Красная строка № 16 (282) от 30 мая 2014 года

«Зрители требуют красивой и результативной игры»

Знакомьтесь: Валерий Андреев, родился 18 апреля 1970 года в Орле. Учился в 19-й школе, затем — в железнодорожном техникуме и машиностроительном институте.

В футбол начал играть с 7 лет. Шесть сезонов провёл за орловский «Спартак». Потом — в сочинской «Жемчужине», откуда отправился покорять футбольные поля Бельгии. Там и живёт поныне.

В очередной его приезд на родину (навестить родителей) мы и встретились на стадионе Ленина.

— Валерий, тебе, вероятно, очень повезло, что судьба свела с таким талантливым тренером, как Владимир Иванович Амилехин. Истинный фанат спорта, этот учитель физкультуры 19-й школы сумел воспитать целую плеяду ставших известными спортсменов. Достаточно назвать Юрия Сёмина и Сергея Кирьякова…

— Безусловно, многое зависит от наставника. Как в спорте, так и в жизни.

У нас в то время была большая школа, по 7-8 классов в параллели. Вот Иваныч без устали отбирал, на его взгляд, талантливых ребят. Помню, нас человек 20 он пригласил в зал на первую тренировку. У него команда называлась «Тайфун». Ребята разных возрастов играли летом в футбол, а зимой — в хоккей. Он сам делал форму, с помощью самодельного трафарета писал на футболках заветное слово, и мы очень гордились этим «самопалом». Я даже в такой футболке спал, не расставался с ней ни днём, ни ночью. А вот трусы у нас были «динамовские» — помогли шефы из милицейского спортобщества.

Сейчас всё это вызывает улыбку, зато нельзя забыть тот импульс патриотизма, который давал нам тренер. Он был порой достаточно жёсток, но без железной дисциплины в спорте делать нечего. Это я сегодня понимаю, когда сам стал тренером. А тогда, наверное, безалаберным мальчишкам нужны были и кнут, и пряник.

— Насколько мне известно, орловский «Тайфун» гремел на всесоюзной арене. Тогда мы жили в СССР, но команда Амилехина умудрялась достигать больших вершин. Причём, это была поистине дворовая команда, участвовавшая в играх на призы клубов «Кожаный мяч» и «Золотая шайба». Давай вспомним наиболее яркие моменты.

— Мы играли на известных «ямках» в районе ТЭЦ. Это был «дикий» стадион, далёкий от каких-то критериев. Но Амилехин считал, что если научимся играть на неровной поверхности, то навыки укрощения мяча пригодятся и во время официальных матчей. Так и вышло. Очень много ребят нашей школы стали классными футболистами.

Что касается меня, то на своём первом турнире я сыграл в 10 лет. Помню, поехали в Воронеж. Впервые один, без родителей. Всё необычно, но чрезвычайно интересно. В 1983 году дошли до финала первенства СССР, но в Таллине в упорной борьбе проиграли литовцам — 1:2. Два года спустя в Белгороде выиграли российский турнир «Кожаный мяч», а на Союзе в Минске заняли 5 место. Я стал лучшим бомбардиром и получил приз лучшего нападающего.

— При таких успехах не возникало желания продолжить профессиональную карьеру?

— Почему же, селекционеры многих команд внимательно отслеживали появление перспективных футболистов. Меня повезли в Москву, в тот спортинтернат, где совершенствовал своё мастерство наш Серёга Кирьяков. Договорились с тренером, что с нового учебного года я сменю прописку. Но оказалось, что вскоре этот тренер уволился, а новый набрал других ребят. В общем, не срослось.

Я тогда мало что понимал во взрослых «играх», но разобиделся и решил плюнуть на футбол. Пошёл учиться в техникум.

— Тем не менее, вернулся к любимой игре…

— Спасибо другому тренеру — Геннадию Михайловичу Фёдорову. Он набирал группу подготовки в команду мастеров «Спартак» и предложил попробовать свои силы. Так в 16 лет я и стал профессиональным футболистом.

У меня словно второе дыхание открылось. А тут как раз в Орле проходил молодёжный спартаковский турнир, своеобразный смотр резервов команд мастеров. Мы заняли 2 место, я вновь был признан лучшим нападающим и бомбардиром. А в 1987 году я и мои сверстники Росляков, Шишин были привлечены на сборы с основным составом орловского «Спартака». А играли тогда такие «звёзды», как Кузнецов, Напрев, Брыкин, Савосин, Химушкин, Костиков… Заметь, все местные! Это я к тому, что таланты есть везде, их надо только раскрыть. Вот в чём роль тренера. Он должен, подобно землекопу, перелопатить тонну породы, чтобы найти самородок. Увы, сейчас тренеры по многим видам спорта обленились, сидят на ставках и ждут у моря погоды. Потому-то и результаты плачевны…

— В 17 лет ты попал в именитую компанию, и, наверное, на первом плане был футбол, а не меркантильные интересы?

— Конечно, хотелось играть, совершенствоваться. У меня тогда ставка была всего 100 рублей. Изредка футболисты высказывали просьбы руководству, чтобы приобрести ту или иную вещь. Для семейных, конечно, верхом удовлетворения был ордер на квартиру… Со мной в паре играл форвард Чирков, на тот момент основной забивала. Так вот он попросил машину. Через пару сезонов его вознаградили. Надо учесть, что покупал он её за свои деньги…

Я попросил холодильник, на тот момент у нас дома с этим была проблема. Но руководство развело руками, мол, погоди пока, не все просьбы ветеранов удовлетворены.

— Валерий, я полистал свои записи и обнаружил такую закономерность. В 1987 году за «Спартак» ты сыграл всего 8 игр, но в следующем сезоне — уже 27 и забил 4 мяча. В первом же матче сезона 5 мая в Бресте (2:2), ты забил второй гол на 80-й минуте.
15 июля. «Спартак» — «Динамо» (Брянск) — 1:0. Гол: Андреев — 88-я минута.
1 октября. «Спартак» — «Искра» (Смоленск) — 2:2. На 84-й минуте Андреев забил второй гол.
15 октября. «Спартак» — «Химик» (Гродно) — 2:2. Андреев открыл счёт на 36-й минуте.

И, что удивительно, ты играл без жёлтых карточек три с половиной сезона. Для агрессивного нападающего это необычно. Был таким вежливым на поле, не вступал в единоборства?

— Нет, был нацелен только на главную задачу — забить гол. На жёсткость защитников не обращал внимания. Но позднее, когда надо было доказывать своё право на место в составе, особенно играя за «Жемчужину» в первой лиге, приходилось на грубость отвечать адекватно. В футболе, как, впрочем, и в жизни, уважают сильного. Своё место «под солнцем» частенько приходится выгрызать зубами. Иначе сомнут, затюкают, а то и сам сломаешься, сойдёшь на обочину жизни.

Нельзя сказать, что в футбольной моей карьере всё проходило гладко. Порой мне казалось, что я заслуживаю большего, что тренеры не дают развернуться на всю мощь. Отсюда — скоропалительные необдуманные поступки. Хотя, если ко всему относиться философски, это — хороший опыт на будущее.

В 1990-м году мой одноклубник Шушляков сманил меня в Узбекистан, соблазнив лучшими финансовыми перспективами. Я сорвался посредине сезона на полгода, что, естественно, вызвало недовольство в тренерском штабе и руководстве «Спартака».

В далёком краю мне не понравилось, тянуло домой, и я вернулся. Конечно, отношения в Орле были, мягко говоря, подпорчены. Дальнейшая спортивная судьба оказалась в тумане. Благо, я к тому времени женился, семья помогала психологически в трудную минуту.

И тут произошёл крутой поворот. В конце 1991 года (а я к тому времени стал лучшим бомбардиром «Спартака» с 19 мячами) мне вдруг позвонил известный наставник сочинской «Жемчужины» Найдёнов, пригласил на просмотр. Со мной поехал Лузякин. Меня оставили в команде, которая играла в первой лиге, а потом вышла в высшую.

— О таком приглашении можно было только мечтать?

— Как сказать… Было бы у меня побольше житейского опыта, я бы по-другому анализировал ситуацию. Но тогда не предвидел всех «подводных камней». Хотя и это — опыт…

— Что-то не заладилось в «Жемчужине»?

— Представляете, вы попадаете в профессиональный коллектив, где все роли как бы распределены, все блага поделены. А тут новая «тёмная лошадка». Тренеру, понятно, нужна свежая кровь, конкуренция. Но в чужом коллективе ужиться сложно. Это я возвращаюсь к вопросу о жёсткости и способности показать зубы.

Я сидел на скамейке запасных, выходил злой минут на 15 и — забивал. Но хотелось большего, я чувствовал свой потенциал.

И тут неожиданно Найдёнов говорит: «Хочешь поехать поиграть в Бельгию?». Я съездил, посмотрел на команду второго дивизиона из Брюсселя. Вернулся и ещё треть сезона отыграл за «Жемчужину». И в августе 1992 года уехал играть за команду «L,Union Saint-Gilloise».

— Ты упомянул о семье…

— Я женился в 1990-м году на Алине. Потом мне рассказывали, что её отец — страстный болельщик — каждый раз, приходя домой после матча, рассказывал своим домашним о перипетиях игры, часто упоминая фамилию Андреев. И дочь его заинтересовалась: кто же этот таинственный Андреев. Так мы и познакомились. В 1991-м родилась дочь Даша, а уже в Бельгии, в 96-м, — сын Саша.

— Сложно было адаптироваться в новой среде?

— Да, первые полгода — очень. Ни друзей, ни знакомых, языка не знаю. Всё по-другому. Хотел даже возвращаться. Но уже после первого сезона в Бельгии заработал на квартиру и машину.

До 37 лет играл за разные клубы, потом окончил школу тренеров, получил лицензию УЕФА.

— Но ведь возвращение на родину в классную команду было возможно?

— В 1996-м году позвонил Найдёнов, «Жемчужина» уже играла в высшей лиге, мол, возвращайся. Условия предложили лучше, чем в Бельгии. Я приехал в Орёл на игру Кубка России «Спартака» с «Жемчужиной». К слову, «спартаковцы» тогда, руководимые Брыкиным, победили. Для города это было великое событие.

Так вот, переговорили с Найдёновым. Но потом посоветовался с женой. Я к тому времени уже получил серьёзную травму колена. Опять же в России штормило от «лихих 90-х».

В общем, выбор пал в пользу стабильности и спокойствия. Мы остались в Бельгии.

— А как складывается жизнь после футбола?

— Я тренировал пацанов до 17 лет, три года провозился с любительской командой. А сейчас занимаюсь бизнесом — продажей грузовой техники.

— То есть на жизнь хватает?

— Грех жаловаться. Хотя, конечно, люди, как и везде, стонут от дорогих коммунальных платежей. Но это при том, что там средняя месячная зарплата где-то 1500 евро. К тому же, все живут в кредит, хотя сразу же приобретают квартиры, машины. То есть не копят, как наши родители, да ещё не будучи уверенными, что накоплений хватит на существенную покупку, а живут полноценной жизнью. Так что всё нормально!

— А как там дела со спортом?

— Возможностей заниматься — масса. Скажу лишь, что абонемент на ребёнка стоит 250 евро в год. В эту сумму входит страховка, инвентарь, форма и т. д.

— Ты, наверняка, интересуешься, как играет твоя бывшая команда, уже поменявшая несколько названий. Сейчас клуб плетётся в хвосте турнирной таблицы. Давненько болельщики не видели новых орловских «звёздочек». Соперники всё больше из маленьких районных городков и деревень. Зато зарплата у игроков такого уровня несравнима с твоей в начале карьеры. По 80 тысяч в месяц! Вот как всё поменялось. Ни игры, ни результата, зато в материальном плане — всё в порядке. Как ты к этому относишься?

— Я думаю, что футбол — прежде всего для зрителей. А они требуют красивой и результативной игры. Нынешнее поколение болельщиков наверняка плохо знает историю, ему не с чем сравнивать. Да и пропаганда находится на низком уровне, хотя возможностей сегодня гораздо больше, чем в наше время. Вообще, для того, чтобы был спортивный бум, нужны фанатичные тренеры и спортивные функционеры, а также мощный пиар, чтобы прославлять тех, кто добивается успеха, тем самым показывая остальным, что спорт не только закаляет характер, но и позволяет не затеряться в жизни, сделать свою судьбу более гармоничной и счастливой.

— Валерий, не могу пройти мимо предстоящего чемпионата мира по футболу. Сборная России выступит в одной группе с бельгийцами. Что из себя представляет наш соперник?

— Сборная Бельгии — сильный конкурент. Но это команда настроения. Может всех «порвать», а может и провалить игру. Очень много «звёзд», но это не всегда плюс. Всё-таки футбол — командная игра.

У бельгийцев, я считаю, слабое место — защита. Зато два классных вратаря. В атаке дела получше, но тут уже будет многое зависеть от наших защитников-разрушителей.

Нельзя сбрасывать со счетов и корейцев, они могут преподнести сюрприз. А в целом мы ждём, что из группы выйдут Россия и Бельгия.

К слову, мы уже запланировали вместе с бельгийскими друзьями смотреть матч в одном из кафе. Будет доброжелательная и объективная обстановка. Этим, возможно, и отличаются западные болельщики от наших фанатов, которым важен не сам футбол, а выплеск собственных негативных эмоций.

Впрочем, это отдельная тема. А пока я пожелаю нашим футболистам не ударить в грязь лицом. И хочется верить, что и в Орле эта замечательная игра получит новый импульс. Найдутся новые Амилехины, способные отыскать талантливых ребят. Найдутся прозорливые спортивные функционеры, мечтающие не только заработать на спорте, но и возродить спортивный патриотизм, без которого не воспитать будущих чемпионов.

Максим МАЙСКИЙ.

Лента новостей

самые читаемые за месяц