина, приметы которого совпадают с находящимся в розыске Косовым. Почему уверены, что это именно он? Видели на стенде у здания милиции его фотографию».

Виталий Николаевич посмотрел на часы. Стрелки показывали 18.40. Опергруппа недавно выехала на место, где было совершено тяжкое преступление. Ждать ее возвращения — потеряешь время и упустишь преступника, который может снова надолго исчезнуть. Жучков, предупредив дежурного, поехал на кладбище сам. Добрался довольно быстро. Купил у еще торговавших старушек цветы. Людей в это время здесь уже практически не было. Не было видно и того, кого милиция разыскивала уже почти месяц. Но интуиция подсказывала майору: здесь он, затаился где-то.

Всем своим поведением Жучков старался показать, что пришел на кладбище, чтобы навестить могилы кого-то из своих близких. Подошел к одной из них, положил на надгробье цветы, постоял, затем даже посидел на лавочке. Потом демонстративно по центральной аллее направился к выходу. Но не доходя до него, резко свернул на боковую и, укрывшись за деревом, стал наблюдать.

Минут через пятнадцать за могильными оградами и памятниками показалась фигура человека. Сомнений никаких не оставалось: это был Косов собственной персоной. Он осторожно пересек центральную аллею и, постоянно оглядываясь назад и лавируя между захоронениями, стал удаляться вглубь кладбища.

Появление майора оказалось для него совершенно неожиданным. Но замешательство быстро прошло. В правой руке преступника тускло блеснуло лезвие ножа. Жучков отработанным приемом выбил у него нож, повалил на землю и защелкнул на его руках наручники.

— Хитрые менты сегодня пошли: могилке поклонился, цветочки положил… Кино, одним словом, — просипел тот.

— Спасибо за комплимент, гражданин Косов. Стараемся. Хоть от таких, как вы, доброе слово услышишь, — в тон ему ответил майор. — Однако прохлаждаться времени нет. Видишь, нам и карету подали. Сюда-то зачем забрел? Место выбирал или кого навестить пришел?

— Все шутишь, начальник. Вы же меня кругом обложили. Вот и приходилось здесь, среди могилок коротать теплые летние дни.

На помощь Жучкову уже бежали подъехавшие сотрудники опергруппы…

В другой раз свободные от дежурства сотрудники уголовного розыска ОВД по Орловскому району встречали 9 Мая в кругу родных и знакомых. Праздник есть праздник, да какой! Но отметить годовщину Великой Победы не удалось. Примерно в 20.00 на квартиру Виталия Жучкова позвонил дежурный по РОВД: «Поступило заявление от жителя района — два дня назад из дома ушел его сын и до настоящего времени не вернулся…». Всех оперов подняли тогда «в ружье». Выехали в деревню, где проживал исчезнувший за два дня до праздника парень по фамилии Горохов.

Подворный обход, опрос соседей и жителей населенного пункта, установление круга общения без вести пропавшего… Это, конечно, занимает время, но обязательно дает результаты. Оперативным путем сыщикам удалось установить, что 7 мая Горохов проводил время в компании местных парней. Также заинтересовала сотрудников милиции информация о том, что на праздники к своему брату в деревню из Орла приехал недавно вернувшийся из мест лишения свободы некто Рондыков со своим приятелем.

В тот день пути Горохова и Рондыкова пересеклись. Вспыхнувший между ними и подогретый спиртным конфликт перерос в ссору, а затем в драку, которая произошла в районе очистных сооружений, что вблизи деревни Вязки. По крайней мере, как явствовало из показаний свидетелей той «разборки», именно в ту сторону бежал Рондыков за Гороховым. Больше парня односельчане не видели.

Рондыков твердо стоял на своем: «Было дело — поцапались немного. Горохов убежал тогда в сторону микрорайона СПЗ, и все! Больше ничего не знаю, и добавить к сказанному ничего не могу».

Тщательное обследование местности дало результаты. На земле и траве просматривался ведущий к одному из отстойников след — как будто тащили что-то тяжелое. Вскоре на гребне один из розыскников обнаружил кроссовку. Родители пропавшего опознали в ней обувь своего сына.

— Обратила тогда на себя наше внимание и поверхность этого отстойника. В других была застывшая иловая гладь, а здесь она в одном месте оказалась нарушенной. Ее как бы кто-то потревожил, взрыхлил, — Виталий Жучков сделал небольшую паузу. — В общем, труп Горохова мы извлекали из отстойника, когда небо над Орлом озаряли залпы праздничного салюта.

Из заключения медицинской экспертизы: «…Смерть Горохова наступила мгновенно из-за удара ножом в сердце». В отношении Рондыкова было возбуждено уголовное дело, материалы которого затем направили в суд. Вот такие сельские «Улицы разбитых фонарей»…

Сегодня подполковник полиции Виталий Жучков работает заместителем начальника 2-го отдела УУР УМВД России по Орловской области, основной задачей которого является борьба с бандитизмом, незаконным оборотом оружия и квалифицированным вымогательством. А это уже говорит о многом.

Фотографироваться он отказался категорически: «Мы — не телезвезды. Мы должны оставаться за кадром. Так будет лучше для нас и хуже для преступников».

— Сегодня оперативник должен не только иметь крепкое здоровье, метко стрелять, в совершенстве владеть приемами самообороны, но и уметь анализировать, логически мыслить, — считает Жучков. — В розыске постоянно ощущаешь плечо товарищей. Без подстраховки, без поддержки друг друга в нашей службе просто нельзя. Не в обиду коллегам из других подразделений полиции, скажу: в уголовном розыске иная атмосфера, здесь все — в одной упряжке, все — от начальника до простого опера — звенья единого механизма. Вот почему специфика работы в этой службе не оставляет места для случайных людей. Так что розыск — это мое!

Валерий НИКОЛАЕВ.

Лента новостей

самые читаемые за месяц