Красная строка № 12 (278) от 18 апреля 2014 года

«Жертва» иллюзии

В декабре прошлого года «Красная строка» опубликовала отчет о пресс-конференции известного фокусника С. И. Кораблёва, который обещал Орлу новый центр семейного досуга — Театр волшебства. Рассказал Сергей Иванович и о своем намерении открыть в нашем городе школу будущих иллюзионистов — по существу еще один досуговый, а одновременно и образовательный центр для детей и юношества. Пресс-конференция проходила в здании «Сферы-Т» (бывшего «Колизея»), расположенном на территории Центрального городского парка культуры и отдыха. Именно доступ к этому помещению и вдохновил Кораблёва строить грандиозные планы. Но еще до наступления нового года Сергей Иванович вынужден был отказаться от своих замыслов. Почему? Ответ на этот вопрос Кораблёв обещал дать со временем. И вот это время настало.

— Так почему все рухнуло, Сергей Иванович?

— Скажем так: я слишком доверился человеку, выступавшему от лица хозяев здания. Это первое. Есть и более серьезная причина. После того, как я вышел на прямые переговоры с владельцем «Сферы-Т» — банком «Московские ворота» и взвесил все «за» и «против», я понял, что условия сделки не в нашу пользу. Вот хотя бы такой штрих: мы договариваемся в Москве о сумме арендной платы, я возвращаюсь в Орел, а мне вдогонку по электронной почте летит сообщение о другой сумме — уже большей! Я поверил на слово посреднику, а потом оказалось, что мое положение в «Сфере» весьма неопределенное. Созывая пресс-конференцию, я был уверен, что я уже директор. Так мне было обещано на словах, а я привык верить людям. Но на деле оказалось, что я всего лишь исполняющий обязанности, да и то — «в отсутствие директора». А тот человек, который представлял банк, потом просто отказался от своих слов. Понимаете, там, под крышей «Сферы», столкнулись две силы — наш театр и старая команда, которая хотела делать деньги на продаже спиртных напитков в баре при проведении банальных дискотек.

— Но вы же вышли на прямые переговоры с хозяином здания, и насколько я помню, старая команда на тот момент банк уже не устраивала. Почему же победа осталась не за вами?

— Когда я побывал в Москве, то понял — и это самое страшное, — что никаких гарантий мне никто не дает. У меня же было всё на десять лет вперед рассчитано. А иначе и не стоило затевать. Но никто мне не гарантировал, что после того, как наша группа вытащит здание из той разрухи, в котором оно находилось, его не продадут третьему лицу. А без таких гарантий я не мог рисковать: брать кредиты, вкладывать деньги в ремонт и оборудование «Сферы»… Ведь что могло получиться? Мы бы влезли в долги, всё наладили, а потом приходит «дядя Петя», предлагает московскому банку хорошую цену и покупает это здание, а нас просит покинуть помещение.

— Ну, наверное, можно было бы заключить соответствующий договор с нынешними владельцами и оговорить все эти моменты?

— В любом договоре всегда будет маленький пунктик, что хозяин есть хозяин и что он волен распорядиться своим зданием по своему усмотрению в любой момент.

— Так кто отказался от сделки — вы или банк?

— Нет, хозяева здания мне не отказали. Но на их условиях! Я мог бы заключить напрямую договор с банком. Но еще раз говорю, мне нужны были гарантии, что в один прекрасный момент я со своим театром и школой иллюзионистов не окажусь на улице. А таких гарантий никто не дал. Я написал письмо банкирам и сформулировал в нем несколько своих условий. Во-первых, никакой арендной платы до тех пор, пока наш театр не вытянет здание из разрухи. Банк мне никаких инвестиций не обещал: мол, берите и всё делайте сами, за свой счет, а нам платите арендную плату. Поэтому я настаивал — пока не сделаем ремонт, не оборудуем всё, как нам нужно, аренду платить не будем. Справедливо? Справедливо! Если такое условие хозяев не устраивает, я предлагал вернуться к тому, как было: чтобы банк сам содержал здание, а мы бы делали своё дело. Либо, написал я, повесьте большой замок на «Сферу». Что и случилось в результате…

— Но ведь это обычная практика. Так поступает, например, и городская власть, сдавая муниципальные помещения в аренду: арендаторы делают за свой счет ремонт, платят арендную плату и не имеют никаких гарантий, что в какой-то момент они не лишатся этих помещений. Что-либо планировать арендаторы могут только в пределах срока договора.

— То-то и оно! Но одно дело — магазин или, скажем, офис, а другое дело — наш театр, школа иллюзии для детей: всё это требует долгосрочной перспективы, укоренения на местной почве, взращивания традиций, постоянства. Мы же хотели создать очаг культуры в Орле. Надолго, навсегда!

— Значит, вы всё-таки по­спешили с той предновогодней пресс-конференцией?

— Да, надо признать, бежал впереди паровоза. Но я был уверен, что полезность моего проекта и с культурной, и с педагогической, и с экономической точек зрения настолько очевидна, что первые же обещания со стороны моих деловых партнеров обязательно разовьются в серьезные соглашения. Поэтому и начал без оглядки…

— И какова перспектива вашей идеи в Орле?

— В Орле это можно было бы осуществить и без здания «Сферы», на базе нашего надувного театра. Его можно сделать и зимним. Но, увы…

— Надувной театр — это ограниченное количество мест?

— Не в этом дело. Чем больше мест, тем чаще надо менять программу. Чем меньше мест, тем нам легче было бы работать. Проблема в другом. Когда мы впервые появились в Орле, у нас существовал договор с администрацией парка, но аренда земли была копеечной. Сегодня парк выставляет нам 270 рублей за квадратный метр. А нам нужно 300 квадратов. Вот и считайте!

— Значит, теперь есть угроза лишиться и этой площадки?

— Если местным властям мы нужны, то вопрос, я уверен, можно решить. Но это — если нужны! Мы единственные в России. Говорю без всякого преувеличения. И надо быть очень недалекими руководителями, чтобы выжить нас из Орла, отказаться от самой возможности связать наш бренд с Орловской областью. Ну да ладно, не получается пока закрепиться в Орле — поедем в Крым. От имени родной Орловщины! Представьте: «Орловский театр волшебства в Крыму! Гастроли с 1 мая по 31 августа 2014! В первое же лето после возвращения полуострова в состав России!». Разве не здорово?

Я написал письмо и. о. губернатора В. Потомскому, копии отправил его первому заместителю А. Бударину и начальнику управления по связям со СМИ С. Тюрину: «Уважаемый Вадим Владимирович! Вы обратились к общественности с просьбой оказать содействие нашим соотечественникам в Крыму… Полагаю, что наша общественная организация «Центр развития российской иллюзии» сможет с успехом представлять Орлов­скую область на Крымском побережье, так как в России на сегодняшний день (кроме нас) практически нет серьезных организаций иллюзионного искусства». Ну и так далее. И что в результате? Получаю ответ — от кого бы вы думали? — от начальницы управления культуры А. Егоровой: «Благодарим Вас за предложения и сообщаем, что в апреле в Крым поедет Орлов­ский театр кукол. В дальнейшем область учтёт Ваши предложения…». Губернатор сменился, но ничего не меняется в Орловской области. Я же писал Потомскому, почему мне отвечает какая-то Егорова? И причем здесь кукольный театр? Складывается впечатление, что моё обращения даже не прочитали толком. Отписали Егоровой «для ответа», и всё.

— Но ваш театр не является муниципальным или областным бюджетным учреждением культуры. Вы — «частники». Так чего же вы хотите от властей?

— Да чтобы выслушали хотя бы!

— Но ведь до сих пор вы гастролировали чуть ли не по всему миру сами по себе и сумели прославиться. Что мешает теперь?

— Как Сергей Иванович Кораблёв я уже с Крымом договорился. Но мы хотели представлять Орловскую область в рамках тех мероприятий, которые организуются по всей стране в поддержку Крыма. Нам и деньги не нужны, по большому счету.

— А что нужно?

— Сама акция. Чтобы Кораблёв не сам по себе съездил на гастроли в Крым, а чтобы его туда послала Орловская область.

— То есть вы ждете от властей некоторых организационных усилий и не более того?

— Да, и даже не потому, что нам самим это трудно всё организовать. Просто мы хотели представлять Орловщину на этих гастролях.

— У нас муниципальные учреждения культуры — детские музыкальные школы, танцевальные коллективы, студии декоративно-прикладного искусства — частенько ездят на гастроли и конкурсы за счет родителей. Привозят дипломы, призы. И чиновники очень любят за это наши детские творческие коллективы. Но денег на поездки не дают. Таковы местные традиции.

— Вы знаете, в какую школу города ни обратишься с предложением организовать концерт — везде испуганно спрашивают: а разрешение Шатохина есть? Мы сходили к начальнику управления образования города Орла В. Шатохину, такое разрешение получили. Да что толку? Теперь школы говорят: у нас одно мероприятие, а следом за ним — другое, а потом деньги с родителей нужно на ремонт собирать… В общем, обошли 46 городских школ, а пробиться к детям удалось только в десяти случаях, и то благодаря личным связям.

И ведь ничего особенного не просим: ни денег, ни помещений. Только покажите, где стать. Но не находится для нас места и времени в Орле. Никому ничего не нужно. Разве что руководитель городского управления культуры Т. Исаева заинтересовалась нами. Но ей еще нужно убедить главу городской администрации М. Берникова… Я даже, эксперимента ради, отправил свои предложения — и по театру, и по школе волшеб­ства — в другие города. Мне интересно, одна Орловщина такая инертная или это свойство всей современной российской бюрократии? Почти уверен, предложения будут. Грустно от того, что я не нашел понимания в Орле.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц