«Текущий ремонт» в особо крупных размерах

Сдавая новый дом в эксплуатацию, организация-застройщик передает его, как правило, своей же эксплуатационно-управляющей компании. Таких примеров в Орле множество. «Развитие» вручает многоквартирные дома фирме «Эксплуатация жилья», ФСК «Чайка» — фирме «Тотал» и т. д. Первая причина такой «заботы» — это стремление застройщиков отгородиться от «счастливых новоселов» некой прокладкой, которая будет «впитывать» их жалобы на строительные недоделки. Ведь известно, что действующий закон о долевом строительстве предусматривает пятилетний гарантийный срок. И даже те дома, которые не подпадают под действие этого закона (он вступил в силу в 2005 году), все равно имеют пятилетний срок претензий по строительным недостаткам — на основе статей ГК РФ о строительном подряде. Застройщики наверняка боятся, что если сегодня они отдадут дома на обслуживание существующим ЖЭУ, то завтра новоявленные собственники жилья забросают застройщиков исками в суд.

Однако недавно выяснилось, что есть и еще один материальный интерес в такой «интимной» передаче жилых зданий. Еще в 2006 году я обратил внимание, что в Москве и Санкт-Петербурге в платежных квитанциях значатся две примерно одинаковые суммы, а именно: «платеж за текущий ремонт общего имущества дома» и «платеж за техническое обслуживание» этого имущества. У нас в Орле в то время существовал единый тариф, который назывался: оплата за текущий ремонт и техническое состояние общего имущества дома. Я заинтересовался, почему в Орле не производится разделение по суммам этих двух достаточно разных категорий. Сейчас стало ясно, что это делалось с вполне определенной целью — запутать и дезинформировать жителей. Данная «жилищная политика» продолжается и поныне.

Для чего в Москве и С.-Петербурге указанный тариф делится на две части? Для того, чтобы показать жителям домов, что текущий ремонт и техническое обслуживание — это различные виды работ. И если техническое обслуживание дома нужно проводить с момента передачи его в эксплуатацию, то текущий ремонт можно не проводить вообще, по крайней мере — в течение первых пяти лет после сдачи дома.

За разъяснениями я обращался к экономистам МУП ЖРЭП(з) и в городское управление тарифной политики жилищно-коммунального комплекса. В МУП ЖРЭП мне представили расшифровку тарифа и даже назвали точную цифру — на текущий ремонт приходится 25,1% от общей суммы тарифа.

Не менее интересные ответы я услышал и от начальника управления А. С. Тиунова. Он сообщил, что «текущий ремонт» — это ремонт конструктивных элементов дома, начинающийся с известной «усталости материалов». И эта «усталость» проявляется, как правило, после пяти лет эксплуатации. Если же какие-то элементы здания повреждаются в течение первых пяти лет (в основном — по вине жильцов), то они исправляются по строке «аварийно-заявочный ремонт». Таким образом, и в мэрии прекрасно понимают, что в первые пять лет эксплуатации «текущий ремонт» не нужен. Но тем не менее вносят его в общегородские тарифы. Я спросил А. С. Тиунова по этому поводу: «Почему мэрия, утверждая каждый год расценки на коммунальные услуги, не делает оговорку для домов младше пяти лет?». Ответ прозвучал в том смысле, что это «само собой разумеется».

Таким образом, с 2005 года жители новостроек платят эксплуатационным и управляющим компаниям те самые 25,1% просто так, за здорово живешь. И должностная халатность некоторых сотрудников мэрии породила фактически хищение у населения денежных средств в особо крупных размерах.

Очень показательно, что меня в этом вопросе поддержало Управление Роспотребнадзора по Орловской области, руководитель которого подписал официальный ответ на мое обращение. Данная поддержка позволила мне подать иск в суд. Однако мировой судья Железнодорожного района г. Орла Л. И. Сафронова оставила иск без удовлетворения, попутно допустив процессуальные нарушения.

После моего обращения в апелляционную инстанцию дело попало к судье Г. Б. Носкову, который пошел еще дальше. Он мог бы, хотя бы для видимой объективности, запросить один очень важный документ в МУП ЖРЭП(з) и предоставить мне возможность выступить в прениях. Но вместо этого судья воспользовался молодостью и неопытностью нового сотрудника Роспотребнадзора, пришедшего на суд. Под взглядом судьи сотрудник отказался поддерживать мой иск, и исход дела был предрешен.

Вот так наши судьи стоят на страже закона и прав граждан.

Алексей Чернов.

В связи с вышеизложенными обстоятельствами и актуальностью проблемы для населения г. Орла редакция просит считать данную публикацию официальным обращением в Управление Роспотребнадзора по Орловской области, в прокуратуру Орловской области, а также в Министерство регионального развития РФ.

самые читаемые за месяц