Красная строка № 7 (229) от 1 марта 2013 года

Жители — про Фому, а прокуратура — про Ерёму

28 декабря 2012 года группа жителей города Орла с помощью депутата областного Совета К. И. Домогатского подала «челобитную грамоту» на имя прокурора Орловской области. Люди просили провести проверку в связи очередной попыткой властей покуситься на Заповедную зону № 2 и указали надзорному органу, призванному восстанавливать законность в пределах вверенной территории, на 8 конкретных случаев нарушения Закона.

Однако 20 февраля 2013 г. авторам обращения вручили уводящий в сторону ответ: «Нарушений процедуры предоставления земельного участка для строительства с предварительным согласованием места размещения объекта… в ходе проверки не выявлено».

А ведь жители не ставили перед прокуратурой вопрос о нарушении процедуры при отводе земельного участка под часовню в небольшом уютном сквере рядом с известной всем типографией «Труд». Они требовали и продолжают требовать от имени большинства жителей восстановить действие Закона на заповедной территории исторического центра города Орла и пресечь любые попытки нарушить целостность и неприкосновенность исторического наследия. Совсем недаром и в федеральном, и в региональном Законах сказано: «В границах заповедной зоны устанавливается режим, соответствующий режиму охраны территории памятника, ансамбля или охранной зоны объекта культурного наследия. В этой зоне запрещается любое новое строительство…» (см. п. 1 ст. 25 Закона Орловской области от 06.04.2004 г. № 391-ОЗ).

Вот почему автор этих строк вынужден заявить: лично, с документами в руках, в любом суде буду доказывать и докажу, что и настоятельница Свято–Введен­ского женского монастыря, и Департамент имущества, промышленности и информатизации правительства Орловской области, и прокуратура Орловской области глубоко заблуждаются. Ни один квадратный метр земельного участка, противоправно выделенного под строительство часовни, никогда не относился к орловскому Свято–Введенскому монастырю.

Предыстория нынешних событий такова. В марте 2002 года Орловское епархиальное управление обратилось в Орловский городской Совет с предложением воссоздать силами Троицкого Оптина монастыря (г. Болхов) две часовни на земельном участке, прилегающем к типографии «Труд». При подготовке ответа депутаты подняли записи известного историка Г. М. Пясецкого «Исторические очерки Орловского Введенского девичьего монастыря» (г. Орел, 1896 год). И выяснили: «18 сентября 1685 года Архиепископу Коломенскому Никите II была направлена челобитная от орловских жителей, священников и стариц Киликии и Елизаветы с просьбой об открытии женского монастыря. Разрешение было получено, и уже в 1686 году на старом погосте началось строительство Введенского девичьего монастыря. По описанию 1730 года в монастыре вместе с игуменьей было 27 человек.

На Болховскую улицу из женского монастыря вели деревянные Святые ворота. После падения колокольни в 1769 году начали строить новую колокольню. Но уже в 1770 году новая постройка тоже развалилась. В 1841 году 21 июня в городе произошел один из крупнейших за всю его историю пожар, в котором вновь пострадал Введенский монастырь.

В 1843 году была уничтожена пожаром нижняя часть Болховской улицы, уцелевшая в страшном пожаре 1841 года. Полностью сгорел Введенский девичий монастырь с его двумя церквями и 65 кельями».

Нет смысла говорить о том, что мнение церкви в то далекое время было весьма авторитетным и уважаемым. Оно наверняка было принято во внимание, когда городские власти решали вопрос о переносе Введенского девичьего монастыря в другое место. Нам представляется, что за всем, о чем было сказано выше, горожане и священнослужители видели перст Божий и не осмелились противиться Его воле.

Сгоревший дотла монастырь занимал участок, на котором сегодня выстроены типография «Труд» и Многофункциональный центр. Имеются три плана города Орла, подготовленные в разное время и разными исполнителями. Этим планам более ста лет. И изменить что–либо в них задним числом не суждено ни одному мошеннику. Место двух часовен, обозначавших Святые ворота, по этим планам может быть определено очень точно. Совершенно достоверно то, что земельный участок, на который сегодня претендует епархия, не имел отношения к Свято–Введенскому монастырю. Здесь нет исторической связи.

На месте предполагаемой часовни (стрелка улиц Ленина и 7-го Ноября) стояло угловое двухэтажное здание купца Подшивалова (информация архитектора-краеведа К. А. Седойкиной. — Авт.), которое со времени освобождения города Орла от фашистских захватчиков и до середины 60-х годов занимала област­ная библиотека им. Крупской. Взятое же на вооружение департаментом и прокуратурой утверждение настоятельницы женского монастыря недостоверно.

Не соответствует действительности и утверждение прокуратуры о том, что «указанный земельный участок, государственная собственность на который не разграничена», может быть использован под строительство мечети, храма, церкви, часовни. Прокуратура не дочитала текст Правил землепользования и застройки городского округа «город Орел» и, уж извините, «села в лужу».

Генеральный план города Орла, утвержденный депутатами Орловского городского совета 28 февраля 2008 года, сегодня является самым главным документом, на основе которого готовятся все нормативно-правовые акты градостроительного профиля, и в том числе — Правила землепользования и застройки городского округа. На планшетах Генерального плана в разные цвета окрашены различные зоны (жилые, общественно-деловые, производственные и т. п.). Много зеленого цвета. Так обозначены рекреационные зоны Р-1, Р-2, Р-3.

Р-1 — это земельные участки рекреационного назначения, отнесенные к территориям зеленых насаждений общего пользования (парки, скверы, сады, бульвары, набережные). При этом особо отмечается, что это объекты именно общего пользования, т. е., в соответствии с п. 12 ст. 1 Градостроительного Кодекса РФ, — «территории, которыми беспрепятственно пользуется неопределенный круг лиц», будь то мусульманин, католик, православный или человек, который в силу своих убеждений просто атеист. Передача подобного участка в пользование одной из конфессий — прямое нарушение Конституции РФ, прав и свобод жителей города. Более того, если бы прокуратора хотя бы покрутила в руках Генплан, то обязательно заметила бы, что сквер на стрелке улиц Ленина и 7 Ноября отграничен так называемыми красными линиями этих улиц.

Если бы к тому же прокуратура, прежде чем смотреть регламенты, заглянула в расшифровку понятия Р-1, то обязательно заметила бы, что зона городских парков, скверов, садов, бульваров и набережных «предназначена для организации парков, скверов, бульваров и набережных, используемых в целях кратковременного отдыха, проведения досуга населения».

«В иных случаях — применительно к частям территории в пределах данной зоны, которая относится к территории общего пользования, отграниченной от иных территорий красными линиями, Градостроительный Регламент не распространяется, и их использование определяется уполномоченными органами в индивидуальном порядке в соответствии с целевым назначением». Т. е. ссылка прокуратуры на Регламент противоречит Закону. А п. 5 ст. 98 Земельного Кодекса РФ установлено, что «на землях рекреационного назначения запрещается деятельность, не соответствующая их целевому назначению».

Арбитражный суд Орловской области 10 июня 2003 года (Дело № А48-2864/01) в своем Решении записал, что «в соответствии с разработанным в 1991 году институтом Ленгипрогор «Проектом детальной планировки исторического центра города Орла» территория участка «относится к парковой зоне и на сегодня представляет сквер», «является памятником истории и культуры, достопримечательным местом города и охраняется законом». Решение суда 10 лет тому назад вступило в законную силу.

И еще один довод в опровержение ответа прокуратуры в той части, в которой утверждается, что территория сквера не разграничена и является объектом государственной земельной соб­ственности. Имею основания и располагаю документами, позволяющими мне не согласиться с утверждением прокуратуры и в свою очередь утверждать, что муниципалитет 27.10.2011 года получил постоянное Свидетельство 57-АБ № 208479 о праве собственности на земельный участок с кадастровым номером 57:25:0010517:135 (земли общего пользования).

Таким образом, в городе Орле произошел очередной тяжелый случай, называемый вмешательством органов государственной власти в дела местного самоуправления, что запрещено сразу двумя статьями — 12 и 133 Конституции РФ. А ведь любой документ ничтожен с момента подписания, если он противоречит Основному Закону!

Вот почему убежден, что прокуратура Орловской области призвана добросовестно разобраться в этом деле, назначив дополнительную проверку по всем без исключения доводам, приведенным в упомянутом обращении жителей дома № 4 по ул. Ленина в г. Орле.

С уважением,
Ю. И. Малютин,
депутат Орловского городского Совета 1-го и 2-го созывов.

самые читаемые за месяц