Красная строка № 38 (304) от 12 декабря 2014 года

Впереди — Олимпиада

Двое юных бобслеистов, воспитанников орловского тренера Алексея Головина, — Анастасия Дудкина и Максим Иванов — названы кандидатами в юношескую сборную России. Сейчас они проводят учебно-тренировочный сбор в норвежском Лиллехаммере, где в 2016 году и состоятся Вторые юношеские Олимпийские игры. Такой возможности — участвовать в соревнованиях самого высокого уровня — наши спортсмены могут удостоиться впервые.

Надо отметить, что основатель бобслея в Орле, сам в прошлом известный спортсмен — мастер спорта СССР международного класса, призёр чемпионата Европы, участник Олимпиады-1992 А. А. Головин стал основоположником успехов своих учеников, в числе которых выделяется Филипп Егоров, ставший в 2006 году серебряным призёром Олимпийских игр.

И вот, спустя восемь лет, Алексей Головин вернулся на тренер­ское поприще, причём начал отбирать перспективных, на его взгляд, 13—14-летних мальчиков и девочек, объезжая все школы города. И тренировать их… за свой счёт. Несомненно, такой подход тренера, для которого важно не материальное благополучие, а высокий результат и честь Орловщины, сказался довольно быстро. Уже через полгода его воспитанники показали отличные результаты на летних соревнованиях по боб-стартам и были вызваны на сборы в Сочи, где в конце осени состоялись всероссийские соревнования.

Алексей Головин всё это время был на олимпийской трассе вместе со своими спортсменами и уже готовился оценить их тренировочную работу в официальном зимнем турнире, как случилось непредвиденное. Бывший директор орловской ШВСМ Сергей Журкин, назначенный главным судьёй, не допустил воспитанников Головина к стартам, мотивируя свой отказ тем, что они моложе всех. И напрасно Головин доказывал, что родители предоставили согласие, как того требует положение о соревнованиях, заверенное нотариусом, что не возражают против участия в соревнованиях своих детей, напрасно давил на чув­ства, дескать, как же так, мы же земляки…

Но самое удивительное, что в первенстве страны среди юниорок участвовали всего два экипажа! Такое трудно припомнить, а тем более — невозможно увидеть логику в действиях главного судьи, не пожелавшего допустить на старт хотя бы третий экипаж. Хотя и этого слишком мало, чтобы считать соревнования официальными.

Тем не менее, в контрольных стартах наши ребята показали впечатляющие результаты, по итогам которых и отобрались в юниорскую сборную.

Сам Алексей Головин так прокомментировал ситуацию:

— Я понимаю, что люди, вознамерившиеся в моё отсутствие развивать бобслей в Орле, особо себя не проявили, а имеющихся спортсменов раздали в другие регионы. Более того, сами они устроились на зарплату в других регионах тренерами, разъезжают по миру от всероссийской федерации в роли подносчиков бобов на старте, чему несказанно рады. То есть на престиж родной Орловщины им глубоко наплевать. И демарш Журкина я расцениваю как ревность и месть за ту критику, которую я высказываю вслух.

На этом фоне должен поблагодарить начальника нашего областного спортуправления О. А. Смолину, которая объективно разобралась в ситуации, более того — помогла нам выехать на сборы в Сочи, понимая важность подготовки именно орловских юношей к предстоящим большим стартам. Надеюсь, что и в дальнейшем наши усилия не пропадут даром, и мы совместными усилиями подготовим ребят к успешному выступлению на юношеских Олимпийских играх.

* * *

А вот что перед отлётом в Норвегию рассказали наши юные бобслеисты.

По итогам недавно проведённого в Сочи учебно-тренировочного сбора юных бобслеистов кандидатом в юношескую олимпийскую сборную России названа Анастасия Дудкина, ученица лицея № 1 г. Орла. Настя пришла в бобслей лишь полгода назад, но уже достигла определённых успехов. Её наставник президент федерации Алексей Головин очень серьёзно подходит к поиску новых спортивных талантов, регулярно объезжает все школы, беседует с родителями. В результате практически все его нынешние воспитанники уже могут похвастать первыми спортивными победами. Но главная цель А. А. Головина — это подготовка своих учеников к Олимпийским играм. Пока юношеским, которые пройдут в 2016 году в норвежском Лиллехаммере.

Сегодня мы знакомим вас с одной из кандидаток в олимпионики четырнадцатилетней Анастасией Дудкиной.

Анастасия Дудкина:
«Страх исчезает
на старте»

— Настя, как ты пришла в бобслей и что тебя подвигло заниматься таким серьёзным видом спорта?

— У меня был урок физкультуры в конце мая этого года. Занимались мы на стадионе «Динамо». Там как раз проводил тренировку Алексей Анатольевич Головин. Он подошёл к нашей учительнице физкультуры и спросил, есть ли у неё высокие спортивные девчонки. Она назвала меня. Мы поговорили с тренером, он предложил мне начать заниматься бобслеем, так как у меня есть для этого все данные. Я поговорила с родителями, они согласились. Так я приступила к тренировкам в новом, неведомом мне доселе виде спорта.

— А раньше занималась спортом?

— Немного художественной гимнастикой, хореографией.

— Но это совсем другое, нежели такой мужественный и серьёзный вид как бобслей.

— Это я уже потом поняла. А вначале даже ничего о нём не знала.

— И всё же согласилась попробовать?

— Конечно. Мне нравится всё новое, необычное. А тем более, если такой специалист как Алексей Анатольевич Головин, завоевавший немало медалей в бобслее, участвовавший в Олимпийских играх, убеждал, что при определённых условиях у меня есть задатки стать хорошим спортсменом.

— И твоё первое знакомство с бобслеем…

— Сначала я посмотрела в интернете, что это такое.

— И узнала, наверное, что это не так-то просто, что бывают и травмы, причём порой опасные?

— Да, я всесторонне изучила различные видео, информацию. Видела и падения спортсменов. Лёгкий страх, может, и появлялся поначалу. Однако любопытство пересиливало. И мне было интересно попробовать свои силы. До этого не представлялось возможности проявить себя, раскрыть потенциальные возможности.

— Первые успехи пришли этим летом, когда ты с подругой завоевала призовые места на первенстве области по боб-стартам. Понравилось побеждать?

— Ещё бы! Но Алексей Анатольевич как бы сдерживал наши радостные порывы, дескать, впереди лёд, трасса, где и будет определено, сможем ли мы закрепиться в бобслее, сможем ли рассчитывать на дальнейший рост мастерства.

— И вот в октябре вас вызвали на сборы в Сочи в составе юношеской сборной страны. Когда увидела ледяной жёлоб длиной в тысячу восемьсот метров, не испугалась?

— Волнение, конечно, было. Когда стоишь перед чем-то неизведанным, всегда поджилки, как говорится, трясутся. Но как потом выяснилось, через это состояние проходят все. До тех пор, пока не сядешь в боб и не оттолкнёшься от старта.

— А свой первый заезд помнишь?

— Нет, я даже не поняла, как проехала дистанцию. Мы, правда, стартовали с шестого виража, то есть прошли две трети дистанции, где скорость, естественно, меньше, чем если бы мы ехали с самого верха. Но этот заезд промелькнул, как один миг. Я была пилотом в бобе, но, наверное, даже не рулила, снаряд сам катил.

— То есть не успевала отмечать все виражи, быстро мелькающую картинку поворотов на трассе?

— Так и было. Но хорошо, что не упала, поэтому страху не прибавилось. И уже второй заезд прошла более осмысленно. Или, может, мне так казалось. А уже потом тренеры стали подсказывать особенности прохождения виражей. Ведь там очень много нюансов, которые приходят с опытом.

— И сколько же спусков в Сочи ты сделала?

— Наверное, сорок.

— А потом вам сказали, что надо пересаживаться на моно-боб. Это новая дисциплина, которая включена в программу вторых юношеских Олимпийских игр, которые пройдут в 2016 году в Норвегии. Как ощущения?

— На моно-бобе гораздо легче. Там ты один рулишь, надеешься сам за себя, нет ответ­ственности за позади сидящего разгоняющего.

— Не падала?

— Нет.

— А как тебе показались соперницы?

— Когда — я их побеждала в тренировочных заездах, когда — они. Но это, скорее всего, от нестабильности, от неумения пока концентрироваться. Думаю, это дело наживное.

— То есть появилась уверенность, что ты можешь побеждать?

— Конечно. Если тебя отбирают кандидатом в юношескую олимпийскую команду, значит, потенциал есть. Важно его не растерять, а лучше — нарастить. Чем мы и будем заниматься с тренером.

— А как сама считаешь, над чем тебе ещё предстоит поработать? Чего не хватает?

— Психологической устойчивости. В Сочи я не сумела в тренировочном заезде показать хороший результат, по всей видимости, из-за того, что перед нами мальчик упал на 7-м вираже. Это известие отразилось не лучшим образом на предстартовом волнении. Пока я, видимо, не научилась отрешаться от всего, что происходит вокруг. Это отвлекает, расхолаживает. Ну что ж, будем потихоньку учиться. Время ещё есть.
В лицее № 40 г. Орла гордятся своим учеником Максимом Ивановым, который за короткий срок добился больших успехов в олимпийском виде спорта — бобслее. Мы встретились с ним после возвращения с первых в жизни учебно-тренировочных сборов в Сочи.

Максим Иванов:
«Мой рекорд — 113 км в час»

— Максим, у каждого свой путь в большой спорт. А как ты начинал?

— Когда я учился во втором классе, отец привёл меня в секцию греко-римской борьбы. Он очень хотел, чтобы сын рос спортивным, не болел. Я занимался, но без особого энтузиазма. Как сейчас понимаю, тренер должен ставить амбициозные задачи и внушать своим воспитанникам, что у них есть перспективы, но для этого надо больше работать и шаг за шагом наращивать спортивное мастерство.

— Алексей Анатольевич Головин стал таким тренером, пригласив в бобслей?

— Да, мне импонирует, что он подбирает к себе в команду ребят и девчонок, у которых есть, наверное, только ему ведомые задатки, убеждает, что у тебя есть перспективы достичь определённых целей. У него эти цели однозначные — сборная страны. Поэтому планы завораживают. Хотя ты понимаешь, что для достижения этих целей надо хорошенько потрудиться.

— Тренер нашёл тебя, как водится, на уроке физкультуры?

— Да, видимо, я ему приглянулся по своим физическим качествам. И Алексей Анатольевич тут же предложил в тот же вечер прийти к нему на тренировку.
Пришёл в манеж. Надо признаться, что до этого я вообще не занимался лёгкой атлетикой, а здесь предстояло учиться бегать на короткие дистанции, потом — упражнения со штангой.
Первые два месяца было нестерпимо трудно. Всё тело болело. Даже подумывал закончить. Но тренер убеждал, что это пройдёт, появится «второе дыхание». А когда организм перестоится, начнёшь получать истинное удовольствие от физических нагрузок. Так и вышло.

— Ты с первых шагов в бобслее представлял, к чему надо стремиться?

— Да, тренер не скрывал, что хочет видеть нас на престижных соревнованиях. Очень много рассказывал о своём участии в крупных турнирах. Потом я пересмотрел видеозаписи выступления наших мужчин на Олимпиаде в Сочи, когда они завоевали золотые медали. У меня буквально глаза загорелись — вот к чему надо стремиться! В то же время понимаю, что теперь в сборной конкуренция огромная, просто так туда не пробиться. Но у нас ещё есть время. Надо пройти юношеский этап, а потом уже нацеливаться на борьбу во взрослых первенствах.

— Твои первые смотрины состоялись в мае 2014 года на стадионе имени Ленина в Орле, когда проходило всероссийское тестирование, своеобразный отбор кандидатов в сборную по скелетону и бобслею. Как ты там себя зарекомендовал?

— Там я пробежал короткую дистанцию и толкал тренировочную тачку, имитирующую боб. Вроде выступил неплохо, и меня отобрали в юношескую сборную. Потом был вызов в Сочи в октябре, где впервые я вышел на лёд.

— А до этого были соревнования областного уровня, где ты обошёл всех конкурентов в дисциплине «боб-старты». Тогда поверил в свои силы?

— Безусловно, я следил за показателями конкурентов, да и тренер постоянно анализировал наши результаты. Появлялась уверенность, что полгода усиленных тренировок не пропали даром.

— Тренер изначально планировал тебя в пилоты. Эта специализация у нас в дефиците. Если разгоняющих можно в массе своей подготовить из представителей других видов спорта, то пилотом надо родиться. Причём далеко не все автогонщики или саночники способны пилотировать боб. Трасса, изобилующая многими виражами, требует определённой реакции и умения выбирать нужную траекторию.
Каков твой пилотский опыт на сочинской трассе?

— Сначала не очень-то заладилось. Первый раз нас запускали с 9-го виража, с низкого старта, где скорость маленькая. Проехал. Но потом подняли повыше на три виража, и я упал. На 16-м вираже перевернулся. Из-за отсут­ствия опыта меня занесло вверх, потом бросило вниз. И я уже не смог выровнять боб. Расстроился, конечно. Хотя все говорили, что отрицательный опыт — это тоже результат. Вячеслав Викторович Щавлев с нами занимался. Он, кстати, пилот, завоевавший вместе с А. Головиным на чемпионате Европы бронзовую медаль. Так вот, он много подсказывал, помогал. И одновременно обнадёживал. А для начинающих это очень важно. Потому как легко разувериться в своих способностях, сложить руки. Но мои наставники постоянно твердили, что все через это проходят, надо забыть и пытаться не повторять прежних ошибок. Так появлялась уверенность в своих силах. Проанализировав с В. Щавлевым мои ошибки, я вновь садился в боб и уже доезжал до финиша без приключений. Настроение поднималось, душа пела. Значит, могу! Хотя тренеры напоминали, что это ещё не всё. Предстоит подниматься по трассе всё выше, скорость будет только возрастать, а стало быть, пилотировать боб надо будет по-другому…

— То есть на сочинском сборе ты ещё не стартовал с мужского, самого верхнего старта?

— В бобе-двойке нет, только с 6-го виража катался. А с мужского старта стартовал в моно-бобе, один. Эта дисциплина включена в программу юношеских Олимпийских игр.

— Какую же скорость показывал?

— На моно-бобе 113 километров час.

— А в «двойке»?

— Не знаю, но значительно ниже, мы же стартовали с 6-го виража. Думаю, где-то 80 км/час.

— А как узнал, что тебя ото­брали кандидатам в юношескую олимпийскую команду России, которая 13 декабря улетает на сборы в Норвегию?

— Была контрольная тренировка, где я занял первое место из десяти кандидатов.

— Но конкуренцию чувствуешь?

— Да, расслабляться нельзя.

Геннадий Февралёв.

Лента новостей

самые читаемые за месяц