Тот, кому надо, знает и видит

Больной туберкулезом инвалид Владимир наотрез отказывался от стационарного и санаторного лечения. Оправдывался тем, что на своем «рабочем месте» (а он собирал милостыню у подвесного моста через Орлик) находится целый день на свежем воздухе, собирает по 200—300 рублей. Этого хватает на питание и на все остальное.

— Тебе же нужно комплексное лечение, уход, наконец, крыша над головой, — говорили ему медсестры.

— Люди добрые помогут, — стоял на своем инвалид.

Конечно, сердца у нас отзывчивые. Но нашлись и те, кто использовал несчастье человека в своих целях. Вовремя подсуетились цыгане: доставляли инвалида на ночлег, а взамен забирали выручку. И лишь настойчивость медиков сломила упрямца.

Заведующий поликлиникой областного противотуберкулезного диспансера Фридрих Леонидович Рутгайзер уверен, что делает благое дело, ставя на ноги недужных. В гуманизме своей профессии не сомневаются и его коллеги. Сотни, тысячи жителей нашей области благодаря его стараниям выздоровели, обрели вторую, полноценную жизнь. Врачи, медсестры диспансера постоянно на «боевом посту». Два года назад по инициативе заведующего диспансером Бориса Яковлевича Казенных при поликлинике открыли «стационар на дому», руководить которым поручили опытному специалисту Ф. Л. Рутгайзеру. В его состав вошли врач Л. В. Евстюгина, медсестры И. И. Савельева, Е. Н. Кузьминых, подключили на помощь врача Л. В. Гасанову, медсестер Л. В. Збинякову, Г. А. Кострыкину и других. В задачу этой мобильной бригады входило лечение на дому престарелых, инвалидов, людей без определенного места жительства. С этой благородной миссией медики прекрасно справляются.

Но на этом закончатся ли для человека, волей судьбы сделавшегося нищим, душевные и физические муки? Медики, несомненно, доведут начатое до конца. А после выписки куда деваться тому же инвалиду без документов, которые утерял, без коляски, без пенсии, без жилья? Опять на пост — просить милостыню? Кому будет нужен этот человек? Рутгайзеру, медсестрам? Но они сделали все, что могли, остальное не в их силах. Зато в силах тех же «гадальщиков», зорко подстерегающих бездомных. Слышал я об одном пенсионере, слабом на спиртное, который попал к ним «в гости» и лишь чудом не лишился однокомнатной квартиры.

Не хотелось бы погружаться в этот «другой мир», но он перед нами, и от него никуда не деться. Однако участие в его обустройстве не всегда принимают общество, люди, имеющие на то средства и полномочия.

Одно время на железнодорожном вокзале в ненастье ночевали люди без определенного места жительства, «бомжи». Днем находили себе заделье, к вечеру приходили в тепло, ведь пойти обогреться было некуда. Милиция терпела спокойных бездомных, выдворяла лишь буянов. Но ввели более жесткие порядки, и бездомный люд перебрался на теплотрассы. С болью в сердце смотрели прохожие на укрывшихся тряпьем от непогоды людей.

Что оставалось делать? Сами, мол, виноваты в своей собачьей жизни. Мало ли вас по Орлу шатается! Но не все так думали. Приметил женщину, которая раз в день приносила на теплотрассу покушать людям, нашедшим столь ненадежный приют. Да, женщина оказалась верующей, зовут Анна, больше ничего не сказала о себе.

— Тот, кому надо, видит и знает, а мне лишней славы не нужно, — только и сказала.

Вспомнилась тут заметка в газете, где рассказывалось о том, как в Москве возле одного из вокзалов в передвижной амбулатории оказывалась первая помощь бездомным. Тут же работал пункт раздачи пищи. Тех, кому требовалось лечение, увозили в больницу.

Наш город по возможностям далек от столицы. Тем, кто потерял в силу каких-либо обстоятельств жилье, документы, трудно определиться в нашей и без того непростой жизни. Но и бросать таких людей нельзя. Наши доморощенные олигархи, а их в Орле и области достаточно, иной раз проявят себя, сделав взнос на постройку храма либо «увековечившись» путем отлитой монограммы на отремонтированном мосту. И при этом подспудно знают, внося деньги, к примеру, на ремонт церкви, что занимаются прежде всего самовосхвалением, а не воздают должное Господу. Намного богаче нравственно та скромная женщина, что носит на теплотрассу термос с горячим супом. Хватает у богатеев денег на увеселительные мероприятия, но скинуться на организацию простейшего приюта и столовой для обездоленных у них не хватает духу. А вот известный всей стране певец Иосиф Кобзон помогает материально детскому дому в Тульской области. И делает это без особого афиширования.

И нашим спонсорам есть во что вложить лишние деньги. В той же поликлинике облтубдиспансера нет компьютеров, а ведь они здесь крайне необходимы. Взять и простую житейскую мелочь — чай больным стационара подается несладким. Почему бы и здесь не помочь?

Мы забываем порой, что раньше меценаты не только помогали искусству, открывали картинные галереи. Они в то же время строили в заводских поселках больницы и школы, жилье для рабочих. Делали благо отнюдь не для самовосхваления и рекламы, как сейчас. Делали это потому, что, как та Анна, знали: кому надо, тот оценит их земные дела по достоинству.

У нас земные дела по оказанию помощи нуждающимся вершат различные социальные службы. Увы, отдача от них еще не на должном уровне. Пригрело солнце, и вновь закопошились в «мусорках» люди. От хорошей ли жизни?

…Лето, тепло, а у больного бездомного Владимира, о котором рассказывал вначале, слезы на глазах: хочется на улицу, да нет коляски… Кто поможет сотням подобных? Кто вспомнит о великом смысле слов нашей Конституции: «Человек — это главная ценность»?

В. Михайлов.

самые читаемые за месяц