Красная строка № 37 (218) от 30 ноября 2012 года

«Я бы взял частями. Но мне нужно сразу»

Резкое повышение уровня благосостояния руководящего звена орловской городской власти, случившееся весной нынешнего года, вызвало вопросы. Вопросы носили экономический и идеологический характер. Экономический блок был прост. Спрашивали: разве в череде первоочередных задач городского хозяйства повышение зарплат чиновников — самая первоочередная? И ответа на этот экономический во­прос не находили.

С политикой (идеологией) оказалось сложнее. Некрасивость такого поступка, как забота о себе с привлечением бюджетных средств, официальные СМИ тогда целиком и полностью привязали к личности мэра г. Орла С. Ступина, хотя мэр С. Ступин был всего лишь одним из многих в череде чиновников, улучшивших свое материальное положение путем простого увеличения коэффициента, умножающего должностной оклад.

Идеологичность этому моменту придавало то обстоятельство, что С. Ступин является членом фракции КПРФ, хотя и не коммунистом. Тем не менее, не только от коммунистов, но и от сочувствующих традиционно принято ожидать жертвенности. Это ожидание особенно устраивало и продолжает устраивать противников КПРФ, которые всегда готовы отдать коммунистам и их союзникам жертвенность, а себе — оставить материальные блага.

Новый имидж фракции озадачил противников КПРФ. Та посягнула на чужое. Однако ничего противозаконного в произошедшем не было.

Моральные потери стойко переморгали все стороны, а кто-то и не моргал вовсе, поскольку рост благосостояния — это скорее хорошо, чем плохо. На этом и порешили.

Однако политический и нрав­ственный аспекты проблемы заслонили от общественности экономику, которая только на первый взгляд не вызывала в этой истории вопросов.

Впервые за всю историю существования на орловской земле института главы администрации города повышение зарплат коснулось только самого главы, его замов, начальников управлений и замов главы по территориям — глав районных администраций (в общей сумме — меньше двух десятков человек). Вся же остальная масса чиновничьего трудового элемента, приписанного к Пролетарской горе, была обойдена повышением, что ее старожилы расценили как грубое попрание традиций и здравого смысла. И они, пожалуй, были правы. Поскольку администрация — коллективный орган. А коллективные усилия требуют стимулирования всех членов коллектива. Стимулировали же только «мозг».

В кризис, когда люди стеснены в средствах, мозг принято кормить прежде всего. И в этом смысле подпитка руководителей — наверное, правильное решение. По теории, мозг заставит шевелиться все остальные, менее значимые органы. Однако это предположение было критично воспринято наблюдателями локальных политических и экономических процессов. Свою позицию по поводу избирательного стимулирования эти люди формулировали одной ехидной фразой, которая уточняла само понятие «мозг».

— Спиной мозг? — спрашивали они ехидно.

После такого вопроса было в высшей степени неосмотрительно торопиться с ответом: «Головной. Головной мозг».

— А мозг ли? — переспросили бы они.

Словом, принцип избирательного стимулирования чиновников требовал внимательного рассмотрения.

С холодным сердцем, ставя выше всех иных соображений требование научной добросовестности, мы приступили к исследованию.

Делать это было нелегко, поскольку в обществе преобладало убеждение, что большие аппетиты власти возможны только в том случае, если эта власть отлично понимает, что пришла не надолго, и поэтому стремится взять как можно больше и желательно сразу.

Однако давайте посмотрим документы. Полистаем штатное расписание администрации г. Орла. Возможно, в усиленном питании «мозга» заложен прежде не увиденный нами глубокий и обоснованный экономический смысл. Давайте этот смысл поищем.

Начнем с макушки, что ли…

Месячный фонд оплаты труда главы администрации г. Орла М. Берникова составляет после повышения 119 тысяч 289 рублей и 59 трудовых копеек без учета ежеквартальных премий и доплат к отпуску. Это не все «бонусы», но мы специально не крохоборничаем, чтобы не умалять значение такой задачи, как качественное питание «мозга».

«Голые» месячные фонды оплаты труда заместителей М. Берникова — А. Бойко, В. Шевлякова, Е. Данилевской, А. Муромского составляют в рамках той же «реформы» округленно 80, 77, 74 и 73 тысячи рублей соответственно.

«Голое» месячное содержание начальников и начальниц управлений городской администрации обходится казне дешевле и требует теперь в расчете на одну персону суммы в пределах от 40 до 50 тыс. рублей.

Лучше стали себя чувствовать замы главы по территориям — районные главы администраций. После повышения им накинули в месяц примерно по семь тысяч руб.

Теперь изучим штатное расписание администрации г. Орла с точки зрения соответствия этого расписания насущным задачам управления. По результатам изучения сделаем вывод об обоснованности или необоснованности избирательной подкормки оголодавших чиновников.

М. Берников — как почти невинная жертва политического компромисса — на самостоятельную роль в управлении городом не претендует. Стимулировать его в данном случае совершенно бессмысленно. Два зама главы — А. Бойко и А. Муромский, сосланные за не афишируемые провинности из областной админис­трации в «город», обречены вести себя тихо, чтобы и дальше не искушать судьбу. И в этом случае деньги пущены на ветер. Е. Данилевская, при всем уважении к даме, выполняет скорее представительские функции, нежели действительно решает серьезные вопросы. Деньги и тут мало способствуют улучшению эффективности муниципального управления.

В. Шевляков… Вот тут мы подходим к принципиально новому аспекту в современной административной истории г. Орла.

Заместитель главы администрации с «голым» заработком в 77 тыс. рублей в месяц В. Шевляков еще совсем недавно был заместителем гендиректора ЗАО «Деловой мир» И. Кузьмы, которая, сохранив за собой упомянутый статус гендиректора закрытого акционерного общества, работает на полставки советницей главы администрации города М. Берникова, занимая кабинет напротив кабинета своего шефа.

Руководитель ЗАО проводит совещания в мэрии, ведет себя — по отзывам — как первый зам. главы администрации и вообще помогает Михаилу Юрьевичу, по роду своих функциональных обязанностей окунающемуся в документы с грифом «секретно», разбираться в разных темах. Вопрос, где заканчивается «Деловой мир» и начинаются интересы собственно города, — один из самых часто задаваемых сегодня в стенах орловской мэрии.

И. Кузьма считается технической служащей, получающей за свой нелегкий консультативный труд меньше 10 тыс. рублей в месяц. Не факт, что столь смешные деньги Ирине Евгеньевне вообще нужны.

Таким образом, мы видим, что ни повышение окладов (умножающих коэффициентов), ни формальный статус — должностное положение — не являются решающими факторами для определения реального влияния того или иного человека в иерархии городских административных ценностей.

Делаем вывод: выборочное стимулирование чиновников высшего звена городской администрации не имеет никакого отношения к улучшению эффективности управления городским хозяйством.

Настоящие стимулы — другие. И их ни в одном штатном расписании не разглядеть. Можно, конечно, предположить, что И. Кузьма трудится на благо города из соображений альтруизма, как волонтер, однако эта смелая гипотеза не нашла, помимо автора этих строк, ни одного сторонника среди людей, хорошо И. Кузьму знающих.

Иными словами, увеличение зарплат чиновникам ничего, кроме увеличения зарплат чиновникам, не преследует и никаких полезных для города последствий не несет.

Продолжаем разговор. Тогда какой смысл было стимулировать «мозг», фактически находящийся на периферии управления? Я думаю, что это результат доброты главы администрации города М. Берникова, которому было неловко стимулировать только себя.

Коль мы стали исследовать «мозг», давайте посмотрим, как живет весь организм. Ведь если поражен «центр управления», а мы видим, что он поражен, это неизбежно должно сказаться на «теле».

Давайте взглянем на структуру орловской городской администрации с уже упомянутой точки зрения эффективности и управленческой целесообразности.

Когда-то, при Советской власти, чиновники управляли единым народно-хозяйственным ком­плексом, отвечая за результаты этого управления каждый на своем участке. Управлять, по большому счету, уже нечем, поскольку то, что было народным, давно стало частным. Однако количество «управляющих» чиновников при этом не уменьшилось.

Не самый яркий, но очень показательный пример в этом смысле — такое «управленческое» звено, как районные администрации города. Некогда — при «проклятом тоталитаризме» — в каждом городском районе был свой бюджет, было свое финуправление, имелись даже свои районные Советы! Каждый район являлся городом в миниатюре — маленькой самоуправляющейся единицей.

Сегодня районные администрации не имеют юридического лица и фактически не обладают никакими административными полномочиями. Районные администрации сегодня — чистой воды атавизм, который только из соображений экономии следовало бы удалить хирургическим путем. Однако всякий истинный реформатор знает, что мир чиновничества самодостаточен и существует по законам, не имеющим никакого отношения к задачам эффективного управления. Ничем и никем не управляя, районные администрации г. Орла живут, в общем-то, неплохо, расходуя каждая (округленно) по 6 млн. рублей только на месячный фонд оплаты труда.

В новом штатном расписании несколько отделов райадминистраций ужались до одного с таинственным названием «отдел по работе с населением». Но всё, что можно сделать в этом отделе с населением, — это направить озадаченных людей в профильные структуры администрации города, где проблемы худо-бедно будут решаться. С такой задачей переадресации легко бы справилась единая дежурно-диспетчерская служба при достаточном количестве персонала, средств связи и минимуме социальной рекламы.

Схема городского управления и люди, в ней задействованные, зачастую просто ставят в тупик.

Управление городского хозяйства, например, сидит почти в полном составе вместе с начальником С. Давыдовым в Почтовом переулке. А заместитель начальника управления Е. Малыхина располагается на третьем этаже администрации города на Пролетарской горе, 1 в отдельном кабинете. При этом в ее распоряжении имеется служебный автомобиль «Тойота» для, надо думать, поездок, не терпящих отлагательства. При упоминании фамилии Малыхина люди почему-то начинают рассказывать про управляющую компанию «Северная-2», собрания каких-то жильцов и странные скандалы. Казалось бы, какое отношение Е. Мылыхина имеет ко всему этому? Данный парадокс объяснить можно только дезорганизацией муниципальной жизни и вытекающим из нее всеобщим смятением умов.

Посмотрим на управление экономики, потребительского рынка и трудовых отношений. Не «отдел по работе с населением», конечно, но очень близко к тому. О каком управлении экономикой, помимо сбора статистических данных, сегодня вообще можно говорить?

Еще один феномен — «отдел экономического регулирования и муниципальной поддержки малого и среднего бизнеса». Кто хмурится, кто просто смеется. Какая поддержка? Где?

А вот просто шедевр административного творчества — «отдел инвестиционных проектов». Возник недавно, прежде такого чуда в структуре городской администрации не существовало. Стало быть, возникла потребность? Конечно! Ведь Орел завален инвестиционными проектами, требуются дополнительные кадры, чтобы успевать разгребать новые поступления и выбирать из них наилучшее. Смотрим на квалифицированные кадры гребущих. Три ставки менеджеров. Первым с месячным содержанием в 20 без малого тысяч рублей значится менеджер А. Прохоров. Где-то мы уже встречали эту фамилию. Действительно, тоже Прохоров и тоже Артем Сергеевич по совместительству, как и И. Е. Кузьма, трудится советником главы администрации города. Иначе как «правой рукой Кузьмы» этого А. Прохорова на Пролетарской горе не называют. Советники по совместительству как основной механизм городского управления — это очень интересно!

И за что ни возьмись — вопросы, вопросы…

К сожалению, наше холодное и кропотливое исследование мотивов, лежащих в основе выборочного стимулирования высшего звена городских чиновников, как и внимательное изучение структуры муниципального «менеджмента», вгоняют нас в печаль.

Мы не торопились обнародовать экономические выкладки по той простой причине, что экономические процессы протяжённы во времени, и мы терпеливо ждали результатов.

Например, взяли чиновники себе из бюджета на зарплату дополнительные деньги — мы ждем. Как это взятие отразится на экономике? Как это отразится на управлении?

Прошло достаточно много времени, чтобы уверенно сделать вывод: никак ни на чем это не отразится. Отражение видно только на румяных лицах самих счастливых чиновников.

Подобная «экономика», повторимся, возможна только тогда, когда власть понимает, что она не надолго, а потому стремится взять как можно больше и желательно сразу. Что и было претворено в жизнь. А мы глубокие смыслы ищем…

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц