Конец «Бесов»

«Красная строка» продолжает цикл публикаций, посвященных предстоящему 90-летию Управления ФСБ по Орловской области. Сегодняшняя статья подготовлена по материалам книги «На страже государственной безопасности. Органы ВЧК — КГБ — ФСБ на Орловщине», изданной в декабре 2007 года.

10 октября 2002 года в УВД Орловской области обратился житель Орла Иванов с заявлением о похищении дочери, учащейся средней школы. За ее освобождение неизвестный по мобильному телефону жертвы потребовал 100 тысяч долларов США, подчеркнув, что девушка находится за пределами области и дальнейшее ее благополучие будет зависеть «от правильных действий» отца. Его голос был изменен, возможно, с использованием механического или электронного модулятора. Особо оговаривалось поведение отца, которому запрещалось отклоняться от инструкций и обращаться в правоохранительные органы под угрозой смерти заложницы.

По факту похищения прокуратура Орловской области возбудила уголовное дело по ч. 2 ст. 126 УК РФ. Был создан штаб, в состав которого вошли сотрудники отдела экономической безопасности Управления ФСБ по Орловской области, а также представители УВД.

В ходе проведения опе­ра­тив­но-розыскных мероприятий и следственных действий отрабатывались три версии:

1. Преступление совершили члены этнической преступной группы, которые перевезли жертву в другой регион страны.

2. Преступление совершил кто-то из близких знакомых, хорошо знавших семью и похищенную.

3. Похищение инсценировано самой «потерпевшей» вместе с кем-то из ее близких знакомых.

В интересах получения объективной информации о процессе переговоров, создания условий для успешного проведения операции, с согласия заявителя и последующей санкции суда, мобильные и домашний телефоны членов семьи были поставлены на технический контроль.

На розыск девушки ориентировали особо доверенных источников, имеющих возможности получать информацию в криминальной среде и в этнических землячествах. Проверялось и окружение похищенной.

Оперативно-розыскные мероприятия проводились в условиях строгой конспирации четко ограниченным кругом исполнителей, так как предполагалось, что утечка информации о принимаемых правоохранительными органами мерах могла спровоцировать вымогателей отказаться от выкупа и осуществить в отношении заложницы насильственные действия, несущие угрозу для жизни.

В результате первичных оперативных мероприятий и следственных действий было установлено, что родители похищенной длительное время занимались бизнесом, ранее в поле зрения УВД и УФСБ не попадали.

Каких-либо угроз в адрес членов семьи ранее не поступало. Девушка вела свободный образ жизни, регулярно посещала бары, кафе, дискотеки, имела много знакомых, в том числе в других городах России. Похищение произошло в центральной части города, в светлое время суток, когда она возвращалась после занятий из школы. При ней был сотовый телефон. Очевидцев и конкретное место происшествия установить не удалось, что свидетельствовало в пользу версии о возможной причастности к преступлению знакомых разыскиваемой.

11 октября 2002 года на домашний телефон Ивановых поступил очередной звонок от похитителя с подтверждением ранее высказанных требований. Он сообщил, что девушка находится под присмотром, состояние ее здоровья удовлетворительное, и дал прослушать по телефону аудиозапись ее обращения: заложница просила отца выполнить требования похитителей. Удалось установить, что звонили с сотового телефона похищенной.

На основании аудиозаписи голоса вымогателя был составлен его психологический портрет, а также установлены примерные физические данные, что учитывалось при организации розыска.

К концу третьих суток, несмотря на предпринятые штабом меры, выявить лиц, имеющих отношение к похищению девушки, не удалось. Дальнейшие мероприятия решили проводить по двум направлениям: использовать технические возможности оператора связи для выхода на похитителей и одновременно готовить операцию по передаче денег вымогателям и освобождению девушки.

К реализации запланированных мероприятий привлекались силы и средства различных подразделений МВД и ФСБ. Для оказания помощи штабу прибыла группа сотрудников УБОП ЦФО.

С помощью технических возможностей правоохранительных органов было установлено, что звонивший вымогатель находится в г. Орле.

Отцу девушки рекомендовали уговорить похитителей перенести срок передачи выкупа под предлогом невозможности в короткий срок собрать требуемую сумму и необходимости предоставления ему доказательств того, что его дочь жива. Вымогатель согласился с высказанными аргументами и назначил день передачи денег на 16 октября.

14 октября удалось выяснить, что сим-карта телефона, зарегистрированного на заложницу, использовалась вымогателем для ведения переговоров с другого сотового аппарата, владельцем которого являлся орловец Рогачев, проживавший по соседству с семьей Ивановых. С момента похищения он регулярно контактировал с безработным Сотниковым, проживавшим также в непосредственной близости от дома потерпевшей. Их объединяли склонность к авантюрам, хорошее владение персональными ЭВМ, а также связь с криминальным авторитетом «Бесом». Не исключалось и наличие у двух «приятелей» огнестрельного оружия.

Все установленные лица и их связи были взяты под контроль.

15 октября наружное наблюдение за Рогачевым зафиксировало его неоднократные встречи и переговоры с Сотниковым в своей машине. Контроль домашнего телефона Рогачева подтверждал сходство интонации его голоса и стиля разговора с голосом вымогателя.

Было также зафиксировано использование Рогачевым мобильного телефона во время передвижения по городу. Согласно полученным данным, в указанное время вымогатель вел с Ивановым очередные переговоры по процедуре передачи денег.

16 октября Рогачев оторвался от наружного наблюдения, чем еще раз подтвердил свою причастность к похищению. Одновременно его действия свидетельствовали о вступлении операции в активную фазу. Будучи уверенным, что принял все меры к своей безопасности, он мог направиться непосредственно к месту содержания заложницы.

Передавая очередные указания Иванову, Рогачев приказал ему направляться в район железнодорожного вокзала с деньгами и ждать дальнейших инструкций, а сам во время звонка находился около здания УВД области, отслеживая действия сотрудников милиции.

Уверенный в отсутствии контроля, Рогачев привел оперативников к дачному домику на окраине Орла, который взяли под наблюдение с использованием специальных средств. Через определенное время он вышел и, доехав до центра города, связался с Ивановым, чтобы дать ему указание купить билет в Москву, где якобы будет совершен обмен. Поскольку не было уверенности, что девушка находится на даче, решили продолжить игру, и отец отправился покупать билет на указанный поезд. В здании вокзала его страховала специальная группа.

Разведка дачного помещения подтвердила нахождение в нем похищенной.

Штаб принял решение прибегнуть к силовому варианту ее освобождения. Охранявший девушку соучастник преступления (житель Орла, студент Аграрного университета Якушин) не оказал сопротивления и вскоре дал признательные показания. Одновременно осуществили задержание и неотложные следственные действия в отношении Рогачева и Сотникова.

На первом допросе они рассказали, что весь план похищения разработал Сотников, который, лично зная девушку, пригласил ее в автомобиль, где, угрожая пистолетом, объявил, что она похищена и должна выполнять все их требования. Девушку связали и доставили на дачу одного из знакомых, где она находилась под охраной Якушина. Рогачев играл роль переговорщика с отцом похищенной.

Раскрытие преступления имело широкий резонанс в различных социальных слоях города, в том числе в криминальной среде, и стабилизирующе повлияло на оперативную обстановку.

самые читаемые за месяц