В Оренбургской области рухнуло — отозвалось в Орле

Закрытие орловской средней школы № 11 в самом начале учебного года стало для орловского общественного мнения своего рода откровением: всем стало очевидно, что у нас в Орле может повториться то, что случилось в Оренбургской области. Как известно, там в одной из поселковых школ вдруг рухнула стена, которую укрепляли. Строительные работы велись одновременно с учебным процессом. В результате погибли пять одиннадцатиклассниц. Трагедия случилась в среду, 1 октября, а с 3-го числа в Орле закрыли 11-ю школу.

Занятия в ней были приостановлены, потому что областное управление Рос-потребнадзора, получив сообщение о трагедии в Оренбургской области, послало в школу своих специалистов, и они решили, что лучше не рисковать и освободить школу от детей, пока суд не определит, как лучше поступить, чтобы обеспечить их безопасность. Дело в том, что, с июля в школе № 11 не прекращаются ремонтно-строительные работы. Строительные бригады стучат и ломают здание с целью обнажить балки перекрытий на втором и третьем этажах школы, чтобы оценить их износ и заменить совсем обветшавшие. С 1 сентября занятия велись на 4-м этаже и в учебных помещениях пристройки. Специалисты института «Гражданпроект» дали заключение, что так можно и что это безопасно, если перекрыть доступ для детей на третий и второй этажи. Но в Оренбургском поселке рухнуло, и в Орле отозвалось. Роспотребнадзор закрыл школу «до выяснения», как говорят в милиции.

Пикантность ситуации заключается в том, что в конце августа, когда специальная городская комиссия принимала школы и оценивала их готовность к новому учебному году, тот же орловский Роспотребнадзор подписал акт приемки 11-й школы, в которой продолжались ремонтные работы. Подписал, правда, заручившись письмом администрации школы, в котором черным по белому обещано, что когда работают строители, уроков в школе не будет. В Роспотребнадзоре сегодня говорят, что тогда расценили это как намерение руководства школы развести ремонтный и учебный процесс, перепланировав школьное расписание уроков. Хотя трудно представить, как это возможно: уроки в школе обычно идут целый день, и их, как и работы строителей, не перенесешь на вечернее время. Но, видимо, на том этапе мера ответственности исчерпывалась письменным обещанием дирекции школы и теоретической возможностью его исполнения, которое и принял к сведению Роспотребнадзор. Но рухнула школа в Оренбургской области — и стала очевидна легковесность подобных гарантий.

Теперь вопрос о безопасности учебного процесса в 11-й школе будет решаться не где-нибудь, а в суде. Такая процедура предусмотрена законом. Роспотребнадзор решил воспользоваться ею и настаивает: пусть точки над i расставит суд.

Пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Эта поговорка, увы, опять к месту и по теме. Но почему мы проявляем принципиальность и повышаем планку ответственности только тогда, когда беда уже случилась? Что было бы в орловской 11-й школе, если бы в оренбургской не погибло пятеро детей? Скорее всего, в школе № 11 продолжались бы одновременно ремонтные работы и уроки на четвертом этаже. Может быть, ничего бы и не случилось, а может быть…

В сущности та же вероятность беды сохраняется еще в нескольких школах города, в которых по полвека не было капитального ремонта. Достаточно вспомнить 17-ю школу, которая своими трещинами не на шутку напугала родителей еще в 2006 году и которая была признана безопасной просто по заключению женщины-инженера из института «Гипронисельпром». А 27-я «английская» школа, из подвала которой периодически откачивают воду и которая уже давно вошла в список наказов избирателей, переданный для исполнения властям? А 31-я школа? А 26-я, поддерживаемая за счет спонсорской помощи? А 22-я, в самом центре Советского района? Ее обветшавший корпус уже не первый год стоит пустой и ждет ремонта, но при этом остальные помещения школы явно перегружены, дети учатся в условиях, далеких от нормы. И это тоже угроза — если и не жизни, то здоровью детей.

Денег на капитальный ремонт изношенных зданий как не было, так и нет. Мэру города А. Касьянову так и не удалось осуществить прорыв в этой области, хотя шансы у новой администрации г. Орла вроде бы и были: увеличение доходов городского бюджета при новой городской власти позволяло строить планы. Но «строевщина» проглотила Касьянова, и в городской администрации, как встарь, разводят руками и вспоминают горькие признания бывшего зама, считавшего признаком деградации «социально ориентированный» городской бюджет, в котором только и хватает денег, что на зарплату бюджетникам.

Несчастье опять помогло? Ну разве только в том, что ответственные лица как никогда остро почувствовали свою ответственность за безопасность наших детей? А в общем, ничего хорошего: в большой школе остановлен учебный процесс. Когда состоится судебное заседание и какое решение оно вынесет, еще неизвестно. Да и решится ли кто взять на себя ответственность и настоять на продолжении занятий в ремонтируемой школе? Все это может означать лишь срыв учебного процесса, стресс для учителей, родителей и, конечно, детей, которых городское управление образования уже планирует развести по соседним школам.

У народа нашего есть еще одна меткая поговорка: беда не приходит одна. Запущенная проблема капитального ремонта орловских школ обернулась кризисом в самый неподходящий момент — точно в соответствии с народной мудростью. А вот дальше-то что?

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц