Красная строка № 9 (272) от 21 марта 2014 года

Запас прочности

В сентябре прошлого года в прокуратуре Орловской области получили письмо следующего содержания: «Мы, жители дома № 64/2 по улице Комсомольской, просим вас помочь в разрешении следующей проблемы. На первом этаже нашего дома расположены кафе «Оливия» и «Япония», владельцем помещений которых является индивидуальный предприниматель В. И. Красов. В июне в подвальных помещениях кафе началась масштабная реконструкция. Ежедневно в течение месяца рабочие загружали по 2-3 самосвала грунта и кирпича старой кладки. Работы, проводимые в подвальных помещениях нашего дома, спровоцировали появление трещин в стенах и несущих колоннах в квартирах верхних этажей… Мы, крайне обеспокоенные безопасностью проживания в нашем доме, обратились с письменными заявлениями в администрацию г. Орла, в Орловскую областную жилищную инспекцию, прокуратуру Заводского района о проведении проверки законности и безопасности работ по реконструкции подвальных помещений. В ответ из администрации города и районной прокуратуры мы получили письма о невозможности защитить наши интересы и нашу безопасность в связи с тем, что В. И. Красов является собственником помещения и имеет право проводить работы. Жилищная инспекция до настоящего времени не дала нам никакого ответа, проигнорировав тем самым сроки обращения граждан с письменными заявлениями.

17 июля 2013 года мы были вынуждены обратиться в суд… Работы по реконструкции не прекращаются даже в выходные дни, о чем свидетельствует характерный шум. Убедительно просим провести тщательную проверку по фактам проводимых работ и законности правообладания Красовым подвальными помещениями многоквартирного жилого дома, в которых расположены основные узлы, снабжающие весь дом водой, отоплением, канализацией».

Этот злополучный дом расположен на углу Комсомольской и ул. Панчука. Сразу за ним — 23-я «английская» школа. А справа и слева по Комсомольской — здание института «Гипронисельпром» и частная стоматологическая клиника «32». Дом старый, 1956 года постройки, приметный. Квартиры в таких домах называют «сталинками». Высокие потолки, высокие и широкие проемы, просторные лестничные клетки. Поэтому четырехэтажное здание выглядит высоким и осанистым.

Непосредственно над рекон­струируемым подвалом расположены три квартиры. Все они имеют одну конструктивную особенность — похожий на старинную печь столб в прихожей, на котором лежат несущие балки потолков — так называемые прогоны. Столб пронизывает весь дом насквозь, сверху донизу, и имеет основание в подвале. Как рассказывает хозяйка одной из квартир И. Е. Малышева, вскоре после начала работ в подвале столб в ее прихожей треснул, появились трещины и вокруг дверных проемов — входного и межкомнатного. Двери перестали закрываться.

Примечательно, что во всех трех квартирах «по столбу» характер трещин совершено одинаковый. Даже обои сморщились одинаково и в одних и тех же местах. Очень похоже на то, что несущий столб, а вместе с ним и прогоны просели вниз. Но как часто в Орле бывает, то, что видят наши глаза, не находит подтверждения в глубокомысленных заключениях орловских специалистов.

И. Е. Малышева, например, рассказывает, ссылаясь на признания самих строителей, ведущих работы в подвале, что поначалу нижнюю часть столба начали было разбирать вовсе. Она занимала пространство, а целью всей подвальной перепланировки было как раз расширение площадей. Обрушения не произошло, говорит Малышева, только потому, что выдержало монолитное железобетонное перекрытие между кафе и подвалом. Потом якобы столб восстановили. Но в квартирах пошли трещины. И насколько угрожающим оказалось нарушение прочностных характеристик всей конструкции, жильцам не ясно.

Когда эта версия была озвучена в суде, представители ответчика демонстративно посмеялись над Малышевой и ее соседями. Реакция вполне объяснимая: ведь если принять версию жильцов всерьез, то тогда придется говорить об уголовном преступлении и об ответственности предпринимателя Красова. Пока же все удается списать на некомпетентность и излишнюю фантазию жильцов дома.

Суд отказался удовлетворить ходатайство истцов о назначении независимой экспертизы силами московских специалистов и привлек в этом качестве сотрудников орловского института «Гражданпроект». Они, в частности, пришли к выводу, что трещины в прихожей «имеют многолетний срок, но благодаря каким-то возмущающим усилиям опять раскрылись». Каким «усилиям», специалисты не уточнили. Однако И. Е. Малышева два года назад делала в своей квартире ремонт и никаких трещин не видела. Зато теперь, после начала работ в подвале, под новыми обоями они очень заметны. Специалисты «Гражданпроекта» отметили в своем заключении, что установленные в августе–сентябре маяки на трещинах остались неповрежденными. Но установлены они были, как отмечают те же эксперты, не совсем правильно. Так корректно ли в таком случае рассматривать неповрежденность маяков как показатель благополучия?

В сентябре, октябре и декабре 2013 года И. Е. Малышева и ее соседи получили письма от заместителя председателя правительства Орловской области, руководителя блока инфраструктуры Н. В. Злобина. В каждом из трех ответов повторялась одна и та же сакраментальная фраза: «Собственником помещения предоставлено заключение о техническом состоянии несущих строительных конструкций после выполнения перепланировки нежилого помещения № 52 по адресу г. Орел, ул. Комсомольская, д. 64/2, согласно которому «выполненные работы по перепланировке нежилого помещения № 52 не затронули прочностные характеристики надежности и безопасности основных строительных конструкций, установленные строительным регламентом. Нормальная техническая эксплуатация помещения и всего дома в целом сохраняется». Тот же вывод, почти слово в слово, прочитали соседи Малышевой и в ответе областной прокуратуры.

Дело в том, что и заместитель губернатора Злобин, и заместитель главы администрации города Орла А. С. Муромский, и сотрудники областной прокуратуры, и прочие ответственные лица, участвующие в переписке с жильцами дома № 64/2, удовлетворились заключением ОАО «Орелоблкоммунпроект» — организации, которая по заказу предпринимателя Красова делала проектную документацию на перепланировку злополучного подвала. Сами проектировали, сами и заключили, что все благополучно.

Но И. Е. Малышева отправила эту самую документацию на анализ в московскую «Лабораторию строительной экспертизы». И москвичи, которые знать не знают Злобина, Емеца, Муромского, Красова и прочих господ из орловского, с позволения сказать, истеблишмента и понятия не имеют об их взаимоотношениях, нашли в этой проектной документации, мягко выражаясь, целый ряд нестыковок и недоразумений. Вот только некоторые цитаты из этого документа. «…В обследовании отсутствует четкая классификация стен и перегородок. Какая именно стена является несущей и на основании чего сделан данный вывод». «Отсутствуют параметры и методика определения сложного кладочного раствора, а также параметры бутового камня (прочность)». «Отсутствуют параметры кирпичной кладки (размеры, прочность кирпича и раствора, ширина кладочных швов и т. д)». «Отсутствует характеристика состояния грунтов у подошвы фундамента, на основании которой можно было бы сделать вывод о возможности заглубления полов подвального помещения». «Отсутствует расчетная часть, не проведена количественная оценка несущей способности прогонов, столбов и перекрытия над подвалом после демонтажа перегородок». «Отсутствуют указания по установке временных опор в местах проведения работ по демонтажу внутренних несущих перегородок, усиления участка стены и столбов в осях (таких-то). Московским специалистам показалась неясной картина «раскрытия трещин и характер их распространения». И еще: «В списке выполненных ремонтно–строительных работ не значатся работы по усилению перекрытий и работ по усилению кирпичных столбов и участков стен стальными бандажами по проекту… Из этого можно сделать вывод, что работы не проводились».

Такие выводы как минимум дают повод усомниться в объективности оценок Н. В. Злобина и прокуратуры. Тот факт, что в доме до сих пор не произошло каких-либо обрушений, можно объяснить большим запасом прочности сооружения, которое когда-то построили, что называется, на совесть. Но кто знает, как поведут себя старые стены в будущем? После семи месяцев борьбы за свои права жильцы дома окончательно разуверились в объективности орловских властей и специалистов. Успокоить людей может только действительно независимая экспертиза.

Говорят, новый орловский губернатор В. В. Потомский уже в курсе дела. В связи с домом на Комсомольской ему приписывают фразу: мол, если кто в Орле не уважает Строительный кодекс, тому придется познакомиться с кодексом Уголовным. Мысль сама по себе очень верная и весьма актуальная для нашей орловской действительности. Строят и реконструируют у нас много, но слишком уж бесцеремонно. Так что приведенная выше фраза — не в бровь, а в глаз! Главное, чтобы авторство подтвердилось.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц