Красная строка № 13 (319) от 10 апреля 2015 года

Заметки о раздвоении личности

По мнению психиатров, раздвоение личности — очень редкое психическое расстройство из группы диссоциативных расстройств, при котором личность человека разделяется, и складывается впечатление, что в теле одного человека существует несколько разных личностей. При этом в определённые моменты в человеке происходит «переключение», и одна личность сменяет другую. Эти «личности» могут иметь разный пол, возраст, национальность, темперамент, умственные способности, мировоззрение, по-разному реагировать на одни и те же ситуации. После «переключения» активная в данный момент личность не может вспомнить, что происходило, пока была активна другая личность. Великий австрийский психиатр Зигмунд Фрейд в работе «Расщепление Я в процессе защиты» (1938 г.) отмечал, что это, на самом деле, защитный механизм, который, с одной стороны, помогает отстраниться от реальности, а с другой — от собственных влечений. Вот об этом, применительно к реалиям Орловской области, мы и поговорим сегодня.

Падение рейтинга: признак импотенции власти или сигнал сверху

Наверное, в нашей области нет человека, который не замечал бы внутренних противоречий в личности губернатора Вадима Потомского. Одна его «личность» обещает, другая об этих обещаниях забывает, одна говорит о росте поголовья скота, другая — о его же падении, первая начинает каяться, а вторая демонстрирует незыблемую уверенность в своей правоте.

Казалось бы, чего проще — следить за повышением или понижением губернаторских рейтингов. Составляют их, в общем-то, люди ученые, серьезные, которые в политической жизни нашей страны являются авторитетами. И умные губернаторы следят за своими позициями, а при необходимости корректируют собственную политику. И, естественно, с составителями рейтингов не спорят — себе дороже.

Конечно, президентская администрация оценивает работу глав регионов не только по тем «чартам», которые публикуются в прессе, но и по множеству других позиций, определяемых управлением по внутренней политике АП, кураторами регионов и экспертами. Кстати, часто теми же людьми, что составляют рейтинги публичные.

Вадим Потомский поначалу на рейтинги не реагировал. Но потом, после возбуждения уголовных дел против его политического конкурента Виталия Рыбакова, декабрьского антигубернаторского митинга, чешских похождений его заместителя Александра Рявкина и попыток учить Следственный комитет, как надо работать, — в одном из рейтингов Потомский упал на семнадцать позиций. И не выдержал.

В конце февраля в интервью телекомпании «Истоки» он (или одна из его личностей?) сказал все, что думает о рейтингах и их составителях. Цитируем: «Я абсолютно к ним спокойно отношусь, к этим рейтингам, учитывая то, что есть рейтинги, где на три пункта ниже, есть, где на семнадцать пунктов поднялся. Вы знаете, меня всегда поражает, когда мне звонят и потом спрашивают: «Вадим Владимирович, а как вам удалось вот подняться сразу на семнадцать пунктов?». А я говорю: «Я не знаю, я критерии ваших вопросов не знаю, не знаю, по каким позициям вы делаете замеры. Понижение или повышение, я понятия не имею». Для меня критерии следующие, вот лично для меня. Это нормальная жизнь в регионе, за который ты отвечаешь у людей…

А то, что кто-то сидит, что-то высчитывает, из этого делает политику, вы знаете для кого? Для блогеров! Для того чтобы они потом в Интернете: «Ах, вы знаете, у Потомского упало на три пункта…».

Кому от этого холодно, кому от этого жарко? Понятия не имею. Или у него там поднялось на семнадцать пунктов выше, он стал лучше, опять же такой же вопрос. То есть у меня к этим рейтингам отношение такое своеобразно-спокойное. Более того, когда эти рейтинги формировались еще в Министерстве регионального развития, тогда еще мой товарищ, Слиняев Игорь Николаевич был министром, фамилия его Албин, значит, я выступал в Министерстве регионального развития и сказал: «Прекратите заниматься этой ерундой. Вы повода, кроме как из этого сделать сенсацию, не даете».

Все достаточно четко сказано: «Прекратите заниматься этой ерундой! Все это для блогеров».

Но шло время, и, возможно, где-то внутри головы товарища Потомского стала оживать вторая «личность». Она всерьез задумалась, когда пришло известие от компании «Медиалогия» о том, что орловский губернатор занял почетное 85 место из 85 возможных. Но это еще что, в конце марта Фонд развития гражданского общества, который частенько предсказывал увольнение того или иного главы региона, объявил, что Вадим Потомский вошел в десятку лидеров. Но лидеров по падению эффективности. И не был там десятым, а занял четвертое снизу место. Конечно, это не последнее, позади еще три человека, но все же волнительно. И личность № 2 зашевелилась. А тут еще и журналисты газеты «Известия», одной из немногих, пока не попавших в «список Потомского», куда он включает «заборные издания», — спросили, а как он, собственно, сам к своему рейтингу относится?

И тут эта «личность» доказала, что губернатор все-таки мужчина, и его волнуют вопросы, поднимается у него что-нибудь или падает. И она ответила: «Безусловно, за такими вещами нельзя не следить. В любом случае, так или иначе, конечно, мы это просматриваем, особенно не когда есть успехи, а когда есть замечания. Что касается СКР, то тут объективно во многом Следственный комитет прав. Что касается зампреда правительства Рявкина, то он написал заявление по собственному желанию и ушел» (http://izvestia.ru/news/584703#ixzz3Vr1UaWtW).

И тут все достаточно четко, только с точностью до наоборот. Оказывается, рейтинги — не для блогеров, они вовсе не ерунда какая-то, за ними надо следить и признавать свои ошибки. Старик Фрейд был бы счастлив поработать с таким случаем и продемонстрировать его студентам в качестве классического примера.

С другой стороны, история и жизненный опыт учат нас тому, что у таких коммунистов-капиталистов, как миллионер Вадим Потомский, некое раздвоение присутствовало всегда…

Ошибки надо не признавать, их надо смывать…

А теперь давайте исследуем другой любопытный психический феномен. Возьмем, к примеру, динамику отношения товарища Потомского к Следственному управлению Следственного комитета России по Орловской области.

Итак, знаменитая январская расширенная коллегия СУ СКР по Орловской области. Вадим Потомский опоздал на два с лишним часа (он, правда, извинился перед следователями, сказав, что задержался потому, что президент Обама сделал заявление, на что орловское правительство должно было обязательно отреагировать). А потом его агрессивная ипостась начала учить следователей уму-разуму. Дал губернатор им время до апреля, чтобы закончить с волнующим его делом депутата облсовета и политического конкурента Виталия Рыбакова, предложил оплатить экспертизы по тому же делу, определил меру пресечения. В общем, как нам кажется, нарушил уголовное законодательство (статья 294, ч.3). Кто не знает, эта статья трактует, что вмешательство в какой бы то ни было форме в работу следствия, тем более с использованием служебного положения, тянет на четыре года реального срока (www.youtube.com/?v=nqIFL5jj4uk).

Но потом последовали газетные публикации, резкая реакция официального представителя Следственного комитета России Владимира Маркина, «наградившего» Потомского титулами «Наполеона» и «Хлестакова на воеводстве», и агрессивность губернатора несколько поутихла. Но продолжалось душевное равновесие недолго.

5 марта, беседуя с Владимиром Соловьевым на радио «Вести ФМ», Вадим Потомский снова отвел душу, сказав, что внешне на Бонапарта не похож, и кинув пару тяжелых булыжников в огород Следственного комитета, который не выполняет свои обязанности и вообще продался представителям бизнеса: «У правоохранительных органов есть вопросы не только к губернаторскому корпусу, но в том числе и к представителям, которые являются правоохранителями в ряде регионов, и до конца не выполняют в должной мере свои обязанности. Потому что, Володя, мы с вами как угодно можем спорить, если нет договоренности с той или иной силовой структурой, то бизнес не позволит себе вести себя так хамски, как это бывает в ряде регионов, представители этого бизнеса. Потому что они понимают свою безнаказанность, ты занимайся там, мы в доле, никто тебя не тронет. И это позволяет им развиваться. Они зарабатывают деньги и вкладывают во все что угодно, включая раскачивание ситуации… Я сейчас не буду в эфире, потому что у меня спорные моменты существуют с очень местной силовой структурой…

И вы знаете, первый выстрел и в десятку получается. То есть попал в такое осиное гнездо, в котором были сконцентрированы интересы разных направлений, разных структур. И мы этим вопросом занимаемся, и я вас уверяю, я доведу это дело до ума, до логического конца и получу при этом определенное такое удовольствие».

Обвинив, получается, в очередной раз СКР, Потомский в этом же интервью, прямо не отвечая на вопрос Владимира Соловьева, является ли он бандитом, признался в серьезном служебном проступке, который по любому карается увольнением с должности. Напомним, Вадим Потомский простодушно рассказал радиослушателям, как ему предлагали откат, интересовались суммой или процентом, давали понять, что возможны разные варианты оплаты и пр. Правда, в соответствии со ст. 9 Федерального закона «О противодейст­вии коррупции», он был вроде бы обязан немедленно сообщить компетентным органам и своему работодателю о том, что его пытались склонить к преступлению коррупционной направленности. Но, похоже, не сообщил.

В обиженный им СКР Потомский о предложенной ему взятке точно не сообщил. Во всяком случае, приняв у местного пенсионера Андрея Неврова заявление о том, что, по его мнению, губернатор нарушил закон, сотрудники СКР заявили, что Потомский туда не обращался. И решили поинтересоваться у прокуратуры, не писал ли глава региона и член ЦК КПРФ заявления в это ведомство. Прокуратура впала в ступор. С одной стороны, нужно бы отвечать, дело-то резонансное. С другой — губернатор все-таки, как ты его тронешь? Областной прокурор Иван Васильевич Полуэктов, полный тезка известного грозного царя, никаких действий решил не предпринимать. Во всяком случае, на состоявшемся через неделю, 21 марта, антигубернаторском митинге пенсионер Невров сообщил, что звонил в прокуратуру, где ему ответили, что «бумага лежит без движения», и заверили, что будет лежать и дальше, если не уйдет куда-нибудь еще. Самое любопытное, что после того, как о бездействии прокуратуры стала писать местная и региональная пресса, ответ пенсионеру немедленно дали. Причем ответ, датированный 20 марта! И прокурорские работники сообщили, что закон «О противодействиии коррупции» распространяется на всех госслужащих, кроме губернатора Потомского…

Впрочем, мы отвлеклись от воюющего с самим собою главы региона. В некогда популярном гимне данное состояние называли: «Кипит наш разум возмущенный». И через кипение более трезвая «личность» уловила, что ни к чему хорошему попытки унизить следователей, обвинить их в продажности и раззвонить об этом на всю страну, в общем-то, не приведут. Тем более, что у следователей в руках оказались два козыря: уголовный (при желании, доказать факт вмешательства в следственные действия с использованием служебного положения — не проблема) и дисциплинарный (несообщение о взятке). И разрешения ситуации ждут не только жители области, но и «заборные издания», и «шакалы с фотоаппаратами» (так Вадим Потомский любовно называет журналистов), и солидные государственные СМИ. Отвечать, похоже, придется…

Понимая, что после того, как прокуратура отправила «дело об откатах» обратно в Следственный комитет для рассмотрения, СКР церемониться не будет, Вадим Потомский решил публично вынести самому себе порицание. Правда, не в том, что он, губернатор, не сообщил о взятке, ему предлагавшейся, а в том, что, обвиняя Следственный комитет в продажности и некомпетентности, все же был неправ.

30 марта на рабочем совещании Вадим Потомский вдруг начал восхищаться работой След­ственного управления СКР по Орловской области, грозя вынести всем благодарность и даже лично прийти для этого в гости. В общем, почувствовал, что его взяли за самое болезненное место, и стал каяться: «Как бы там ни было, какую бы карту там кто-то не пытался бы разыграть, есть некая моя неправота по отношению к нашему орловскому Следственному комитету. Надо ошибки некоторые признавать, и если их признаю я, ничего страшного в этом нет».

Как все это напоминает одну из финальных сцен фильма «Кавказская пленница»! Помните бессмертные слова товарища Саахова: «Мы с вами современные люди. Ну это же средневековая дикость! Я нарушил этот кодекс, но я готов признать свои ошибки».

Товарищ Потомский готов все, или почти все, признать. Но готова ли простить его прокуратура, сдаст ли свои позиции След­ственный комитет, который он пытался опустить, что называется, ниже плинтуса, и не будет ли в конце концов гайдаевской фразы: «Ошибки надо не признавать…». Продолжение всем известно. Правда, задача у прокуроров, следователей и судей будет сложная: с какой из «личностей» Вадима Потомского им работать, пока не очень-то понятно…

Евгений Тимохин.

самые читаемые за месяц