Красная строка № 18 (284) от 20 июня 2014 года

В атаку роты поднимал замполит…

О начале войны Иван Павлович Носков узнал за четыре дня до своего 20-летия. В то время он уже год как проходил дей­ствительную службу в рядах Красной Армии на Дальнем Востоке, где учился в школе сержантского состава.

Группу новоиспеченных младших командиров вскоре направили на переподготовку. В их числе был и комсорг кавалерийского эскадрона Иван Носков, получивший назначение в минометный дивизион 117-ой стрелковой дивизии. Осваивать новую воинскую специальность приходилось по ускоренной программе: фашистские передовые части находились уже в 27 километрах от Москвы.

— В конце ноября 41-го дивизия загрузилась в эшелон. Был дан «зеленый свет», ехали практически без остановок. Выгрузились ночью в каком-то заснеженном лесу. Стоял сильный мороз. С поезда — сразу на передовую, — вспоминает Иван Павлович.

Прибытие свежих дивизий из Сибири и Дальнего Востока сыграло большую роль в битве под Москвой. В ходе тяжелейших боев наши войска отбросили врага от столицы и перешли в контрнаступление.

— Военные действия носили кровопролитный и ожесточенный характер. Погибали и умирали от ран молодые ребята, так и оставшиеся навечно девятнадцати— и двадцатилетними. Только вчера вместе ели из котелка солдатскую кашу, а сегодня он уже лежит, завернутый в плащ-палатку.., — горько вздыхает Носков. — Война — это кровь, смерть, боль, неимоверное напряжение физических и моральных сил. Знаешь, я предпочитаю смотреть старые советские фильмы о войне. Почему? Они ближе тому времени. Их съемки консультировали кадровые военные и историки. А сейчас такое, извините, «сварганят»! Сидишь и думаешь, ну откуда они все это взяли. Пример тому — «шедевр» Федора Бондарчука «Сталинград», который «подарили» нам к Дню Победы.., — не договорив, он сокрушенно махнул рукой.

Комсоргу минометного дивизиона Носкову приходилось постоянно находиться в окопах и на огневых позициях: заменять раненых или погибших минометчиков, нужными словами, а чаще всего личными примером поддерживать уставших и еще не обстрелянных солдат. Особенно тяжело было под Ржевом. Гитлеровцы стремились удержать в своих руках важные коммуникации западнее Москвы и узлы дорог, превратив ряд населенных пунктов в укрепленные районы. Ржев входил в их число.

— Бои за этот город приняли затяжной характер. Не один раз задавал себе вопрос, откуда черпали силы наши бойцы — уставшие, измотанные постоянными боями, не выспавшиеся и голодные? Шли через линию фронта за «языком». Проводили разведку боем, а проще говоря, вызывали огонь на себя, чтобы выявить огневые точки противника. Шли, зная, что могут не вернуться назад, — рассказывая, 92-летний ветеран войны не смог сдержать слез от воспоминаний, нахлынувших на него с новой силой. — Смерть не один раз заглядывала и мне в лицо, была постоянно рядом. Но видно, там, в небесной канцелярии, у меня был хранитель.

…На рассвете 5 июля 1943 года на Орловско-Курской дуге началась одна из самых крупных битв Великой Отечественной войны. Войска левого крыла Западного фронта, наступая с севера, совместно с войсками Брянского фронта разгромили Болховскую группировку врага, а затем, наступая на Хотынец, перехватили пути отхода фашистов из района Орла на запад. В ее составе в освобождении Орловской области принимал участие и комсорг стрелкового батальона 96-й дивизии 11-ой гвардейской армии старшина Иван Носков.

— Отступая, враг неистов­ствовал. В бессильной злобе фашистские изверги жестко расправлялись с мирным населением. В одном из населенных пунктов мы увидели виселицу с восемью повешенными. Мужчин казнили за связь с партизанами. Чтобы обезопасить себя от налетов нашей авиации и нападения лесных мстителей, гитлеровцы гнали впереди и позади своих колонн женщин, стариков и детей. Такая ярость и ненависть после всего увиденного вскипала у солдат, что не идти, а бежать хотелось за этими вояками, уничтожать и гнать их в хвост и в гриву с нашей священной земли, — эмоционально рассказывал Иван Павлович.

Ночью 17 сентября его батальон одним из первых вошел в Брянск, затем гвардейцы выбивали остатки немецких частей из Клинцов и Новозыбкова. На одном из участков их продвижения немцы не один раз пытались перейти в контратаку. Позиции воюющих сторон находились в 300—400 метрах друг от друга. Не дожидаясь очередной атаки гитлеровцев, Носков по клину перезревшей пшеницы пробрался к стоявшей посередине нейтральной полосы подбитой «тридцатичетверке».

Как только фрицы пошли в атаку, он открыл по ним огонь из винтовки. Расстояние позволяло ему стрелять без промаха. К тому же, в «учебке» на Дальнем Востоке военному делу тогда учили «настоящим образом». В первую очередь Носков выводил из строя офицеров. Их нетрудно было распознать по фуражкам с высокой тульей. В рядах наступающих возникло замешательство, и они стали отходить назад. Воспользовавшись этим, батальон поднялся в контратаку и на плечах противника ворвался в населенный пункт. В этом бою Иван Павлович лично уничтожил 14 немецких солдат и офицеров, за что был представлен к первой своей боевой награде — ордену Красной Звезды.

После освобождения области И. П. Носков участвовал в боях за освобождение Белоруссии, Польши, Восточной Пруссии.

…Начало ноября 43-го. С ходу взять имевшую стратегическое значение и хорошо укрепленную высоту под Гомелем не удалось. Батальон нес потери. Прибывший командир полка собрал командиров рот: «От взятия высоты зависит дальнейшее наступление всей дивизии. Нужно поднять солдат в атаку!».

— Сказав это, комполка почему-то посмотрел на меня. Сбросив с себя тяжелый полушубок, я побежал в роты. В атаку поднялась четвертая, за ней пятая роты, — вспоминает этот боевой эпизод Иван Павлович. — Бежал и не замечал, что правый рукав гимнастерки и грудь — в крови. Когда с солдатами 6-й роты выскочил из окопа, мне словно палкой ударили по ноге. И я куда-то провалился…

Потом почти пять месяцев пребывания в госпиталях. Военный хирург, встретив Носкова в коридоре, сказал: «В рубашке ты родился, Иван Павлович. Просто чудо какое-то: пуля прошла в полусантиметре от сердца, а он с таким ранением солдат в атаку поднимал! Хотя в горячке такое иногда бывает». Как оказалось, в том бою он был дважды ранен. Первая пуля попала в руку, не задев ее кость. Затем, пробив партбилет, прошла рядом с сердцем. Через некоторое время вторая угодила в ногу.

За такой мужественный поступок полагается как минимум орден Боевого Красного Знамени, говорили ему товарищи по палате.

— Может быть, и полагались мне медаль или орден, — задумчиво говорит бывший фронтовик. — Только представление на награждение писать некому было: командир и начштаба полка тогда были тяжело ранены, политрук погиб… У политработников было одно право и преимущество — первым подняться в атаку и первым погибнуть.

Третье ранение уже заместитель командира батальона по политической части Иван Носков получил в 1945 году в Восточной Пруссии, в боях на подступах к Кенигсбергу. После выписки из госпиталя 28 апреля прибыл в политуправление в Москву за новым назначением. Велели подождать: нужно оформить необходимые документы и заменить пробитый пулей партбилет. А в ночь с 8 на 9 мая объявили о капитуляции Германии.

— Победу встретил в Москве. Вокруг царило всеобщее ликование, которое невозможно передать словами. Все обнимались, пели, кричали: «Победа!», — возбуждено рассказывал Иван Павлович. — Можно понять тогда состояние и чувства фронтовиков: почти четыре года — шквалы свинца и огня, кровь и миллионы погибших. И вот — победа, конец войне, и главное — я — живой! Это и было солдатское счастье.

После войны И. П. Носков служил во Внутренних войсках МВД СССР. Почти 26 лет — в Орле в в/ч 7527. Полковник внутренней службы в отставке. Кроме Красной Звезды он награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, медалями «За боевые заслуги» и «За победу над Германией». Несмотря на свой солидный возраст, старается вести активный образ жизни, участвует в работе ветеранской организации, встречается с молодежью, ведет борьбу за урожай на своих шести сотках. «А что делать? Что бы там ни было, нужно стараться жить. Сколько? Столько, сколько нам отпущено! Главное — за прожитые годы мне не стыдно!», — завершил нашу беседу Иван Павлович.

Валерий Николаев.

От редакции. 26 июня 2014 года И. П. Носкову исполняется 93 года. «Красная строка» искренне поздравляет ветерана. Вот с таких людей надо брать пример всем нам!

самые читаемые за месяц