Красная строка № 14 (236) от 19 апреля 2013 года

Власть и пресса

Уважаемые коллеги!

Тема моего выступления продиктована тем, что в последнее время приходится сталкиваться с рецидивами непродуманной политики в сфере подготовки профессиональных кадров для власт­ных структур.

Увы, но работая в центральных областях России, я всё чаще сталкиваюсь с низким интеллектуальным и нравственным уровнем разного рода начальников, призванных проводить политику своей партии, работать на повышение уровня жизни сограждан и поступательного движения всей страны. И это вызывает не только озабоченность, но и тревогу за дальнейшую судьбу России, потому как неумелые горе-стратеги и тугодумы-тактики по большому счёту и тормозят все прогрессивные идеи и начинания.

Возьмём, к примеру, Орловскую область. Последнее десятилетие ознаменовалось здесь «периодом застоя», так как команда тогдашнего губернатора Е. Строева, пресытившись вседозволенностью, полностью деградировала, погрязла в коррупционных скандалах, что и привело регион к экономическому распаду. Но вот президент назначает нового главу области — Александра Козлова, бывшего заместителя министра сельского хозяйства. И люди воспрянули духом, ожидая позитивных перемен. Наш Орловский союз журналистов инициировал встречу с новым губернатором, благо и повод подоспел — 90-летие местного журналистского сообщества. Мы открыто высказали свою позицию о ситуации в регионе и, по сути, протянули новой команде руку помощи. Я тогда заявил: «Мы искренне хотим помочь вам и вашей команде улучшить социально-экономическую ситуацию в области, подсказать, как пополнить бюджет и наладить общественный контроль за нецелевыми расходами. Причём, поможем бескорыстно, без окладов, привилегий и должностей. Я уверен, что наши советы, разработки и опыт сослужат добрую службу. А уже ваше дело, как ими распорядиться. Но для начала я бы хотел понять вашу реакцию на наши инициативы…»

А инициатив у нас к тому времени, действительно, хватало. Не побоюсь выглядеть нескромным, но орловская журналистика в недавнем прошлом отличалась не только бойким пером, но и умением организовывать социально значимые акции.

Так, при редакции молодёжной газеты, которую сегодня новые власти попросту закрыли, мы создали клуб трудных подростков, о котором затем «Комсомолка» писала. И не занимались, как сейчас, нравоучениями типа: наркотики — это плохо. Вгрызались в суть проблемы и вместе с пацанами изучали её изнутри. А отвлекали их не лозунгами, а спортом, походами по местам боевой славы, культмероприятиями. Кстати, я горжусь, что мы не просто освещали поисковую работу, а при редакции создали штаб операции «Самолёт», сами выезжали на раскопки. И за время газетной акции сумели восстановить имена более 100 лётчиков, считавшихся пропавшими без вести.

Я могу гордиться, что мы возродили на страницах изданий букву «ё», первыми привели в Орёл цветную печать. И к первой (и пока единственной) олимпийской медали на Орловщине имеем самое прямое отношение. С мастером спорта международного класса, участником Олимпийских игр Алексеем Головиным, когда он закончил выступления на мировой арене, задумали развивать олимпийский вид спорта — бобслей. И в отличие от спортивных чиновников, вставлявших нам палки в колёса, быстро добились успеха, а наш ученик Филипп Егоров затем завоевал серебряную медаль в Турине. Не чиновники, а мы — общественная организация — дошли до президента Путина с предложением построить в мценском пансионате «ЗИЛ» санно-бобслейную трассу, которой тогда вообще не было в России. Инициатива Москву заинтересовала, вице-премьеру В. Матвиенко поручили вплотную заняться перспективным проектом. Но местная власть на предложение поучаствовать в строительстве по формуле «50 на 50» самоустранилась. Хотя, как теперь известно, деньги в области были, но шли они в другие карманы. Тем не менее, я заостряю ваше внимание на том, что именно журналистская инициатива дала результат. Мы показали чиновникам, как надо работать. Причём — бесплатно! Естественно, такая инициатива бездельникам, паразитирующим на деньгах налогоплательщиков, не нравится.

Вот и сегодня складывается непонятная ситуация. Ещё в 2009 году мы предложили городской и областной властям объединить усилия для воплощения в жизнь лозунга «Орловщина — территория здоровья!», идея которого — активизировать жизнь наших дворов, создать детям условия для активного отдыха, проводить каждые выходные спортивно-творческие праздники. В городе мы с депутатами различных уровней провели 36 таких мероприятий. Отзывы жителей — самые положительные. Теперь бы и сельские районы охватить этой акцией. Причём, ввести систему: каждый выходной — дворовый фестиваль! Но нам отвечают: идея хорошая, однако денег нет! А ведь Орловская область могла стать первопроходцем и первой отчитаться перед президентом после его указаний предпринять все меры для борьбы с пьянством, спадом рождаемости, одновременно создав молодёжи условия для занятий оздоровительным спортом. Более того, администрация Президента России одобрила нашу инициативу, отписала губернатору Козлову, мол, надо помочь в хорошем деле. Но что делает губернатор? Мне лично он говорит, что поддерживает новый формат активизации здорового образа жизни, и тут же отписывает бумагу своим подчинённым, которые, как вы правильно догадались, благополучно идею похоронили.

Да и как иначе, если у нас городской спорт возглавляет учитель немецкого языка, а областной — учитель танцев…

К слову, новая губернаторская команда практически сразу проявила свои пристрастия, назначая на управленческие посты людей, мягко говоря, неэффективных. Я сам не против приятных белошвеек, но не в рабочее же время! Не за счёт тех же несчастных налогоплательщиков!

Я более 20 лет считаю себя частным репортёром — после того, как развалился Советский Союз и я ушёл из газеты «Советский спорт» покорять неизведанные, но жутко интересные просторы издательского бизнеса. Поэтому у меня, как любит повторят Владимир Путин, ничего личного к власти. Я старательно избегал предложений, связанных с высокими должностями, иными преференциями, давно усвоив, что свобода волеизъявления и убеждений для меня гораздо важнее, чем сытое существование по принципу «чего изволите?»…

Во время моих частых встреч с молодыми журналистами или с теми, кто решил посвятить свою жизнь этой нелёгкой, но необычайно интересной профессии, наше общение зачастую касалось не только секретов ремесла. Очень многие юноши и девушки не могли сами себе ответить на вопрос: готов ли я к большой ответственности представлять «четвёртую власть»? Готов ли войти в группу риска профессии, занимающей одно из первых мест по числу смертности и травматизма?..

Наше дело требует самопожертвования, смелости и умения концентрироваться в экстремальных ситуациях. Надо быть незаурядным психологом, иметь железную хватку сыщика и обладать гибкостью логического мышления. Правда, многие качества приходят с годами, их можно наработать, было бы желание. Но главное — надо сразу определиться, к какой группе журналистов ты желаешь прибиться.

Есть, как я их определяю, — летописцы, те, кто пишет по заказу, по готовому «сценарию», как правило, власть предержащих. Эта группа достаточно благополучна в материальном плане, ибо озвучивание конъюнктурных мыслей хорошо оплачивается. Но не более. Имя себе можно сделать, только став репортёром. Тем, кто ведёт своё собственное расследование, не доверяет гладко написанным пресс-релизам и находится в оппозиции к власти. Ибо любая власть страшно далека от народа, от проблем «маленького человека». Этот путь не принесёт обывательские блага, но ведь художник (помните из классики?) всегда должен быть немного голоден. Зато вы обретёте имя, которое надолго запомнят не только те, кому вы поможете своими публикациями, но и недруги. Таковых, увы, окажется немало. Но даже они, знаю из практики, будут уважать вас за смелость и стойкость позиции. А это дорогого стоит.

Возвращаясь к Орловской области, скажу, что губернатор Козлов, работая в регионе пятый год, имел прекрасный шанс повысить свой рейтинг на фоне депрессивного региона хоть какими-то мало-мальскими позитивными решениями. Но он стал продолжателем ошибок своего предшественника. Отличился тем, что запретил печатать в орловской типографии оппозиционные газеты. Правда, потом его, видимо, поправили в Кремле, дескать, такими непродуманными решениями вы только помогаете увеличивать тираж неугодных газет и множить число недовольных. Затем были и другие негативные события, не добавившие рейтинговых очков губернатору. Словом, новая власть ничем положительным не отличилась. Хотя на встречах, пресс-конференциях Александр Козлов на критические замечания о неэффективности своих подчинённых реагировал нервно: «Дайте мне фамилии, и я их завтра же уволю». Естественно, никаких мер он не предпринимал, и белошвейки оставались на своих местах, но только больше озлоблялись на наши справедливые замечания.

И, наконец, самое главное, что окончательно подорвало доверие к власти.

Президент Путин не устаёт повторять, что внимание к ветеранам, к военно-патриотической работе остаётся приоритетным, и главы регионов лично несут ответственность за подготовку к празднованию 70-летия Победы. И у губернатора Козлова появился ещё один шанс войти в историю, оставить после себя хорошую память, а то и заработать орден от главы государства.

Дело в том, что журналисты «раскопали» уникальный факт времён войны. После долгих поисков было установлено, что на орловской земле ровно 70 лет назад совершил свой подвиг женский противотанковый орудийный расчёт 226-го ОИПТД (отдельного истребительного противотанкового дивизиона) 148-й стрелковой дивизии 13-й армии. За 12 дней боёв пять девчонок (уроженок Тамбовской, Ленинградской, Ворошиловоградской областей) уничтожили 4 фашистских танка и несколько пулемётных гнёзд. Они успели получить медали «За отвагу», их представили к орденам Красной Звезды… Но все они в одном из боёв погибли. По крайней мере, так считалось. И только спустя много лет мне удалось найти чудом выживших. Марию Семёновну Труфанову я нашёл в одном из сёл Тамбовщины, а Анну Назаровну Сертакову (Ноздрину) — на Сахалине. И спустя 43 года организовал их встречу на месте боёв. Это было незабываемое событие.

Подчеркну: в истории войны это был единственный случай участия женщин в полевой артиллерии. Поистине уникальный.

Так вот, мы предложили губернатору Козлову издать небольшую книжку об этом подвиге тиражом две тысячи экземпляров, чтобы распространить её по библиотекам, и таким образом рассказать юному поколению о том, как 19-летние девчонки защищали Родину в тридцатиградусный мороз, демонстрируя недюжинный героизм. А кроме того просили главу региона через Министерство обороны достать пушку-«сорокопятку», чтобы создать памятник этому уникальному женскому противотанковому расчёту. Господин Козлов отреагировал положительно и… отписал наше предложение вниз по нисходящей. И знаете, какой ответ мы получили? Причём, из управления культуры: «Безусловно, подвиг женщин заслуживает увековечивания памяти о нём… Но управление денежными средствами не располагает…».

Я это расцениваю как издевательство и высшую форму цинизма со стороны губернатора. И считаю, что президенту надо бы хорошенько подумать о роли своего ставленника, который всеми своими действиями подтверждает, что он — политический коммивояжер, прибывший в командировку на Орловщину попросту пересидеть.

Раз верховная власть не в состоянии адекватно проявить свой сыновний долг перед павшими, я обращаюсь к нашему Союзу. Не дайте погибнуть идее создания памятника женскому расчёту. Поисковую работу провели журналисты, пусть тогда уж и журналистское сообщество станет инициатором благородного дела. Думаю, авторитета Союза журналистов России хватит, чтобы довести начатое дело до конца.

Но и это ещё не всё. В этом году исполняется 70 лет, как на орловской земле погиб первый командир авиаэскадрильи «Нормандия» Жан Тюлян. Вы все знаете о французских лётчиках, воевавших вместе с нашими соколами. Так вот, член нашего Союза, орловский журналист, а ныне кинопродюсер Валерий Евтушенко долгие годы занимался этой темой, в его архиве накопились километры плёнки, связанные с «Нормандией». Он успел взять интервью у многих ветеранов-французов, побывал в российском полку «Нормандия-Неман» в Уссурийске, общался с поисковиками, установившими места гибели французских лётчиков. И озадачился созданием полнометражного документального фильма. Я читал сценарий, он выглядит сенсационным, ибо там есть очень важный нюанс.

Дело в том, что в 60-х годах, когда было установлено место падения самолёта Тюляна, его останки затем были перевезены и перезахоронены на Введенском кладбище Москвы. На могиле установили скромное надгробие, на котором выбили: «Неизвестному французскому лётчику эскадрильи «Нормандия», павшему смертью храбрых в бою против немецко-фашистских захватчиков. Июль 1943 г. Западный фронт». И всё. Так майор ВВС сражающейся Франции Жан-Луи Тюлян «узаконенно» навсегда стал неизвестным французским лётчиком…

Далее я позволю себе процитировать строки из письма Евтушенко орловскому губернатору: «Снять предлагаемый фильм сегодня, восстановив тем самым через 70 лет доброе имя героя, — очень важно. Бывшие посол Франции в России г-н Жан Кадэ и атташе по вопросам обороны посольства генерал Жиль Галле (для съёмок фильма он и его заместители ездили со мной в Орловскую область на место падений самолётов французских лётчиков) в своё время предлагали мне финансовую помощь, но я отказался. Я посчитал кощунством и позором для гражданина России даже обсуждать такое: французский пилот воевал на нашем «Яке», освобождал нашу временно оккупированную врагом территорию, сложил голову и за нашу свободу… Это мы должны были помогать семье погибшего майора Тюляна, которая страдала в оккупированной Франции, рискуя попасть в разряд семей партизан со всеми вытекающими из этого трагическими последствиями. Это мы обязаны были найти и с воинскими почестями захоронить останки самого Тюляна, поставив ему достойный памятник в том же Орле, за освобождение которого он отдал свою жизнь. И фильм мы должны были бы давно снять, чтобы благодарная память о герое-интернационалисте навсегда осталась в поколениях не только орловцев, но и всех россиян, кому довелось бы увидеть эту ленту. За 70 лет мы ничего такого не сделали!

Сегодня мне твердят, что устанавливать имя погибшего лётчика, организовывать ещё одну эксгумацию, заказывать дорогостоящую генно-молекулярную экспертизу ДНК и так далее и тому подобное — должно государство. Может, это и так. Но государство — это все мы и никто конкретно. Я же провёл почти всю организационную работу: выявлены родственники по женской линии (они больше подходят для исследования ДНК), установлена связь с проживающими во Франции потомками Тюляна. Все они откликнулись на мою просьбу сдать кровь для исследования анализов. Экспертизы будут проведены в одной из лучших лабораторий мира, расположенной во французском городе Нанте, и параллельно — в одном из российских центров судебно-медицинских экспертиз: ошибки быть не может. Благодаря современным технологиям непосредственно в процессе съёмок фильма мы наглядно докажем, что останки неизвестного французского лётчика принадлежат именно майору Тюляну. У меня и без экспертиз есть практически сто­процентные доказательства, которые будут впервые обнародованы в фильме, но анализ ДНК не помешает, а только ещё раз подтвердит нашу правоту и усилит драматургическую составляющую фильма.

По сенсационности, в лучшем смысле этого слова, фильм об установлении обстоятельств и места гибели первого командира «Нормандии» Жан-Луи Тюляна (именем которого во Франции названы улицы и площади, но о последних мгновениях жизни которого до сих пор ничего не известно) может встать в один ряд с находкой в 2000 году в Средиземном море фрагментов самолёта Антуана де Сент-Экзюпери и установления по ним в 2004-м личности пилота. Но наш фильм будет иметь большую ценность в общественно-политическом плане: от имени России мы отдадим ещё один долг памяти, сделаем это через 70 лет, отчего наши усилия станут только ценнее…».

Журналист обращается к губернатору Козлову с предложением помочь завершить создание фильма. Умный чиновник, безусловно, увидел бы посыл к тому, что и у него появляется возможность прославиться, сделать благое дело. На века.

В конце своего послания Валерий Евтушенко пишет: «Через посольство Франции в Москве на меня «вышел» один французский кинопредприниматель, который готов выкупить у меня уже отснятый материал и, если я приму его предложение, доделать фильм за его деньги (сумма на порядок превышает российский лимит). Этот человек планирует показать фильм о Тюляне по французско-немецкому каналу «Арте» и в некоторых других странах Европы именно в год 70-летия окончания Второй мировой войны. Только условие француз ставит очень жёсткое и недружественное: изучив мои многолетние мытарства, он хочет «рассказать миру только правду», и фильм требует назвать не «Без вести пропавшим не считать», как хотел назвать его я, рассказав о благодарной памяти россиян и показав в нём хотя и медленную (искали целых 70 лет), но результативную работу по установлению личности погибшего героя, а — «Затерянный в России». А это, как нетрудно догадаться, будет уже другое кино. Фильм будет французским, а я останусь только его автором сценария и в лучшем случае сорежиссёром, но не продюсером, следовательно, и монтаж, и все смысловые акценты будут сделаны, к сожалению, не мной…».

Орловский губернатор на словах мне подтвердил, что это важная и решаемая проблема, мол, детали обсудите с моим заместителем, который отвечает за военную тему. Но обращение почему-то спустили вниз, и из департамента образования и молодёжной политики пришёл ответ, что — внимание! — подпрограмма «Нравственное, патриотическое воспитание молодёжи»… свёрстана аж до 2020 года (!), а «в её рамках финансирование документальных фильмов не предусмотрено».

Представляете, какая дикость творится на Орловщине?!

Вот я и думаю: может, нам всем, делегатам съезда, сброситься из своих скудных журналистских доходов, чтобы помочь коллеге довести начатое благородное дело до конца, тем самым внести свой вклад в укрепление престижа России, коли её высокооплачиваемые чиновники не утруждают себя шевелением извилин и не способны даже грамотно соврать?

Кстати, я озвучил лишь некоторые актуальные темы, которые, возможно, заинтересуют коллег из центральных изданий, тем более что информационный повод есть, и мы готовы поделиться имеющимися материалами. Может, хоть так дойдёт глас вопиющего до нашего Президента. И он узнает всю голую правду о своих неэффективных, а стало быть, вредных чиновниках.

В своё время гениальный писатель Оноре де Бальзак заявил: «Я состою в оппозиции, имя которой — жизнь». И его имя осталось в веках. А тех, кто его гнобил и всячески мешал, история не сохранила. То же будет и у нас. Только жаль, что время скоротечно, и многое из-за горе-руководителей не удаётся вовремя осуществить. Тем не менее закон бумеранга ещё никто не отменял. И за всё придётся платить. Точнее — расплачиваться.

А что касается нашего Орловского Союза журналистов, который не очень-то в чести у местной власти за свою чересчур активную жизненную позицию, то он полон сил и планов. Будем и дальше биться за справедливость, реализовывать свои идеи. Мы — репортёры! И вставать в полный рост нам не привыкать…

Спасибо. Живите по совести.
* * *

самые читаемые за месяц