«Неинтересные» проблемы наркомании

Проблема наркомании сегодня хотя и обсуждается в прессе, и объявляется одной из наиболее серьезных угроз современного мира, но остается для общества по-прежнему чем-то, что происходит где-то (а не здесь) и с другими людьми (а не с нами). Столбцы цифр, которыми располагает статистика — сколь бы неутешительны они ни были, — это всего лишь столбцы цифр, и в целом навевают скуку. Кстати, в 2008 году на учете в Орловском наркологическом диспансере состоит 775 наркоманов.

Много это или мало? Если исходить из этой цифры, то на каждые 100 тысяч жителей области приходится 94 наркомана. Большая их часть живет, естественно, в Орле.

Покой нам только снится

Но опять же вопрос: много ли это? Если сравнивать с общероссийским показателем — 245 человек на каждые 100 тысяч или с показателем по Центральному федеральному округу — 150 наркозависимых на сто тысяч жителей, то цифра вроде бы и небольшая. А если вспомнить о том, что на учете в наркодиспансере состоят далеко не все наркоманы, что количество так называемых латентных наркоманов всегда больше в разы официально зарегистрированного их числа, то радоваться особо нечему.

Простой пример: обычная девятиэтажка в Северном или Заводском районе Орла. На каждом этаже по четыре квартиры. Пять подъездов. В каждой квартире живет в среднем 3—4 человека. Итого: в доме может быть около 750 жильцов. На каждые 10 таких домов, если исходить из статистики, приходится по 7—8 наркоманов. Но любому жителю этих районов известно, что, в общем-то, наркоманов на самом деле больше. Известно это и сотрудникам наркоконтроля. И они отмечают рост не только количества преступлений, связанных с производством и распространением наркотиков, но и то, что все чаще в этих делах фигурируют подростки. В этом году (а он еще не закончился) наркопреступления уже совершили 14 несовершеннолетних — это почти в три раза больше, чем в прошлом году.

Насколько ситуация далека от стабильности, видно из социологических опросов, которые проводились среди молодежи. 14 процентов молодых (16—20 лет) орловчан пробовали наркотики. Почти половина респондентов бывала в компаниях, где наркотики употреблялись. 10 процентов не имеют внутреннего запрета на прием наркотиков — то есть, если представится возможность, эти ребята попробуют «словить кайф». А дальше — куда кривая вывезет.

Для стран, столкнувшихся с наркоманией раньше нашего, давно уже не секрет, что единственное незаменимое звено в наркобизнесе — обычный уличный наркоман — потребитель, обеспечивающий спрос. Именно поэтому на Западе так много внимания и средств уделяется профилактике наркомании. Ибо гораздо эффективнее не дать полку наркозависимых прирастать новыми «бойцами», чем потом решать проблемы, которые влечет за собой всплеск наркомании. А проблемы эти весьма серьезные — начиная от роста преступности и заканчивая ростом числа ВИЧ-инфицированных.

Насколько наркобизнес способствует распространению «чумы двадцатого века», можно представить, вспомнив ситуацию, сложившуюся несколько лет назад во Мценске. Тогда ВИЧ-инфицированная наркодилерша использовала в процессе приготовления ацетиллированного опия (самый популярный наркотик игловых наркоманов на Орловщине) свою кровь. В результате все ее покупатели оказались заражены. Многих из них сейчас уже нет в живых.

Проблема, принимать наркотик или не принимать, решается только в голове каждого отдельно взятого человека. Отсюда становится понятно, что удерживать наркоситуацию в более или менее приемлемых для общества рамках способна лишь грамотная профилактика. Потому что только профилактика направлена на саму причину наркомании, тогда как мероприятия по искоренению наркопреступлений — уже на ее последствия. И как бы эффективно ни работали оперслужба и следственный отдел, до тех пор пока есть спрос, будет и предложение.

Не проходите мимо

Но если на Западе профилактикой наркомании занимаются практически все общественные и политические силы (причем роль общественных организаций в этом деле такова, что они могут влиять на государственную политику), то у нас пока все обстоит совсем иначе. Основную профилактическую работу проводят региональные управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (УФСКН) совместно с наркологическими диспансерами, и лишь иногда к их делу присоединяются общественность и местная власть. Одна из «первых ласточек» в Орле — общественное движение «Родители за детей», создающееся при активной поддержке Наркоконтроля.

«Название движения говорит само за себя, — поясняет начальник отдела межведомственного взаимодействия в сфере профилактики УФСКН по Орловской области Александр Ставцев, — и цель мы ставим достаточно широкую — профилактика не только наркомании, но и любых зависимостей, мешающих детям нормально развиваться. Совместные с этим движением профилактические мероприятия показали, что такая инициатива находит отклик у родителей, многие уже вступили в это движение».

Очень часто в повседневной жизни мы сталкиваемся с ситуациями, которых при более внимательном и неравнодушном подходе к окружающему миру можно было бы избежать. Заходим в подъезд вечером — на площадке тянет «плановым» дымком. Пожимаем плечами и идем к себе. Через некоторое время, гуляя с ребенком, обнаруживаем в детской песочнице шприц. Выбрасываем эту мерзость в мусорку. Незнакомые ребята выходят из лифта — мало ли кто ходит к соседям? Проходит время, и, вернувшись с работы пораньше, вдруг чувствуем, что в квартире явственно пахнет ацетоном. Что бы это значило?

К сожалению, большинство граждан звонят в наркополицию только тогда, когда происходящее в соседской квартире действительно начинает мешать жить. Задача же движения «Родители за детей» в том, чтобы в каждом районе города и области найти людей, которые не оставят без внимания ни дымок от раскуренного в подъезде «косячка», ни шприцы на лестничной клетке. Но в гораздо большей степени — в том, чтобы объединить родителей, которые готовы так или иначе заниматься с детьми и подростками: устраивать их досуг, развивать позитивные увлечения, давать информацию о том, где можно получить те или иные полезные знания, психологическую помощь, показывать преимущества активной жизненной позиции и здорового образа жизни. Естественно, активисты движения рассчитывают на содействие властей, поскольку без административного ресурса даже самые благие начинания подчас испытывают серьезные трудности в реализации.

Взаимопонимания не нашли

Однако, несмотря на то что такие инициативы появляются, большинству проблема наркомании и ее угрозы обществу остается положительно неинтересной. К великому сожалению, и бизнес-сообщество, претендующее на звание «продвинутого», в этом плане недалеко ушло от обывателей.

«Нам часто приходится сталкиваться с непониманием деловыми кругами области социально значимых для общества проблем, — говорит Александр Ставцев. — Конечно, средства, вложенные в пропаганду здорового образа жизни сегодня, дадут результат не через год и не через два, а через 10—15 лет, когда вырастет здоровое поколение, и это долгий срок. Но это не значит, что бизнес должен забыть о своей социальной ответственности. Тем более что иногда нам необходимо не столько финансирование, сколько информационная поддержка. Такая, как, например, распространение информации о телефоне доверия Наркоконтроля, чтобы люди знали, куда звонить в ситуациях, где замешаны наркотики. У нашего управления есть положительный пример взаимодействия в этом ключе: городской «Росэнергоресурс» помог нам, начав печатать на своих квитанциях телефон доверия Наркоконтроля и наркодиспансера. Но есть и отрицательные примеры: буквально в начале лета, в ходе всероссийской акции ФСКН «Сообщи, где торгуют смертью!», мы обратились в сотовые компании с предложением разослать их абонентам сообщения с номером нашего телефона доверия, чтобы наибольшее число орловчан получило эту информацию. Наше предложение было расценено как социальная реклама, которая нарушает закон «О связи» и может быть негативно воспринята абонентами. На этом наше взаимодействие закончилось. А между тем в Омске нашим коллегам из Наркоконтроля удалось найти взаимопонимание с мобильными операторами региона и подобная акция была проведена».

Такие дела. Орловские сотовики в данной ситуации ни в коем случае не нарушили букву закона. Не приходится сомневаться, что большая часть абонентов операторов мобильной связи к наркоманам и наркобизнесу не имеет отношения. Но в то же время сотовые телефоны есть и у наркоманов. Есть-есть! И у их родственников, и у друзей, и у их многочисленных знакомых. Есть также мобильники и у людей, живущих в одном подъезде с теми, кто держит наркопритон, и у тех, кому просто не безразлично то, что происходит вокруг. И эти люди вряд ли сочли бы сообщение о телефоне доверия Наркоконтроля нарушением личного пространства и абсолютно ненужной информацией. Даже если этих людей среди абонентов меньшинство. Но в демократическом государстве, благами которого пользуется сегодня крупный бизнес, меньшинство тоже имеет право голоса. Только сомнительно, что перед тем как отказать в информационной поддержке Наркоконтролю, сотовые операторы провели в Орле опрос своих абонентов о том, хотят ли они получить подобное сообщение или нет. А если бы провели, то результат был бы не так однозначен, как ответ топ-менеджеров компаний мобильной связи.

Надежда Лиходзиевская.

самые читаемые за месяц