Красная строка № 19 (241) от 7 июня 2013 года

Выгодный «пасьянс» для торгашей

В Орле, на Карачевской улице, есть старинный дом — № 36, каменный низ, деревянный верх. Построен он в XIX веке по проекту знаменитого архитектора, академика И. Ф. Тибо-Бриньоля. Говорят, что подвалы дома ещё более старые, и сохранились с XVIII века. Дом № 36 по Карачевской — не только памятник архитектуры. Именно сюда в 1943 г. приехала Е. Благинина с заданием от главы Союза писателей СССР А. А. Фадеева основать в Орле объединение литераторов, на основе которого впоследствии образовалась Орловская писательская организация. Здесь же, ещё в военные годы, размещалась редакция «Орловской правды». Этот дом — мемориальный! Как памятник истории и культуры он был принят на государственную охрану в 2001 году.

Однако, спустя 12 лет случилась беда. Половина жильцов дома, которым их квартиры принадлежат на праве собственности (в отличие от другой части, арендующей своё жильё у муниципалитета), на волне развязанной в некоторых «сердобольных» СМИ кампании о якобы угрозе, которую представляет дом для своих жильцов ввиду его мнимой «аварийности», подали иск в суд с требованием снять с дома статус памятника. Как будто бы только этот статус лишал их надежды на переселение в новое жильё. Заметим, что истцами стали не квартиросъёмщики муниципальной части дома, а частники, собственники квартир.

В доме есть частичные удоб­ства: канализация, газ, водопровод, телефон. Но в Орле в массовом сознании существует какая-то бессознательная ненависть к старому: если дому или дереву — сто лет, значит, должны быть снесены. Эта нигилистическая модель, подпитываемая обывательской узостью и грубым, бытовым материализмом, продолжает жить и сейчас. Культуры бережного отношения к памятникам, к эстетическим ценностям — нет у подавляющей части народной «массы».

Старожилы помнят, как в 70-е годы прошлого века, когда сносили строения на противоположной стороне улицы (там теперь администрация Заводского района), надвое раскололся металлический нож ковша бульдозера при попытке разрушить бревенчатый сруб дома, построенного тем же хозяином, что и дом № 36. Не тронь эти здания вероломная рука, они простояли бы ещё столетия.

Нынешняя администрация города, спешно и чистенько залатавшая потолок дома после нашумевшего осыпания штукатурки, ничего не делала и не намерена делать для поддержания памятника и улучшения условий проживания его обитателей. А им вместо того, чтоб посягать на охранный статус здания, стоило бы направить свою энергию на другое — на действительное отстаивание своих прав: права на переселение в благоустроенные квартиры, что само по себе отнюдь не связано с вопросом — быть или не быть дому № 36 памятником истории и культуры. Если он морально устарел как жилой дом, ничто не мешает использовать его для других целей — как офисные и торговые помещения. Кстати, пример подобного решения проблемы — совсем рядом, чуть наискосок через перекресток от дома № 36: каменный старинный дом посреди улицы 1-я Посадская после выселения жителей стал приютом для коммерсантов, торгующих различным товаром.

Но в данном случае властям, видимо, выгоднее стереть исторический дом с лица земли, чтобы освободившимся куском земли в центре города торговаться с каким-нибудь потенциальным инвестором, который (может быть!) поделиться частью квартир с жаждущими переселения жильцами. Складывается впечатление, что кто-то, уже положивший глаз на лакомый участок, очень умело использует недовольство людей в своих целях. Только ведь не факт, что нынешние истцы-жильцы получат желаемое. Как бы не пришлось потом локти кусать.

С другой стороны, задумаемся: если упавший с потолка кусок штукатурки становится поводом для разговора об аварийности исторического здания и о его ликвидации, значит, в ум­ственном, психическом и моральном здоровье нации произошли какие-то очень неутешительные перемены, а деградация в профессиональных сферах, бок о бок идущая с корыстью, грозит нам национальной катастрофой. Ведь дом № 36 на Карачевской, увы, не единственный повод для таких выводов.

Орловский областной суд отказал в иске. Однако собственники квартир не успокоились. И уже Верховный Суд, не вникая в подробности, отменил вердикт областного суда и снял с дома охранный статус. Таким образом, здание обречено на неминуемое разрушение, которое последует сразу за выселением жильцов. Хороший, удобный, выгодный «пасьянс» для всех торгашей, продающих с молотка «лучезарную старину» своей Родины, за миллионные инвестиции закатывающих в бетон «отеческие гробы». Эти дельцы давно смирились с утратой духовного «прямостояния»…

Орловская же общественность, краеведы, простые орловцы, которые называют себя так по праву русского человека и патриота, а не по «месту жительства», почитают за долг перед Родиной, малой и большой, отстоять этот дом и спасти его.

Илья Кушелев.

самые читаемые за месяц