Красная строка № 9 (231) от 15 марта 2013 года

Хозяин велел передать, что он в тюрьме, но скоро вернется

Велика и обильна земля Платоновского сельского поселения. Не то чтобы очень уже велика, конечно, но то, что она обильна — это бесспорно. Вы даже не представляете, насколько обильна эта земля. Так скажем, и слова эти ни в коей мере не станут преувеличением: Платоновское сельское поселение — самое богатое сельское поселение всей Орловской области!

Уровень этого богатства поразит тебя, дорогой читатель! Не может он, такой большой и высокий уровень, не поразить современного человека. Например, в прошлом, 2012 году, при бюджете в 30 с лишним миллионов рублей, Платоновское это самое, богатое до неприличия, сельское поселение, оставило неизрасходованными, неиспользованными 14 с лишним миллионов собственных бюджетных средств! То есть в Платоновском сельском поселении — в буквальном смысле этих слов — не знают, куда девать деньги, не придумают, на что их расходовать — так жирно, так богато живут обитатели деревень, входящих в это самое, заевшееся до неприличия, вызывающее даже чувство зависти Платоновское сельское поселение. И все эти неизрасходованные деньги — натурально — ушли в областной бюджет. Там уж найдут, как этими деньгами распорядиться, будьте покойны. Там, в областной администрации, найдутся специалисты, способные управиться с лишними деньгами!

Но в данном краеведческом материале мы рассматриваем особенности не администрации области, а Платоновского сельского поселения, поэтому администрацию с ее особенностями оставляем в покое, а территорию, примыкающую к Москов­скому шоссе, давайте внимательно, с изумлением рассмотрим.

Я ведь не сказал, что в поза­прошлом, 2011 году, Платоновское сельское поселение не освоило (тоже!) 8 млн. собственных бюджетных денег. Плюнуло на них практически. Забирайте, дескать, областные крохоборы, мы в этой шелухе не очень-то и нуждаемся! Восемь миллионов — это меньше, чем двенадцать. Меньше на целых 4 миллиона. Стало быть, благосостояние жителей деревень Платоновского сельского поселения растет чудовищными темпами: в 2011 году они плюнули на 8 млн. рублей, а год спустя — харкают на целых 12 млн.! Не исследовать такую зажиточную территорию преступно.

Какие же особенности всякий изумленный исследователь обнаружит в землях и людях Платоновского сельского поселения, привольно раскинувшегося на окраине нищего Орла? Ничего особенного, честно говоря, никакой исследователь — на первый взгляд — сразу и не обнаружит на этих землях: те же убитые дороги, такие же подозрительно косящиеся в сторону измерительных приборов и прибористов хмурые люди. Отметит исследователь разве что одну странную особенность, некую заставляющую задуматься закономерность: сверхбогатое административное урочище, что к северу от Орла, — составная часть убыточного Орловского района, окружающего собой весь Орел, являющийся донором депрессивной Орлов­ской области, окружающей собой абсолютно всех. Есть в этом явлении что-то аномальное, как сумасшедшее вращение стрелки компаса над толщей месторождения железной руды.

Однако мы не об этом! Мы — о других особенностях. Жители той или иной местности — в поисках высшего смысла, оправдывающего собственное существование именно в той или иной местности — ищут выдающихся людей прошлого или настоящего (из той же местности), чтобы лучи заслуженной славы настоящего героя косвенно ложились на заурядные головы ничем не примечательного, но, в общем-то, неплохого по своей сути большинства. Осознание географического родства с местной — реальной — достопримечательно­стью позволяет скромному, ничем не примечательному человеку, приходящему в уныние от безысходности, относительно безболезненно коротать скучные, длинные зимние, а порой и осенние вечера. Таким образом, роль героев — прошлого и настоящего — для социального комфорта целых регионов порой трудно бывает переоценить.

Платоновское сельское поселение в этом смысле не является никаким исключением из правила. Несмотря не безумную роскошь тамошнего быта, население этого островка благополучия — на миллионы плюют! — время от времени по необъяснимым причинам впадает в черную продолжительную депрессию, что, по мнению независимых экспертов, следящих за жизнью Платоновского сельского поселения со стороны, является одной из редких разновидностей феномена «с жиру бесятся».

Словом, герой Платоновскому сельскому поселению — для повышения самооценки — нужен просто-таки позарез. И — какое редкое и удивительное совпадение — этот герой существует. Причем (еще одна редкая удача!) — это герой из настоящего, а не из мифологизированного, а потому не вполне достоверного и тем ставящего героизм под сомнение — прошлого.

И кто же этот герой, спросит человек, никогда не бывавший в Платоновском сельском поселении и не пивший молока, надоенного, пастеризованного и пакетированного в ЗАО «Маслово» Александра Николаевича Дрогайцева.

Глупый вопрос. Александр Николаевич Дрогайцев — и есть герой, повышающий самооценку населения Платоновского сельского поселения и не позволяющий впадать этому населению в очень уж продолжительную и слишком черную депрессию.

Герой он по той причине, что разветвленное «масловское» хозяйство — фактически един­ственный образчик действующего производства на интересующей нас уникальной территории. Это даже не героизм, эта сама жизнь. А Александр Николаевич Дрогайцев — ее, этой жизни, воплощение.

Правда, сегодня на конторе ЗАО «Маслово» висит не объявление, а броский, яркий плакат, созданный по прямому распоряжению самого А. Н. Дрогайцева. Текст плаката таков: «Хозяин в тюрьме». Правильно было бы написать: «Хозяин — в исправительной колонии № 5» — как учреждение в поселке Нарышкино и называется. Но это незначительные детали, которые не меняют сути дела. А суть следующая: А. Н. Дрогайцев был и остается героем, который не только не теряет присутствия духа, но и не позволяет терять его менее выдающимся членам общества.

Истоки жизненных сил и поразительной внутренней уверенности хозяина «Маслово», временно отбывающего срок в 30 км от Орла, не ясны, хотя многие подозревают, что в основе вызывающего оптимизма и шокирующей бравады — материальная независимость, созданная долгими годами предприимчивости и самоограничения. Эти качества ценятся во всех слоях общества и на всех ступеньках социальной иерархии. Вот и в исправительной колонии № 5 А. Н. Дрогайцев тупой отсидке предпочел труд и карьерный рост, перейдя из теплицы, где он работал одно время вместе с Виталием Алексеевичем Кочуевым, на должность библиотекаря. Наблюдатели предполагают, что этот новый этап свидетельствует о возможности скорого досрочного освобождения.

Александр Николаевич — герой нашего трудного, противоречивого времени во всех смыслах этого слова. Да, его посадили за мошенничество, обнаружив в рабочем кабинете живой легенды Платоновского сельского поселения штампы и печати несуществующих фирм, с которыми А. Н. Дрогайцев как бы осуществлял хозяйственную деятельность. Это некрасиво и достойно порицания. Однако в то же время тот же человек создал реальное производство, кормящее и поящее — в прямом смысле этих слов — тысячи людей. Пока одни нувориши разъезжали по заграницам, теша свое праздное любопытство, А. Н. Дрогайцев закупал там механизмы. Это достойно уважения.

Даже сейчас, будучи простым библиотекарем, Александр Николаевич руководит своим сложным, многопрофильным хозяй­ством через родственников и доверенных лиц, благо современные средства связи позволяют контролировать производство дистанционно.

Хозяин — в библиотеке, а молоко, масло, моченые и свежие яблоки — на прилавке. Это поразительно и вызывает восхищение. Неудивительно, что в Платоновском сельском поселении если и впадают время от времени в черную продолжительную депрессию, но все равно из нее выходят, поскольку перед глазами — пример редкого профессионализма и самообладания — отличительные черты истинного героя. Героя нашего времени, разумеется, и Платоновского сельского поселения.

Эта земля как бы впитала в себя имя Александра Дрогайцева, стала неотделимой от него и его фамилии. Есть династии шахтеров, сенаторов, а есть привязанности иного рода, влюбленность не в профессию, а в объект, в целую территорию.

Мы про Платоновское сельское поселение, разумеется. Без малого семь лет этой административной единицей руководила родная сестра А. Н. Дрогайцева — Валентина Николаевна Пчельникова, пока, попутанная нечистым, не согрешила и не была поймана на взятке. Какими благими помыслами руководствовалась сестра героя, согласившись за 100 тыс. рублей оформить клиентке фальшивую, но прибыльную регистрацию в «чернобыльской зоне», с уверенностью сказать мы не можем. Однако помыслы такие точно были, потому что нельзя же почти семь лет руководить богатейшим краем совсем без благих помыслов.

И заместителем у Валентины Николаевны тоже был «почти Дрогайцев» — муж другой сестры Александра Николаевича — Василий Николаевич Мельник, ныне исполняющий обязанности главы Платоновского сельского поселения.

Когда Валентину Николаевну «взяли», Василий Николаевич перестал быть замом, срочно уйдя на работу в администрацию города Орла, благо — рядом. А через некоторое время вернулся. Говорит, что уважаемые люди попросили. Вернулся в замы, стал и. о. главы.

Нет, это не уважаемые люди попросили Василия Николаевича, это земля, накрепко связанная с семьей Дрогайцевых, взывала о помощи. Как ребенок, выращенный заботливыми руками, вдруг оставшись без присмотра, плачет и тревожится, так и Платоновское сельское поселение, осиротев после истории с В. Н. Пчельниковой, вновь потянулось к представителю героического клана, для которого Платоновское сельское поселение — это больше чем просто Платоновское сельское поселение.

Впрочем, говорят, что А. Н. Дрогайцев к этой истории не имеет никакого отношения. Может быть, и так. Кто определит причинно-следственные связи в том, что называется судьбой? Платоновское сельское поселение определяет судьбу Дрогайцевых или Дрогайцевы определяют судьбу Платоновского сельского поселения? Пойди — разберись. Возможно, что уже и не существует рационального объяснения, почему селяне-фаталисты с окраины областного центра легко отказываются от соб­ственных денег, не желая вкладывать их ни в развитие, ни в благоустройство, с легкостью отдавая на сторону «излишек» сначала в 8 млн., а затем и в 12 млн. рублей. К чему суетиться, если все предопределено свыше?

Но есть и другое объяснение столь редкого по нынешним временам поступка. В чем причина невероятного для Орловщины бюджетного профицита Платоновского сельского поселения? А очень просто: дороги кошмарные, амбулатории нет, садиков нет. На что тратить деньги? Чем ниже уровень цивилизации, тем ниже уровень бюджетных расходов. Но откуда доходы? А доходы «платоновского» бюджета чуть ли не на 80 процентов состоят из налогов на доходы физических лиц. А «лица» — благо город рядом — только живут в селе, а зарабатывают почти все — в городе. И как была деревня деревней, так ею и остается. И никакой бюджет изменить это положение не может.

Но почему? А потому что — судьба. К счастью, есть герои, которые позволяют с этой судьбою смириться. Для Платоновского сельского поселения — это, безусловно, Александр Николаевич Дрогайцев. Или Дрогайцевы? Трудно сказать. В любом случае, других фамилий на Олимпе изученной нами местности не разглядеть. В. Н. Мельник — муж сестры А. Н. Дрогайцева — единственное исключение.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц