Зарплаты не замедлили явиться…

Все было как обычно: вожди у подножия памятника Ленину, народ у подножия вождей и около — для придания событию массовости. Все больше учителя, работники администраций, прочие разновидности бюджетников, студенты и иной подневольный люд.

Митинг в поддержку антикризисных мер правительства под девизом: «Народ, Медведев, Путин!» партия «Единая Россия», членами которой ни Медведев, ни Путин не являются, проводила по всей стране, поэтому пространства для маневра у областной власти, понятное дело, не оставалось. Мероприятие политическое, его нужно проводить. Но если с формой вожди худо-бедно справились — технология наполнения массами ограниченного пространства давно и успешно отработана, ничего нового выдумать не требовалось, — то с содержанием на этот раз вышла несуразица.

Какие именно действия правительства по преодолению кризиса требовалось поддержать? Ни одна из этих мер на митинге четко названа не была. Допустим, сказали бы: «Поддерживаем решение правительства дать банкам еще денег»! Народ бы отозвался: «Поддерживаем!». Или вполне конкретное: «Ура протекционистской политике в отношении отечественного автопрома, приведшей к удорожанию вазовских моделей!» Народ бы закричал: «Ура!» Или не закричал бы, но согласился: «В общем-то, несмотря на перекосы, поддерживаем эту меру». Или отреагировал как-то иначе. Список антикризисных мер правительства велик, есть что кричать с трибуны. Но что мы услышали в субботу на орловском митинге?

Ни к чему не обязывающий пафос сродни точно такому же, с каким те же люди еще несколько лет назад призывали строить коммунизм, был; невразумительные заклинания типа «не допустим» («нет сокращению рабочих мест!») — тоже. Как же «нет», господа хорошие, когда наступило самое настоящее «да»? И никуда вы от этого не денетесь. Криком, что ли, рабочие места уговорите не сокращаться? Присутствовали даже робкие упреки, которые давным-давно стали общим местом на митингах и пикетах, организуемых КПРФ. Сетовали, например, на рост тарифов, неподъемные банковские кредиты, дикий рост цен на продукты — словом, на все то, чем оппозиция давно попрекает власть, призывая ее одуматься.

Но если там — митинги протеста, то здесь вроде бы собрание в поддержку. Во всяком случае, формат был объявлен именно такой. Ну так соответствуй, чего приходили?

Правда, народ, судя по всему, многого не ожидал с самого начала. И то — какая, скажите необходимость бежать в выходной день в одиннадцать утра на главную площадь города? Медведеву и Путину не хватает поддержки орловцев для проведения в жизнь антикризисной политики? Может быть, может быть. Теперь хватает?

Политическое шоу — неизбежный атрибут современной общественной жизни — настраивало людей на равнодушное восприятие происходящего. Сначала было почти что людно, ответственные отмечали приходящих. Потом, когда стало нестрашно — гражданский долг исполнен, пришедшие сгруппировались по интересам и, стоя к вождям кто боком, а кто и вовсе задом, принялись обсуждать что-то свое. Пообвыкнув, потихоньку начали утекать вниз по Болховской. К концу мероприятия площадь опустела на две трети от первоначального количества сорганизованных. На трибуне же говорили про свое. Надо говорить. Хоть что-то. Местами выходило дельно, чаще — просто смешно.

Митинг открыл председатель облсовета И. Я. Мосякин. Призвал к единству. Хорошо, кто возражает? Затем слово взял губернатор.

Он вспомнил семнадцатый век, смутное время. Аналогия вызывала вопросы. Тогда тоже, что ли, банки отечественным предприятиям кредиты не выдавали, обращали родной рупь в доллары? Благо, что Егор Семенович вовремя остановился, а то дошел бы но нижегородского ополчения, а оно, как известно, разозлившись, прямиком двинуло в Кремль, хорошо предварительно вооружившись. Это по нынешним временам чистой воды экстремизм! Лучше бы Егор Семенович, как прежде, говорил про социально ориентированную рыночную экономику. Оно как-то спокойнее. Но губернатор, разумеется, в итоге тоже призвал к единству. Натюрлих. Не к топору же звать. Правда, какие антикризисные меры правительства следовало тут же всем миром одобрить, из речи первого по рангу государственного чиновника Орловской области так и осталось непонятным. Вот номер, если выступающие сами этого не знают!

Холодок прошел по спине, когда слово взял руководитель объединенных орловских проф-союзов А. Н. Евтеев. Во повод профсоюзному вожаку показать оборзевшим работодателям-олигархам кузькину мать! Оратор так и начал: дескать, у него не такая работа, как у других, к нему рабочие не приходят, чтобы поделиться приятными новостями. Уж если приходят, то, стало быть, беда! А дальше будто воздушный шарик лопнул. Увольняют рабочих, а они приходят к Евтееву и все равно не жалуются, потому что понимают… Ну, с такими вождями нам никакой кризис не страшен. К сожалению, закончил выступавший не так боевито, как начал. Сбился вдруг, читая по бумажке, и неожиданно произнес: «Ой, ой… Сейчас закончу». Буквально.

Почетный гражданин города Орла, гендиректор «Гаммы» А. И. Гапонов удивил. Пожалуй, это было единственное честное выступление. Самое вменяемое из всех. Даже как-то странно, что оно вообще прозвучало. Директор носочного производства сказал, что «спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Это про антикризисные меры. Не чувствует этих мер «Гамма», сказал ее руководитель. И напомнил про дешевеющий рубль, пояснив, что эта антикризисная мера приводит к удорожанию комплектующих, завозимых в Россию из-за рубежа, и, как результат, делает нашу продукцию неконкурентоспособной. Тем не менее Александр Иванович высказал уверенность, что прорвемся, и не такое, мол, видали.

Так-то оно так, но следует сказать, что «Гамма» находится в более выигрышном положении, чем, скажем, машиностроители или, например, сталевары. Чтобы народ носки перестал покупать, для этого от кризиса совсем озвереть нужно.

Девушка выступила, студентка. Так сладко и наивно, что по голове захотелось ее погладить. «Верим в вашу мудрость, Егор Семенович», — говорит. Еще одна, надо думать, антикризисная мера. В правительстве хоть знают?

Апофеоз — подготовленная резолюция. «Авторитет России на мировом рынке растет…» Именно так — рынке. Оговорка или это уже жуткая реальность? «Нет — сокращению рабочих мест!» Влепили и. о. мэра г. Орла В. В. Еремину, стоявшему тут же, на трибуне, но слова так и не получившему, — отругали за неправильно проводимую коммунальную реформу (В. В. Еремин, придумавший, надо думать, эту реформу, ошарашенно, но не теряя присутствия духа, привычно молчал). Следовало похвалить областную власть за правильно проводимую коммунальную реформу, но этого почему-то на митинге сделано не было. Зато напомнили, что «в единстве наша сила». Чтобы не злить народ, И. Я. Мосякин, закрывая мероприятие, пожелал «вашим семьям хороших зарплат».

Зарплаты не замедлили явиться.

Из динамиков полилась старая нудная песня: «Мир непрост, совсем непрост…» Про любовь. Про единство мужчины и его девушки. Он ее тоже призывал, и она, судя по всему, согласилась. Социально положительная песня, настраивает на созидание.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц