В орловском Багдаде всё спокойно…

О том, что власть в Орловской области не слишком заботится о многодетных семьях, известно всем, и прежде всего самим многодетным родителям. О том, что попасть в федеральную программу «Обеспечение жильем молодых семей» непросто, тоже все знают или догадываются. Но то, что случилось с Анной Кузнецовой, матерью троих детей, выходит за рамки всех сложившихся представлений об отношениях власти и общества в нашем регионе.

Старший сын Кузнецовой в этом сентябре пошел в первый класс. Всем первоклассникам Шаблыкино перед началом учебного года администрация района устроила праздник и подарила нарядные портфели-ранцы. Всем, кроме первоклассника Кузнецова. Его мать просто психологически не смогла принять подарок от чиновников, которые лишили ее возможности приобрести собственное жилье и обрекли на мучительные судебные тяжбы. Причем сделали это не со зла, даже не из корысти, а просто так, походя, в текучке прочих дел. Сын Анны не смог, как все другие шаблыкинские дошколята, ходить минувшим летом к будущей своей учительнице на предучебную подготовку. Не смог по одной причине: маме было некогда, она судилась с чиновниками, пытаясь отстоять свое право на нормальное жилье и спокойную жизнь своей семьи. 1 октября для семьи Анны Кузнецовой может закончиться даже тот относительный покой, который она смогла обеспечить своим детям. До 1 октября Кузнецовы должны выкупить дом, который стал временным пристанищем многодетной семьи. Но нужной суммы у них нет. Они только надеются получить часть денег по решению суда, первое заседание которого должно было состояться 12 сентября.

…А начиналось все вроде бы неплохо. Молодая семья не имела собственного жилья и была прописана на 24 квадратных метрах в Шаблыкино, в квартире матери Алексея — главы семьи.

В этой квартире без удобств, где кроме хозяйки жила еще ее дочь с ребенком, Ане и Алексею с их детьми физически не было места. Но им повезло: семью поставили на очередь по специальной программе «Обеспечение жильем молодых семей», которая является составной частью федеральной программы «Жилище». Весной 2010 года Анна была 14-й в списке очередников. С рождением третьего ребенка молодая женщина поняла, что до 2015 года, когда им как будто бы светило жилищное счастье, не удастся нормально прожить, арендуя квартиры в Орле и отдавая за наем ежемесячно по 7—8 тысяч рублей.

В администрации области ей подсказали выход: откажитесь от муниципальной и федеральной доли социальной выплаты, которая полагалась участникам программы на приобретение жилья, и тогда вы сможете к концу года получить 20 процентов нужной вам суммы из областного бюджета. При этом участник программы исключается из общей очереди на получение жилья, но зато выигрывает во времени. Если есть что добавить к бюджетным 20 процентам, то можно купить жилье, когда хочешь и какое хочешь. Анна рассчитывала, во-первых, на 350 тысяч материнского капитала (соответствующий сертификат Кузнецова должна была получить в октябре), а во-вторых, на кредит в областном ипотечном центре. Её отец, имевший в 2010 году неплохой заработок, соглашался выступить поручителем, а мать отдавала в залог свой новый деревенский дом в Троснянском районе. На таких условиях центр соглашался дать нужную сумму.

Соответствующее заявление об отказе от муниципальной доли социальной выплаты А. Кузнецова подала в Шаблыкинскую администрацию в июле 2010 года. Его приняла специалист по молодежной политике Н. Н. Карпова. Теперь администрация Шаблыкинского района должна была создать комиссию, рассмотреть заявление, исключить Кузнецову из списка районных очередников — участников программы и направить документы молодой семьи в Орел, в областную реестровую комиссию, возглавляемую В. В. Агибаловым, заместителем руководителя департамента образования, культуры и спорта Орловской области. Именно там окончательно решался вопрос о выделении молодой семье двадцатипроцентной доли социальной выплаты, положенной ей по программе. Анна знала: нужно успеть до осени. И, подавая заявление в разгар лета, она была уверена, что бюрократическая машина успеет сработать.

Но документы Кузнецовой так и пролежали в администрации Шаблыкинского района у специалиста по молодежной политике Н. Н. Карповой до ноября. К тому времени все субсидии были уже распределены. Положение А. Кузнецовой и ее семьи стало отчаянным: из очереди исключены, бюджетную долю не получили, присмотренный для покупки дом в Шаблыкино — большой, площадью 90 квадратных метров, с огородом и со всеми удобствами — буквально уплывал из рук. После Нового года хозяева увеличили его стоимость с 850 тысяч до миллиона с лишним. А Кузнецова все еще надеялась на власть…

Как рассказывает теперь Анна, председатель областной реестровой комиссии В. В. Агибалов лично при ней звонил в Шаблыкино и отчитывал Карпову. По словам Кузнецовой, областной чиновник был очень рассержен и не на шутку взволнован. Он в сердцах обрисовал по телефону все нерадостные последствия допущенной халатности: «Мы с тобой будем улицы подметать», — чуть ли не кричал в трубку Агибалов в присутствии Анны Кузнецовой.

На словах он обещал пострадавшей всяческое содействие. Как утверждает Анна, ей было обещано, что она деньги получит.

— Но в марте В. В. Агибалов вообще перестал брать трубку, — рассказывает Кузнецова, — хотя и в январе, и в феврале я спокойно дозванивалась до него, и он лично отвечал на мои звонки: «Да, Аня!»

Время шло. Никаких оргвыводов не последовало. Анна с ужасом замечала, что чиновникам она все больше и больше мешает. Они жили другими заботами, параллельно с существованием Кузнецовой и ее семьи, как будто их пути никогда и не пересекались, как будто власть ничего не должна была Анне и ни в чем не была перед нею виновата. Поезд ушел, Кузнецова осталась на перроне — ну и что с того? Авось дождется следующего!

Бюрократическая машина презрительно фыркнула и в качестве одолжения включила Кузнецову и ее семью в списки очередников — участников нового этапа все той же программы по обеспечению жильем молодых семей, но только на период с 2011 до 2015 года. Однако Кузнецовой было отказано в первоочередном получении жилья, чего потребовала было многодетная мать как пострадавшая в качестве компенсации за ошибку власти. Пришлось отказаться и от надежды на получение двадцатипроцентной бюджетной доли в 2011 году, так как оказалось, что на этом этапе программа не предусматривала уже такой формы взаимоотношений с очередниками.

Попав на прием к руководителю департамента образования, культуры и спорта Г. А. Казначеевой, Анна добилась лишь одного: в Шаблыкино был послан областной чиновник, и после этого жилищная комиссия при администрации района вновь рассмотрела требование Кузнецовой предоставить ей жилье в рамках нового этапа программы в числе первоочередников. Казалось, разговор на комиссии на этот раз должен был быть самым что ни на есть серьезным. Даже прокурор якобы намеревался принять в ней участие. Но все кончилось банальной формулировкой, как будто речь шла о рядовом случае: «Включить семью А. А. Кузнецовой в список на первоочередное получение социальной выплаты на приобретение жилья в 2011 году нет возможности».

На дворе стоял уже май. Городскому жителю, может быть, это труднее понять, но для Анны то был рубеж, за которым начинались неминуемые лишения. Чтобы выжить в орловской глубинке, сегодня нужно обязательно и вовремя посадить огород, иначе кормить детей будет нечем. Муж Анны Алексей зарабатывал частными грузоперевозками. Но его «Газель» вот-вот отберет банк за неоплаченный кредит. Деньги съедали съемные квартиры, в которых жила семья в течение четырех лет, а теперь еще — и судебные издержки. Остаться без машины для Кузнецовых означает потерять средства к существованию.

Имея на руках лишь сертификат на материнский капитал, Анна с мужем срочно начинают искать хоть какой-нибудь дом с участком земли в Шаблыкино. То, что им предложили за 350 тысяч материнского капитала, просто ужаснуло молодую мать.

— Я поняла, что если поселюсь в этом сарае, то органы опеки просто отнимут у меня детей, — вспоминает она.

Им повезло. Нашлись люди, согласившиеся уступить им благоустроенный дом за относительно небольшую сумму в рассрочку на пять месяцев. Это был не тот дом-мечта в 90 квадратных метров, который они потеряли, но все же хороший дом. Это было спасением.

— Мы огород тогда успели посадить! И теперь у нас полный погреб картошки, овощей. И цыплята подросли, — говорит сегодня Анна тоном победителя.

Эта еще очень молодая женщина счастлива, что теперь сможет прокормить детей плодами своего натурального хозяйства, как будто на дворе не 21-й век, а как минимум оккупационное лихолетье, когда прожить можно было только на то, что вырастишь на огороде.

Да, тогда, в мае 2011 года, Анна, хотя и сквозь слезы, но радовалась. Хотя и на птичьих правах, но она с семьей поселилась в благоустроенном доме. Ей и думать не хотелось о том, что к октябрю она должна где-то достать 470 тысяч рублей, чтобы окончательно рассчитаться с продавцами дома (и это помимо материнского капитала).

— Если бы меня не кормили обещаниями в областной администрации с декабря по май, я бы давно начала судиться с шаблыкинской властью, — говорит Кузнецова, а теперь у меня и времени не осталось!

Орловское чиновничество, как показывает практика, не способно вскрывать гнойники на своем сытом теле. Это для него слишком больно. К этому орловское чиновничество надо понуждать. И Анна Кузнецова подала в суд Советского района города Орла иск к областному департаменту образования, культуры и спорта и к администрации Шаблыкинского района — «О признании бездействий государственного органа незаконными, признании права на первоочередное получение субсидии, возмещении морального вреда». На суде администрация Шаблыкинского района в лице своего представителя иск не признала, то есть по существу ни в чем не раскаялась. А Н. Н. Карпова, специалист по работе с шаблыкинской молодежью, заявила, что она в сентябре 2010 года привозила документы семьи А. А. Кузнецовой в областную администрацию, но у нее их не приняли якобы под тем предлогом, что сначала нужно было разобраться с очередниками, претендующими на жилье по программе обеспечения молодых семей. И только в ноябре, как утверждала на суде шаблыкинская чиновница, областной департамент дал добро на передачу документов. Что и говорить, со времен товарища Саахова, который все-таки готов был признавать свои ошибки, наше чиновничество стало куда более продвинутым — в горы не ходи!

Так или иначе, но суд признал незаконным бездействие именно Шаблыкинской администрации. В остальных же требованиях истице было отказано. А это значит, что незаконное, а стало быть преступное, наплевательское, отношение власти к своим гражданам опять осталось безнаказанным, а Анна Кузнецова и ее дети — без денег и под угрозой выселения.

Как известно, спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Если вы пострадали от власти, даже не от ее произвола, а просто от халатности, то именно вам, а не чиновникам придется расхлебывать все последствия ошибки. Так ошибки властей становятся нашими проблемами. И вам нужно доказывать, что вы не верблюд. Именно это и приходится делать сейчас Анне Кузнецовой, хрупкой молодой женщине, матери троих детей, самому старшему из которых всего семь лет. Чтобы получить свои деньги, которых она лишилась из-за непрофессионализма местных властей, Анна вынуждена была подать еще один иск — теперь уже «О возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненных незаконными бездействиями ответчика». Чтобы отсудить эти деньги у Шаблыкинской администрации, Кузнецовой пришлось обратиться с иском… в Шаблыкинский районный суд. Итоги этой судебной тяжбы непредсказуемы. А между тем до 1 октября осталось две недели. Продавцы дома уже торопят Анну и намекают, что у них на примете есть другой, более состоятельный покупатель. Анне остается уповать лишь на милосердие этих людей.

Самое поразительное, что никто, кроме Кузнецовых, в этой истории не понес ни малейших потерь — ни моральных, ни финансовых, ни должностных. Н. Н. Карпова благополучно перешла на другую работу в той же Шаблыкинской районной администрации. Это случилось задолго до начала судебного разбирательства и не было для чиновницы наказанием. Шаблыкинским районом по-прежнему руководит госпожа М. А. Левина. Отнюдь не улицы подметает В. В. Агибалов, он все так же занимает ответственный пост в департаменте областной администрации. Только Анна Кузнецова бьется как рыба об лед и уже чуть ли не разбилась в кровь.

Но в нашем орловском Багдаде все спокойно, как всегда. Как это было в недалеком прошлом при старом губернаторе и как это продолжается теперь, во время «миссии Козлова». А ведь мы надеялись, что новый губернатор, как минимум, сделает орловскую власть ответственной перед народом. Увы! Теперь даже федеральные программы, под которые выделяются деньги из российского бюджета, пробуксовывают в Орловской области из-за «незаконного бездействия» местных администраций. Из-за того, что какая-то чиновница в районе что-то не так поняла, или ей что-то не так объяснили ее начальники, или она просто забыла выполнить свои обязанности… И никто не несет никакой ответственности. Хотя фактически местные чиновники подставили государство и обманули гражданина от лица государственной власти, доверившей им, местным, реализацию федеральной программы «Жилище».

Как раньше, так и теперь на территории области жертв больше пока только среди «мирного населения».

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц