Виртуальная память

Архитектор-реставратор Михаил Борисович Скоробогатов продолжает тему вопиющего лицемерия орловских властей, безответственно эксплуатирующих в своих интересах нашу историческую память и патриотические чувства. Во второй части своего исследования наш автор приводит примеры громких, но несостоявшихся (или несостоятельных) проектов, призванных увековечить память о прошлом в образах православной архитектуры.

В знак примирения и согласия

Социальные и военные потрясения, которые испытала Россия в новейшей истории XX в., тяжелым катком прошлись по Орловщине. Разрушительные кровавые последствия Гражданской войны опустошили область, привели к хаосу и голодомору. Пресс тоталитарной власти и вал репрессий в 30-е гг. поглотил около 20 тысяч наших земляков. В Великую Отечественную войну практически каждая семья потеряла близкого человека, погибло более 150 тыс. мирных жителей.

Развал огромной державы и всех властных государственных институтов в начале 90-х гг. привел к утрате в обществе социально-идеологических ориентиров. Российская Федерация вплотную подошла к опасной черте гражданского противостояния, готового вылиться бессмысленным и кровавым насилием на улицах и площадях.

Гражданское примирение и согласие в обществе, объединение всех здравомыслящих общественно-политических сил на основе демократических преобразований стало жизненной необходимостью для России, вопросом самого существования и целостности государства.

Идея строительства храма — памятника с идеологической концепцией примирения и согласия впервые была озвучена на Орловщине. Первым в России г. Орел заявил о начале строительства храма с залом в память павших в годы войн, жертв репрессий, во имя мира и гражданского согласия поколений. Согласно плановому заданию, выданному администрациями города и области, был выполнен и согласован на градостроительном совете проект храма-памятника, представляющего собой величественное двухэтажное пятиглавое сооружение в ретроспективном древнерусском стиле. В октябре 1992 г. на территории Успенского мужского монастыря в г. Орле с участием первых лиц области, города и духовенства установили закладной камень из мрамора. По подписным листам, где храм-памятник именуется не иначе как Храм Христа Спасителя, начинается сбор пожертвований на его строительство. Но дело не заладилось. Администрация области, состоявшая из демократов первой волны, попыталась утвердить себя не лучшим способом — на пустом месте. «Демократы» вскоре исчезли, не оставив в памяти орловчан своих имен.

«Храм Победы»

Идея строительства храма-памятника, на которую с воодушевлением отозвались орловчане, не забывшие тяготы и жертвы войн, исчезнуть уже не могла, и очередные любители «пиариться» на патриотической теме не заставили себя долго ждать.

Огромное обшарпанное здание бывшей Смоленской церкви было решено восстанавливать в честь 50-летия Победы в Великой Отечественной войне с устройством в ней зала в память павших воинов-освободителей. Согласно плановому заданию был выполнен и согласован 18.10.1996 г. на градостроительном совете проект реставрации церкви. По области прошел телемарафон «Храм Победы» по сбору пожертвований, было собрано около 360 млн. руб. Церковь с жизнеутверждающими красно-белыми фасадами и с золочеными куполами стала истинным украшением панорамы города с пешеходной улицы Ленина на всем ее протяжении. Что же касается зала Памяти, то эскизные предложения художника-дизайнера, члена Союза художников РФ М. Е. Долгоноса, переданные им в администрацию области, остались без внимания. Тему зала Памяти попросту закрыли. Под брендом «Храм Победы» был восстановлен лишь внешний облик здания. Не были выполнены первоочередные противоаварийные работы, не восстановлен интерьер церкви, не воссоздана утраченная колокольня. Общественность забила тревогу. «Орловская правда» 07.02.2004 г. поместила статью «Кто спасет святыню?».

Популизм на темах, связанных с патриотизмом, дурно пахнет, лукавить в чувствительных вечных темах — заведомо проигрышная политика, которая вызывает у людей чувство резкого отторжения власти.

Вяжевская эпопея

Примером полной профессиональной непригодности чиновников управления культуры, их безответственности, граничащей с головотяпством, может служить многолетняя эпопея строительства воинского мемориала в Вяжах Новосильского р-на. Прорыв линии фронта на «Орловском выступе» 12 июля 1943 г. по р. Зуше положил начало освобождению Орловщины от немецко-фашистских захватчиков. Значение мемориала в Вяжах не просто общероссийское, это одна из точек отсчета хода истории в середине XX в.

В 1996 г. по проекту, разработанному «Военным мемориалом» (г. Москва), на высоком берегу р. Зуши началось строительство пяти огромных насыпных холмов длиной 70 м, шириной 12 м с подземными саркофагами. Рядом строится подклет церкви по плану 16х16 м.

Сам же проект церкви представляет собой эскизный набросок от руки, выполненный в областной архитектуре. Земляные работы дорогостоящие, деньги освоили быстро. Тяжелая техника уходит, все брошено. Природа за короткий промежуток времени берет свое: облицовочный кирпич, уложенный на землю, превращается в труху, «мемориал» зарастает бурьяном. Так и осталось неизвестным, кто автор идеи «складировать» костные останки воинов в бетонных саркофагах-бункерах. Это никак не соответствует православным традициям, ближайшим аналогом таких саркофагов можно с натяжкой посчитать древние племенные пещерные афро-азиатские захоронения.

Второй строительный этап начался в 2000 г. Все ранее построенное разобрали на строительный мусор, насыпные холмы сравняли с землей. По плановому заданию администрации области был выполнен проект храма-памятника с залом Памяти, представляющего собой древнерусский тип «храмов под колоколами». Предназначенный стать доминантой мемориального комплекса, он напоминал бы нам о трагических и героических событиях 1943 г., оглашая всю долину реки колоколами тяжкого боя. Проект храма был утвержден заказчиком, но вместо храма-памятника по проекту, выполненному в управлении культуры, построили более чем скромную часовню. Центром мемориала суждено было стать скульптуре Скорбящей матери, которая по размерам своим больше соответствует индивидуальному захоронению.

Вяжевский мемориал должен соответствовать тому величию, которого он достоин, но по существу беспомощность организаторов вылилась в бесконтрольное освоение денег налогоплательщиков.

Памятные часовни

К идее строительства памятных часовен подключились и орловские общественные организации. Участники вооруженного конфликта на Кавказе, имея на руках проект памятной часовни, обратились за финансовой помощью в администрацию области, но тщетно. Почетный академик архитектуры С. И. Федоров, автор Кривцовского мемориала под Болховом, где захоронено около 20 тыс. советских солдат и офицеров, приложил немало усилий, чтобы добиться от властей строительства небольшой памятной часовни «под колоколами» на мемориале, но натолкнулся на полное равнодушие.

Памятные храмы и часовни по своему предназначению невзирая на объем должны нести собою монументальность и величественность — это социально значимые общественные сооружения.

На рассмотрение градостроительного совета 30.05.2005 г. было вынесено восемь вариантов проектных предложений памятных часовен с залом Памяти воинов-десантников, погибших на юго-западной окраине Орла в 1941 году (909-й квартал города). Но в результате первоначальный идейно-художественный замысел изменили. Отныне город «украшает» причудливое невыразительное сооружение, которое вопиет о нашей несостоятельности в деле, где гарантом качества должна являться профессиональная ответственность.

Диорама позора и безумия

В Орловском музее-диораме рядом с залом «Орловская наступательная операция» близится к завершению исполнение диорамы «Разгром Деникина под Кромами», или, как ее еще называют, «Вторжение Деникина в Орловскую область». Как бы ни изменяли название, это уже словоблудие: поражение и есть поражение. 15 лет назад наша страна стояла на пороге гражданской войны. Мы и сейчас митингуем на улицах под разными флагами. На семейных фотографиях еще узнаваемы лица прадедов, павших в братоубийственной войне первой четверти прошлого века. Тянет назад в прошлое память о белом и красном террорах, коллективизации, голодоморе, репрессиях, резервациях, приютах для детей-сирот. Без гражданского примирения и согласия мы весь этот тяжкий груз памяти передаем поколениям ХХI в. Гражданские войны — это позор нации, торжество Сатаны. Отображать братоубийственную бойню в красках батальной живописи — это бесовское занятие, недостойное кисти художника. Сама идея диорамы Гражданской вой-ны — политически близорукая, аморальная идея, она не может быть обоснована никакими вразумительными доводами.

Надо надеяться, что общественность воспротивится открытию диорамы, ибо воспринимать ее безболезненно смогут, возможно, лишь те поколения орловчан, для которых гражданское кровопролитие, унесшее миллионы жизней соотечественников, станет фактом очень далекой истории.

М. СКОРОБОГАТОВ, архитектор-реставратор.

Лента новостей

самые читаемые за месяц