Красная строка № 28 (250) от 6 сентября 2013 года

Хватит и черной доски с мелом

С 1 сентября 2013 года российская система образования начала жить по новому федеральному закону. Он обсуждался долго, и немало критических замечаний было высказано по сущест­ву. Но для большинства родителей и учащихся так и осталось непонятным: а что же изменится в жизни средней, средней профессиональной и высшей школ России теперь, когда все споры позади и правительство настояло на своем? Большинство сентябрьских комментариев по поводу новаций в средней школе сводятся примерно к следующему. Основное образование (русский язык, литература, математика) остается бесплатным, но теперь школа может предложить ученикам платные углубленные занятия. Новый закон дает родителям больше прав — они смогут влиять на жизнь школы наравне с администрацией и чуть ли не изменять образовательную программу и увольнять сотрудников. Впервые в законодательстве прописаны понятия сетевого и электронного обучения. Оговорен высокий статус учителя, сохранены льготы сельским учителям по ЖКХ. Вводится понятие «школьная форма». Регионы теперь будут устанавливать требования к общему виду, форме, фасону одежды для учащихся.

Но самое главное — утвержден новый образовательный стандарт для старшей школы. С этого учебного года он будет введен в отдельных школах в качестве эксперимента, а с 2020 года по нему будут учиться все старшеклассники.

А теперь — внимание! В новый учебный план входит обязательное изучение русского языка и литературы, математики (алгебра и начала анализа, геометрия), ино­странного языка, предмета «Россия в мире» (история), ОБЖ и физкультура. В стандартах прописано также несколько отраслей знания, из которых ученик обязан выбрать дополнительно хотя бы один. Это филология, иностранные языки, общественные науки, информатика, естественные науки.

Одним из решительных и по­следовательных противников нового закона «Об образовании» был Олег Смолин, депутат Государственной Думы (фракция КПРФ). Он, в частности, подчеркивал: «Статья 55 Конституции России утверждает, что в стране не должны приниматься законы, умаляющие или отменяющие права и свободы граждан. Любой закон, ухудшающий положение людей, подпадает под действие этой статьи.

Право на образование — одно из основных прав человека. Мы убеждены, что принятый 29 декабря 2012 года закон № 273 содержит положения, которые ухудшат ситуацию для тех, кто учится и учит. Приведу лишь некоторые положения. В действующем законе установлено ограничение: плата за детский сад не должна превышать 20 процентов от стоимости реальных затрат конкретного детского сада, а для многодетных семей — 10 процентов. В новом законе его нет. Значит, закон провоцирует местные власти поднимать плату за детский сад. В прежнем законе дети-сироты имеют право вне конкурса поступать в вузы. В новом законе это право у детей-сирот отбирается. Тем самым ограничивается их право на высшее образование. В прежнем законе плата за общежитие не должна превышать 5 процентов суммы расчётной стипендии. В новом законе такого положения нет. По прежнему закону доктора и кандидаты наук имели надбавку за учёную степень, действующие профессора и доценты — за учёное звание. В новом законе этих положений нет…».

Депутату-коммунисту вторил и Евгений Ямбург, член-корреспондент Российской академии образования: «При беглом чтении кажется, что документ никаких прав не нарушает — декларируются и светский характер образования, и его доступность, и бесплатность. Но почти каждая статья так или иначе апеллирует к другим правовым актам, и получается, что практически во всём присутствует некая двусмысленность. Например, бесплатность. Она гарантируется, но… в рамках уже утверждённых, несмотря, кстати, на серьёзные возражения профессионалов, образовательных госстандартов. А как быть, если интересы ребёнка или построенная, например, в спецшколе система выходит за рамки этих стандартов? Либо предоставлять дополнительные платные услуги согласно 83-му Федеральному закону, нарушая при этом принцип бесплатности образования, либо ужимая программу до стандартной. Понятно, что в мегаполисах, где уровень жизни выше, родители смогут воспользоваться платными услугами, а в посёлках — увы. Как же быть с равными правами? В системе дополнительного образования утверждённых государством стандартов нет. Ответ­ственность за их финансирование возложена на муниципалитеты. Но если в их бюджетах денег нет, выхода опять-таки только два — либо переводить кружки и секции на платную основу, либо закрывать. Как в такой ситуации реализовать положения Послания президента об организации досуга детей и подростков?».

Очевидно, что плоды всей этой «реформации» мы ощутим не сразу. Тем острее будет впечатление! И в первую очередь это будут, конечно же, впечатления школьные. Потому что именно в средней школе закладываются основы всех дальнейших шагов по ступеням образования. Школа и до сих пор уже не раз удивляла и «напрягала» всех нас: и детей, и родителей. Так стоит ли ждать послабления в пореформенном будущем?

Свое мнение на этот счет со свойственным ему эпатажем на сайте «Русской народной линии» высказал известный публицист Исраэль Шамир: «…Дорогие родители, раз уж школа стала обязательной, ходить в нее придется, но не слишком напрягайтесь, не превращайте золотые годы детства в каторгу. Детство неповторимо — в отличие от уроков арифметики. Иные родители лезут из кожи вон, чтобы обеспечить детям лучшее образование — несчастных крошек в детсадовском возрасте заставляют зазубривать фразы по-английски, требуют уметь считать и писать, добывают им места в престижных школах. Ничего хорошего из этого не выходит, говорю я вам, как отец трех сыновей, и сам в свое время учившийся в разных школьных системах, и детей посылавший в разные школы.

Деньги и положение родителей не обеспечивают успех детей. Вот недавно скончался Юрий Леонидович Брежнев — сын многолетнего и популярного правителя России. Учился он в самых лучших школах, было у него все, о чем мог пожелать ребенок и отец ребенка — а кончил жизнь несчастным, спившимся алкоголиком. Шведская принцесса, наследница трона, милая девушка, хорошо училась — вышла замуж за своего тренера. Стоило ли стараться? Редкому олигарху удается удержать ребенка от наркотиков и малолетней преступности, а уж их дети ходят в самые престижные школы. Посмотрите на жизнь принцев и принцесс, на жизнь детей олигархов — практически никому из них не приходится завидовать.

Не посылайте детей в привилегированные школы. Будут там дети очень богатых родителей, с которыми вам трудно тягаться, и ваши дети будут страдать от непрестанной гонки. Лучше всего послать ребенка в самую обычную школу там, где вы живете. Конечно, в классе может оказаться один хулиган, но и это — хорошая подготовка к реальной жизни, в которой есть хулиганы и бандиты.

Не зацикливайтесь на национальном вопросе. Меня с моим «нестандартным» именем Исраэль никогда в школе не обижали, не обижали и детей с армянскими или татарскими именами в моей самой обычной школе в Новосибирске. Нет нужды посылать детей в национальные школы — они только увеличивают различия и будут мешать ребенку интегрироваться в наше нормальное смешанное общество.

Не нужно начальной школе и особенного оборудования. Хватит черной доски с мелом — этим обходились наши деды, и ничего — потом шли в университеты и становились профессорами и министрами.

Если дети учатся рядом с домом, у них будут школьные друзья, с которыми они смогут и в хоккей поиграть, и на дерево залезть, и вечером в гости сбегать. Не надо добиваться успехов, дайте детям спокойно жить и расти.

Постарайтесь оградить детей от виртуального мира компьютеров — там гораздо опаснее, чем в реальном мире. Проверяйте, что дети смотрят на своих экранах. Продайте телевизор — ничего хорошего там дети не увидят. Научите детей читать, и дайте им хорошие книжки. И каждое воскресенье, как часы, ходите с детьми в церковь — лишний час воскресной школы даст им больше, чем все кружки, а хорошая проповедь напомнит, как важно быть хорошим и честным. Вот вам и вся наука!».

Однажды молодой сельский учитель из Орловской области, победитель очередного регионального конкурса «Учитель года» попытался высказаться публично примерно в том же ключе: что, мол, не столько мультимедийные технологии крайне нужны нашей школе сегодня, сколько талантливые педагоги, умеющие «сеять разумное, доброе, вечное», обходясь мелом и простой доской. Так его, одного из лучших учителей области, на том совещании поправил сам губернатор А. П. Козлов. Значит, «мультимудийность» нашего образования — это идеология государственная.

А ведь в сущности ему, отечественному образованию, нужна именно реформа подготовки учительских кадров, (чтобы были все, как Илья Семенович Мельников из известного фильма С. Ростоцкого), восстановление систем профтехобразования и жесткого конкурсного отбора абитуриентов в вузы — без ЕГЭ! Образовательный процесс должен быть гарантированно бесплатным и стать воспитательным для всех и одновременно обучающим — для способных усваивать знания. Остальное — част­ности! Но эти-то направления, похоже, меньше всего интересуют наших «реформаторов»…

Подготовил Андрей Грядунов.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»