Взлет навстречу ветру

Ну разве можно так пугать солидных людей? Ишь, что эти пионерские активисты удумали: поздравить ветеранов орловской пионерии личными правительственными телеграммами от имени руководителя фракции КПРФ в Госдуме Г. Зюганова! А список ветеранских домашних адресов попросили во Дворце пионеров им. Гагарина. Батюшки мои, какой переполох поднялся — как бы до руководства не дошло…

Нет, все-таки это чистое безобразие, просто якобинство и вольтерьянство вместе взятые! Хотя, если подумать, нынешним государственным чиновникам и слов-то таких знать не полагается. Они ведь уже и забыли, что при Советской власти сами были и пионерами, и комсомольцами, и коммунистами. Впрочем, как потом оказалось, не коммунистами были, а состояли членами…

Однако, к счастью, не все просто лицемерно состояли. Если человек живет не по молчалинским «принципам» умеренности и аккуратности, то никакие обстоятельства не заставят его предать идеалы. И сегодня, в канун 90-летия пионерии, самое время напомнить об этом.

Вот почему в этот раз гостем «Красной строки» стала почетный председатель Орловской областной пионерской организации «Орлята» кандидат политических наук Людмила Орлова. Именно она вместе с единомышленниками в самые трудные годы, в начале «лихих» 90-х, возрождала на Орловщине пионерское движение. Да так, что за этим опытом сюда приезжали со всех республик бывшего Союза, и не только. А Москва в течение почти десяти лет считала нашу область витриной и основным полигоном по разработке и реализации новой молодежной политики.

Как говорит сама Орлова, любая организация, чтобы стать успешной, должна иметь три базовых элемента: идею, лидера и финансы. Наш разговор — с лидером — об идеальном и материальном…

— Однажды, кажется в конце 90-х, к нам приехала съемочная группа Первого канала, — «принимает подачу» Людмила Николаевна. — Орловская область тогда стала опорной точкой пионерского движения в стране. Это «брендово» звучало — Орловщина, «Орлята», нам было что показать… Поэтому журналисты и приезжали.

И вот после всех съемок, во время которых телевизионщики и «Зарницу» посмотрели, и побегали вместе с ребятами, и ко всем нашим делам реально прикоснулись, — после всего этого они вдруг и говорят мне: если честно, мы думали, что вы в три раза старше и в пять раз толще и вообще непонятно чем занимаетесь, только сидите и «воспитываете». А на самом деле!..

Оказалось, что у них был заказ посмеяться над нами. А в результате не только никакой «чернухи» не смогли накопать, но даже уважением и симпатией прониклись. Хотя репортаж в итоге получился никакой…

— А как все начиналось? Как и почему именно вы оказались ключевым человеком в этом деле?

— В 1989 году я стала секретарем Заводского райкома комсомола, курирующим учащуюся молодежь. А в июне 91-го года меня пригласили в обком комсомола и поручили возглавить областную пионерскую организацию. Как оказалось, всего на три месяца…

После известных августовских событий и комсомол, и пионерскую организацию начали вышвыривать из образовательных учреждений, как будто и упоминаний раньше о них никогда не было. Начали декларировать только то, что было отрицательного, якобы не находя ничего положительного. То есть выплеснули вместе с водой и младенца.

— Младенца как раз и хотели выплеснуть…

— И прямо скажу: по-человечески мне было крайне обидно… Потом начался период создания всевозможных многочисленных детских организаций, лишь бы откреститься от слова «пионер». Но, как вы уже отметили, любая организация (я это действительно всем всегда повторяю) базируется на 3 элементах: идея, лидер и финансы. Если ускользает хотя бы один из них, организация разваливается, какой бы сильной она с виду ни казалась. Когда нет идеологии, выражающейся в том числе и в символике, атрибутике, истории, все быстро превращается в кружок по интересам, а сама идея выхолащивается.

В чем были плюсы пионерской организации? Была идея, традиции, символика, атрибутика. Была история, которой мы гордились, конкретные хорошие, добрые дела на пользу людям, на пользу стране. Были высококвалифицированные, подготовленные кадры.

Посмотрите на отличие нашей пионерии от западных дет­ских организаций, от той же скаутской в Японии, например. Чем там занимаются дети? Примерно тем же, чем и в наших кружках в домах творчества, при школах, потому что там дополнительное образование стоит безумно дорого. А поскольку дорого, детская организация предоставляет возможности чему-то научиться, развить какие-то навыки: вырезать бамбуковые палочки, учиться разжигать костер, ставить палатки…

А наша детская организация выполняла еще другую функцию — подготовку и становление гражданина. Вот в этом сразу и прослеживаются идеология и политика — то, что очень не любят упоминать наши чиновники.

Вот почему в новых условиях надо было формировать новую идеологию, выстраивать свой новый имидж. Требовалась кропотливая работа по подготовке кадров. И мы всем этим занялись.

Название «Орлята» появилось на нашем слете в 1992 году. Он прошел при поддержке областного управления соцзащиты, которое возглавлял А. Лабейкин. А 1 апреля 1993 года мы зарегистрировали организацию. Дату выбирали специально, потому что в 1923 году, 1 апреля, в Орле появилась первая дружина, состоявшая из двух отрядов — мальчишеского и девчоночьего. Руководителем дружины был Александр Смирнов, который впоследствии стал редактором газеты «Красный галстук». Мы, кстати, позже ее возродили под тем же старым добрым названием.

Естественно, что без поддержки государственных органов и конкретных людей мы бы не справились. Такую махину очень тяжело запускать. Мы благодарны главе администрации Е. Строеву, председателю областного Совета народных депутатов Н. Володину, председателю бюджетного комитета В. Хахичеву… Благодаря им в областном бюджете была отдельная строка для пионерской организации. Надо сказать благодарственное слово И. Мосякину, который, будучи заместителем главы по «социалке», конкретно поддержал военно-спортивные игры.

— Поначалу у многих руководителей области еще не было того антисоветского, антикоммунистического «заклина», который проявился в последующие годы… А теперь, может быть, кто-то стыдится этого прошлого и старается не говорить о нем?

— Может, кто и обидится, что я упомянула его. Но тогда нам помогали и, как мне казалось, с удовольствием участвовали и в наших повседневных меро­приятиях, и в праздниках. Кстати, и нынешняя юбилейная торжественная линейка будет проходить на площади Ленина, как ожидается, «с выхождением» из «Белого дома» всех областных начальников.

— В чем же состояла та по­вседневная, текущая работа? И сколько вас тогда было?

— Когда начали собирать организацию в 1992 году, было меньше 5 тысяч человек, потому что все боялись слова «пионер». Всё развивалось только благодаря энтузиастам — заведующим отделами образования, руководителям школ, сохранившимся старшим вожатым. А потом, постепенно, как сейчас говорится, уже раскрутили бренд: Орел — «Орлята».

Организация должна быть интересна детям, интересна взрослым, чтобы она могла дать что-то, чего не может дать никакая другая структура. Оттолкнулись от того, а что же интересно детям. Им интересна романтика. Поэтому родилось «Путешествие под Алыми парусами на остров Пионерских сокровищ». Поэтому была придумана программа «Орловщина — начало всех начал». Это было наше ноу-хау. Ее взяло управление образования на вооружение на пять лет в качестве воспитательной программы для всех школ, в рамках которой дети изучили Орловскую область не только заочно, но и практически.

Следующий элемент — в рамках этой программы стартовала «Зарница». Она включала в себя как бы три этапа: «Зарничка» — для младших школьников, «Вперед, мальчишки!» — для средних классов и «Орленок» — для старшеклассников. Был еще отдельный этап для ПТУ.

В 1991 году военно-спортивные игры в нашей стране практически прекратили свое существование. И частично сохранились только там, где были фанаты этого дела. Эти регионы оказались в выигрышном положении, когда, начиная с конца 90-х годов, государство поняло значимость и необходимость военно-патриотического воспитания и в его концепции, которая так и называется «Программа нравственного и патриотического воспитания граждан», была выстроена система всех этих военно-спортивных игр. В Орловской же области инициатором возрождения «Зарницы» выступила областная пионерская организация «Орлята». Это было в 1996 году.

Тут надо отдать должное В. Сафьянову, который сыграл в этом большую роль, когда возглавлял здесь Главное управление МЧС. Тогда вообще все так называемые силовые структуры шли на контакт: академия ФСО предоставляла свой полигон и своих людей, помогали нам и РОСТО-ДОСААФ, и институт МВД…

Далее — обучение кадров. Совместно с институтом усовершенствования учителей мы стали готовить кадры — старших вожатых, заместителей директоров по воспитательной работе. Мы брали все новые идеи. И считали глубоко ошибочным лозунг, который был провозглашен в 91-м году, что школа должна только обучать, а воспитывать надо дома. Он во всей «красе» показал себя спустя несколько лет, когда расцвела преступность и распустились прочие «цветочки» вроде наркомании и т. д.

Надо сказать и про названия пионерских дружин, что тоже часть политики. Когда в начале 90-х годов стали появляться различные детские организации, они брали себе названия типа «Грибочки», «Ёжики», «Птенчики». Утрирую, но суть была именно такая. Наша же пионерская организация с 1922-го по 1924 годы носила имя Спартака.

Я спрашиваю сегодня у детей, у студентов: кто такой Спартак? Многие отвечают: футбольный клуб. Однако находятся и такие, кто отвечает правильно.

Так вот, почему имя Спартака? Потому что должны быть люди, на которых дети хотят быть похожими, которым хотелось бы подражать. Поэтому и нашим дружинам начали присваивать имена Героев Советского Союза, имена земляков, которые оставили яркий след в истории нашей области. Причем желательно, чтобы это были молодые люди, потому что если называть организацию именем малопонятного, далекого по духу и по возрасту человека — это тяжело уже воспринимать, дети этого не понимают. Пример для подражания должен быть энергичным, задорным и совсем не обязательно «глянцевым» и «сахарным». К примеру, наш земляк Сергей Тюленин — он ведь был сорвиголовой.

Следующий момент — красное знамя. Почему красное? Это значит — красивое. Не говоря уже о том, что ни гриновские алые паруса, ни Красную площадь никому ведь не приходит в голову перекрасить в голубые или зеленые цвета…

Поэтому когда в конце 90-х годов во всех регионах начали лихорадочно искать и восстанавливать детские организации, у нас ничего судорожно не надо было делать. Орловская пионерская организация в итоге выросла до 46 тысяч человек. Теперь говорят о 44 тысячах в связи с естественным выбытием детей.

— В каком проценте школ были пионерские организации?

— Практически в 90% они и есть. Но сегодня, к сожалению, часто формально. Принимают и тут же об этом забывают. Есть только форма, а содержание выхолащивается.

А в начале 90-х годов детям было у нас интересно. Однажды одна пожилая учительница спросила у меня: «Люда, что ты сделала такого? Мы внуку запретили вступать в пионеры. Он всё равно вступил тайком. А когда подходил к дому, снимал галстук и прятал в портфель». И это реальная история…

— А как на уровне страны власти относились к тому, что вы делали?

— На уровне страны нас всегда ставили в пример, везде звучало, что в Орловской области в развитии детской организации были проделаны очень большие шаги. Недаром в Орле решением горсовета в 2002 году одному из скверов было даже присвоено имя пионерской организации «Орлята».

А вспомните, какие игры для детей мы с вами печатали в «Орловской правде»! У нас тогда проводился и межрегиональный фестиваль «Цветик-семицветик», куда обязательно приезжали Курск, Брянск, Липецк. Был межрегиональный конкурс вожатского мастерства, «палаточные лагеря», которые проводились то на базе Курской, то на базе Орловской областей…

Мы поддерживали и международные связи, например с Белоруссией, где и сегодня действует большая республиканская пионерская организация, которая сохранила все традиции, историю и гордится ими. Мне довелось представлять и российскую пионерию в целом, и «Орлят», в частности, на фестивалях молодежи и студентов в Алжире и Венесуэле. И нашу детскую организацию взял себе за основу ряд развивающихся стран Южной Америки и Африки, все страны социалистической направленности. Сегодня у нас об этом практически не сообщают, но очень большие дет­ские организации есть в Китае, Корее, на Кубе…

Так что я убеждена: у пионерии есть будущее и в России, и в мире.

— На пионерском слете в 2002 году вы ушли с поста председателя «Орлят». И, наверное, унесли с собой частицу личного задора, личного энтузиазма, которые помогали так успешно развивать и двигать вперед всю детскую организацию области. Лучше это или хуже, но эстафету неизбежно приняли другие люди. А что осталось у вас в душе от этих лет?

— Я очень благодарна пионерии за то, что она свела меня со множеством ярких людей. Все помогали друг другу. Одни потому, что помнили свое детство. Другие не забыли, что сами некогда были вожатыми. Третьи хотели, чтобы у их детей в жизни было нечто романтическое и достойное. Я не говорю уже о самопожертвовании старших вожатых, которые круглосуточно работали за мизерную плату.

Кто-то считает самыми лучшими в своей жизни школьные годы, кто-то — студенческие. Когда сейчас на каких-нибудь педагогических «круглых столах» вдруг заходит об этом разговор, то выясняется, что для тех, кого в свое время объединила работа в детской организации, самыми лучшими оказались пионерские годы. О себе могу сказать то же самое. Пионерия научила меня очень многому и самому главному — бороться, искать, найти и не сдаваться!

Поэтому хочу пожелать всем, кто сохранил в душе живую искорку как отблеск красного пионерского галстука, — новых открытий, свершений, творчества. И пусть этот неугасающий огонек всегда будет для вас ориентиром на добрые дела, на пользу Родине и людям!

«Красная строка».

Лента новостей

самые читаемые за месяц