Красная строка № 39 (220) от 14 декабря 2012 года

Жизнь прекрасна! Можете жаловаться…

Честно говоря, все эти хитрости, связанные с деньгами, недостроем, земельными участками, желанием «нагреться» на других с выгодой для себя, порядком надоели. Разумеется, в печенках не только эти безобразия. Лживы сегодня почти все отношения, так или иначе соприкасающиеся с миром материальных ценностей. А других ценностей, как глянешь окрест, кажется, уже и не осталось.

Однако в строительном «чест­ном» деле названные хитрости особо выпуклы и ярки, поскольку «зодчество» по определению фундаментально. Поэтому здесь, если надувают, то факт высечен в камне, выложен кирпичом или отлит в бетоне.

В публикации «Кто вы вообще такие?» («КС» № 33 (214), 2 ноября 2012 г.) мы уже писали о том, как три члена ЖСК «Башня», возникшего после того, как преставилось Коммандитное товарищество «Социальная инициатива», попытались добиться справедливости, но не от исчезнувшей «Инициативы», а от нового застройщика — ООО «МодульИнвестСтрой», ставшего как бы правопреемником преставившегося.

Пересказываем злоключения Людмилы Григорьевны Гордон, одной из трех, как наиболее интересные и показательные.

Л. Г. Гордон и ещё два семейства в 2004-ом скопили деньги на однокомнатную квартиру внучке. В 2004-ом это удовольствие стоило 600 тыс. рублей. «Инициатива» «накрылась», внучка выросла, а квартиры все нет. То есть она есть, но не у внучки. Проблема вырисовывалась постепенно, и поначалу казалось, что нет никаких препятствий для ее быстрого разрешения.

«МодульИнвестСтрой» сказал так: кто хочет квартиру в новом доме на том месте, которое бросила «Социальная инициатива», пусть доплатит 12 тысяч за каждый уже оплаченный квадратный метр жилья и еще 42 тысячи — за каждый неоплаченный. Проблема заключалась в том, что щедрый застройщик включил одно удивительное правило: тому, кто заплатил за квартиру большей площади, а получит — меньшей, компенсация не положена. Недовольным тот же «Модуль» предложил сдать оригиналы документов на жилье и получить взамен деньги, но только после того, как квартиры будут проданы.

Людмилу Григорьевну насторожили два момента. Первый: почему при потере 18 квадратных метров (разница в площади двух квартир — оплаченной «Социинициативе» и предложенной «Модулем») никакая компенсация не положена? Второй: почему документы недовольные люди должны сдать сразу, а деньги в обмен получить потом?

Пересчет с учетом «выпавших» 18 кв. метров «Модуль» делать отказался, а забирать деньги «потом» в обмен на документы сейчас — документы, подтверждающие ее право на квартиру, — не захотела уже Людмила Григорьевна. Вместе с другими «бунтарями» она занялась исследованием некоторых моментов совместной деятельности ЖСК «Башня» и ООО «МодульИнвестСтрой», после чего отослала результаты своих изысканий в прокуратуру.

Наблюдения оказались любопытными, и прокуратура области дала заявителям ответ за подписью первого зама прокурора В. П. Опалькова. Процитируем бумагу в самых интересных ее местах, а там, где цитировать нет необходимости, перескажем близко к тексту.

«…Решение общего собрания членов ЖСК «Башня» о заключении договора о совместной деятельности с ООО «МодульИнвестСтрой» не принималось, а следовательно, договор был заключен в нарушение положений Устава ЖСК «Башня», — пишет первый зам. прокурора в ответ на заявление «бунтарей» о том, что в деле строительства 14-этажного дома на Набережной Дубровинского не все чисто.

Важнейший вывод! Если какие-то действия построены на нарушении закона, то возникает вопрос, законны ли сами эти действия? Логично предположить, что нет. Шансы Людмилы Григорьевны добиться справедливости, возврата денег или получения квартиры на приемлемых для нее условиях возрастают. Но это житейская логика. С законом все сложнее.

Продолжаем цитирование. «…В случае несогласия членов кооператива с условиями договора о совместной деятельности, он может быть признан недействительным в судебном порядке согласно ст. 166 ГК РФ.

Статьей 52 АПК прокурор не наделен правом на обращение в суд с заявлением о признании договора о совместной деятельности недействительным».

То есть нарушение закона как бы налицо, однако прокурор не имеет права — по закону — вмешиваться. Ситуация тем более парадоксальная, что в суд Людмила Григорьевна вместе с другими «бунтарями» из ЖСК «Башня» обращалась, но их… послали. То есть, смягчим формулировку, отказали в удовлетворении иска.

Как же так? «Бунтари», не пожелавшие мириться с тем, что, по их мнению, несправедливо, попытались воевать с председательницей кооператива «Башня» Т. И. Ловлинской и ООО «МодульИнвестСтрой», обратившись в полицию, но и эта борьба закончилась для них неудачей.

С Т. И. Ловлинской и «МодульИнвестСтроем» все в порядке — решили в полиции. А вот прокуратура, как оказалось, другого мнения. Продолжаем цитирование:

«…По фактам неправомерных действий председателя ЖСК «Башня» Ловлинской Т. И. и ООО «МодульИнвестСтрой» по Вашему обращению ОП № 1 УМВД по г. Орлу проведена проверка в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ. 02.11.2012 вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении председателя ЖСК «Башня» Ловлинской Т. И. и руководителя ООО «МодульИнвестСтрой» за отсутствием в их действиях составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 159, 201 УК РФ, которое отменено прокуратурой района 20.11.2012 в связи с неполнотой проверки.

В связи с выявленными нарушениями уголовно-процессуального законодательства в адрес начальника УМВД РФ по г. Орлу внесено требование об их устранении с постановкой вопроса о привлечении к дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц».

В этом куске цитируемого текста две новости. Одна, как водится, хорошая (для заявителей), другая, как водится, плохая (для них же).

Хорошая: проверка неполная, таким образом, отказ в возбуждении уголовного дела — неправомерен. То есть Л. Г. Гордон и ее соратники копали, по всей видимости, в верном направлении.

Однако, вторая новость заставляет любителей справедливости горько вздохнуть. «Постановка вопроса о привлечении к дисциплинарной ответственности» — это что такое? Не пальчиком погрозить, конечно, но и выговор не намного страшнее. Что дисциплинарная ответственность какого-нибудь полицейского меняет в деле Л. Г. Гордон, С. И. Таничева и Т. Н. Ткаченко — жертв ЖСК «Башня»? Ровным счетом ничего. Все остались при своем. Трое заявителей, как и были, — ни с чем, а вот остальные…

Тут позвольте поподробнее. Л. Г. Гордон — грамотная женщина, поэтому пришла с документами. Смотрим. И что же видим? У председательницы кооператива Т. И. Ловлинской (кооператива, в котором, по логике прокуратуры, не все чисто) в доме, где творятся странные дела, сразу две квартиры (а поначалу была только одна). В этом, конечно, нет ничего противозаконного — в количестве квартир. Мы просто подбиваем «бабки», ведем статистические подсчеты.

У господина по фамилии Бойко, у Александра Сергеевича, бывшего начальника департамента областной администрации, а теперь зама главы администрации г. Орла, как и у председательницы ЖСК, — там же, в том же проблемном доме, — тоже две квартиры. У Есипова Юрия Александровича, который по странному совпадению, как и его бывший коллега Бойко, имеет отношение к администрации области — работает там начальником департамента экономики, — тоже две квартиры. Надо говорить, где именно? Думаю, что — нет. Возможно, у Юрия Александровича есть квартиры и по иным адресам, это его право, его счастье, но мы говорим о доме на Набережной Дубровинского, о ЖСК «Башня», членом которого, кстати, жилец Ю. А. Есипов не состоял. И в этом тоже нет ничего противозаконного!

Редкая парадоксальность этой истории в том, что ничего противозаконного в ней как бы нет. С одной стороны, если верить первому заместителю прокурора области, какой-то душок чувствуется, меры приняты. А с другой, если втянуть воздух поглубже (суды втягивали, полиция — тоже) — сплошное благоухание.

Количество квартир на одну важную персону мы подсчитали потому, что они — живое и наглядное свидетельство того, что жизнь прекрасна.

Ответ из прокуратуры заканчивается так, как принято заканчивать официальные бумаги, подготовленные серьезным ведомством: «Настоящий ответ, при несогласии с ним, Вы вправе обжаловать вышестоящему прокурору».
Что ж, это законно.

Внучка Людмилы Григорьевны Гордон, выросшая вместе с этой историей, я думаю, не пропадет, поскольку прекрасно теперь знает, как устроена жизнь. Возможно, кто-то посчитает, что потеря квартиры — слишком большая плата за мудрость. Я так не считаю. И суды — тоже. И полиция. Прокуратура, правда, сомневается. Но сделать ничего не может.

Людмила Григорьевна на что-то надеется. Это законно. Но мудро ли?

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц